27 мая, пятница  |  Последнее обновление — 07:12  |  vz.ru

Главная тема


"Северный поток – 2" поможет России существенно сэкономить

«договориться будет сложнее»


Госдеп высказался об идее провести референдум о вхождении Южной Осетии в состав России

политическая риторика


Порошенко снова назвал республики Новороссии «Мордором»

«это наше спасение!»


В греческом Афоне возник ажиотаж в связи с приездом Путина

«Вызывает недоумение»


МИД удивлен: Нидерланды не считают Россию частью Европы

фальшивая медкомиссия


В украинскую армию в массовом порядке призывают больных туберкулезом и ВИЧ

«соображения гуманности»


В Кремле оценили слова Порошенко о намерении вернуть Крым и Донбасс вслед за Савченко

«не выдерживает нагрузок»


Киев заявил о проблемах на украинских АЭС из-за отключения Крыма

социальная поддержка


Разница между крымским и украинским пенсионером разительна

«Это просто гениально»


Константин Рыков: Посмотрев на поведение Савченко в аэропорту, я понял замысел Путина

Вопрос дня


Как повлияет освобождение Савченко на политический хаос на Украине?

В Минске Порошенко упустил шанс признать реальность

Когда встреча началась вечером в среду, никто не мог предположить, что она продлится 16 часов   12 февраля 2015, 17:15
Фото: Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Главное, что показал переговорный марафон в Минске, – Киев по-прежнему не готов к прямым контактам с Донецком. А без этого гарантировать устойчивое перемирие невозможно, не говоря уже об урегулировании украинского кризиса в целом. Отказываясь от прямых переговоров и признания реальности существования гражданской войны, Порошенко гробит не только себя, но и Украину.

Согласованные 13 пунктов из нового «комплекса мер по выполнению» сентябрьских минских соглашений можно трактовать как душе угодно – вплоть до капитуляции Новороссии (ведь там так много пунктов о выборах и особом статусе), что и будут делать отечественные «всепропальщики». Но проблема в том, что есть бумага, а есть реальность, про которую напомнил Владимир Путин в самом начале своего заявления после окончания переговоров:

«Без признания обеих сторон конфликта равными друг другу и начала переговоров между ними Украина обречена на углубление хаоса и возобновление войны»

«Почему так долго шли согласования. Я думаю, это связано с тем, что, к сожалению, киевские власти до сих пор отказываются от прямых контактов с представителями Донецкой и Луганской народных республик. Даже несмотря на то, что они непризнанные, надо исходить из реалий жизни, и если все хотят договориться на долгосрочной основе выстроить отношения, то нужно пойти на прямые контакты».

Это – ключевая фраза всего минского саммита. В минский дворец независимости специально приехали Захарченко и Плотницкий – они не только подписали абсолютно невыгодный для них с пропагандистской точки зрения документ, но и готовы были встретиться с Порошенко. Такая встреча стала бы действительным прорывом в поисках мира на Украине, но, увы, пойти на нее Порошенко не смог. Киев – а по сути США – не хотят идти на прямые переговоры с Донецком.

Почему США не подталкивают его к этим переговорам, понятно – им нужно, чтобы гражданская война на Украине выглядела как «война с терроризмом», а не внутренний конфликт. Благодаря этому Вашингтон рассчитывает, во-первых, контролировать киевское правительство, а во-вторых, вести войну столько, сколько там посчитают нужным, исходя из планов по сдерживанию России. Понятно и то, что Порошенко боится киевского политического класса – за встречу с Захарченко и Плотницким его объявили бы предателем и попытались бы свергнуть. Но проблема в том, что, отказываясь от прямых переговоров и признания реальности, Порошенко гробит не только себя, но и Украину. Точнее то, что от нее осталось. Без признания обеих сторон конфликта равными друг другу и начала переговоров между ними страна обречена на углубление хаоса и возобновление войны.

На ваш взгляд

 
Как вы оцениваете итоги минских переговоров «нормандской четверки»?



Обсуждение: 204 комментария

Для того чтобы понять это, не нужен был даже тот кровавый год, прошедший с момента свержения Януковича – все было ясно уже прошлой весной, в самом начале распада Украины, после бегства Крыма. Киев и Донецк не доверяют друг другу, причем это активное недоверие, которые стимулирует каждую сторону стремиться к уничтожению противника. Снять, а точнее хотя бы ослабить это недоверие, возможно только прямыми переговорами – не через посредников, а глаза в глаза. Никаким иным мирным способом решить украинскую проблему невозможно. Без этого любые договоренности останутся на бумаге.

Что было согласовано в 13 минских пунктах? Прекращение огня с полуночи в ночь с субботы на воскресенье. Почему не сразу? А все по той же причине – из-за нежелания Порошенко признавать реальность. В его реальности, например, нет никакого Дебальцевского котла. И получается, что в оставшиеся двое суток Киев может попытаться нарастить усилия по вызволению заблокированных частей, поставив тем самым под удар само соглашение о перемирии. Вместо того чтобы сложить оружие и уйти из котла, то есть сделать то единственное, что способно сохранить жизни украинских военных и что все равно придется сделать.

территория СССР

Украина отбивается от собственных граждан, желающих покинуть российские тюрьмы
На создание военного флота у Украины попросту нет денег
Разница между крымским и украинским пенсионером разительна
Среднеазиатские режимы гораздо устойчивее, чем кажутся
Атака украинцев на Горбачева вызвана национальными комплексами

Но Порошенко не может признать, что эвакуация из дебальцевского окружения неизбежна, потому что боится реакции в Киеве. То, что при этом он рискует гибелью сотен, а то и тысяч людей, которая станет не только страшной трагедией, но и приведет к еще большему возмущению его политикой на Украине, не является для него вразумляющим аргументом. Остается надеяться, что Новороссия не будет устраивать побоище и позволит выйти из окружения сдавшим оружие частям. И тогда уже можно будет говорить о наступлении перемирия. Как оно должно протекать и чем оно гарантируется в новых минских протоколах?

Контролем ОБСЕ – но это уже было после сентябрьских соглашений и не сработало.

Отвод в течение двух недель тяжелых вооружений – даже не нужно объяснять, почему его не будет.

Немедленное начало «диалога о модальности» будущих выборов на территории Новороссии в соответствии с украинским законодательством об особом статусе подконтрольных повстанцам территорий, при том, что в течение месяца Рада примет постановление, в котором укажет границы этих территорий, то есть, по сути, признает утрату Киевом контроля над ДНР и ЛНР. Это не прямые переговоры Киева и Донецка, это снова заседания минской контактной группы, в ходе которых две конфликтующие стороны ни о чем не договорятся. Не говоря уже о том, что само принятие Радой подобного документа очень маловероятно – Порошенко обвинят в сдаче Донбасса.

И уж совсем невероятно принятие Киевом закона об амнистии для всех участвовавших в конфликте.

Сработает разве что пункт об обмене военнопленными, но вот пункты о достижении соглашения «о полном восстановлении социально-экономических связей», включая социальные переводы, такие как выплата пенсий, работа банковской системы, налогообложения и прочее, невыполнимы без минимального взаимного доверия, которое сейчас напрочь отсутствует, а, главное, без уверенности в том, что боевые действия не возобновятся в любую минуту.

А по ключевому для Киева пункту – восстановлению контроля за границей с Россией со стороны Новороссии – вообще сказано «просто и понятно»: этот процесс должен начаться после проведения местных выборов в Новороссии и закончиться «после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11». В этом пункте идет речь о том, что на Украине «должна быть проведена конституционная реформа со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию, а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей».

То есть после выборов – которых не будет – и после реформы, на которую никто в Киеве не пойдет.

Так зачем же лидеры четырех стран провели шестнадцатичасовые переговоры в Минске? Для того, чтобы наступило перемирие – вот единственный реальный результат встречи. Сколько именно оно продержится, сказать сложно, но, скорее всего, два-три месяца относительной тишины гарантированы. Возможно, на какое-то время даже прекратятся обстрелы Донецка и Луганска. При этом обе стороны будут готовиться к возобновлению боевых действий, потому что не устранена сама причина украинской гражданской войны: США и киевская власть не отказались от намерения атлантизировать Украину.

Для Меркель и Олланда было важно достичь перемирия, потому что только таким способом, по их мнению, можно было предотвратить эскалацию конфликта – начало поставок американского оружия и ответную реакцию России. В согласованной президентами декларации о приверженности «идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана на основе полного уважения международного права и принципов ОБСЕ» – что, по идее, должно символизировать намерение европейцев, Украины и России самим решать свои дела – но, увы, при нынешних полуколониальных статусах европейских элит это лишь слова.

Для Порошенко важно было показать, что весь Запад – с Украиной, что даже Россия вынуждена признавать ее территориальную целостность, и подписанные документы вроде бы дают ему такую возможность. Но проблема в том, что Россия весь последний год говорит о желательности для нее сохранения единой Украины – вот только совсем не такой, как это нужно США и нынешней киевской власти. Ведь в минской декларации говорится о том, что все четыре лидера «твердо убеждены в безальтернативности исключительно мирного урегулирования», но как можно серьезно в это верить, если никто в нынешнем Киеве не готов отменить «антитеррористическую операцию»?

Украина, воюющая с частью собственного народа, действующая в интересах США, стремящаяся превратиться в часть антироссийского заградительного вала и атлантический плацдарм, открыто формирующаяся уже не просто как «не-Россия», а как анти-Россия – такая Украина не нужна России. Даже не Российской Федерации – а исторической России, той России, частью которой она являлась, является и будет являться вне зависимости от желания нынешних киевских властей или англосаксонских стратегов. И крах такой Украины не остановить никакими протоколами о добрых намерениях.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............