25 августа, четверг  |  Последнее обновление — 04:52  |  vz.ru

Главная тема


Порошенко понадобились симпатии русского населения

трагедия под смоленском


Появились новые свидетельства, как Россия пыталась предотвратить катастрофу самолета Качиньского

25 лет независимости


Руководство космической отрасли Украины жалуется на катастрофический упадок

новейший истребитель


У F-35 обнаружены новые проблемы

жесткая посадка


Самое большое в мире воздушное судно попало в аварию (видео)

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

«ущерб корпорации и клиентам»


У французской DCNS похитили секреты о подлодке Scorpene

демонстрация силы


Украинская армия страшна только своей численностью

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

«Как украинцы могли быть так наивны?»

Депортированный с Украины британский репортер рассказал о том, почему он продолжает любить эту республику

15 августа 2014, 10:07

Текст: Артур Приймак

Версия для печати

«Через 200 метров я уже стоял на коленях, под дулами автоматов украинских солдат, они говорили, что готовы застрелить меня», – рассказал газете ВЗГЛЯД внештатный корреспондент Russia Today Грэм Филлипс. «Устно» запретив ему въезд на Украину, киевские власти неофициально дали своим силовикам повод убить его при первой же встрече, уверен репортер.

«Представитель правозащитной организации Human Rights Watch вновь назвал Восток Украины «ловушкой для журналистов». За время противостояния в регионе с начала текущего года при исполнении своих служебных обязанностей погибли шестеро репортеров, – сообщил накануне телеканал Russia Today. – Журналистов, работавших в зоне конфликта, похищали, допрашивали с пристрастием и даже подвергали избиениям и пыткам».

Правозащитные организации призывают прекратить репрессии против журналистов на Юго-Востоке Украины, передал телеканал. Комитет по защите журналистов, базирующийся в США, накануне раскритиковал положение дел со свободой прессы на Украине.

В списке репортеров, пострадавших лишь за то, что выполняли свой долг, упоминается и британский журналист, стрингер RT Грэм Филлипс. 22 июля он был захвачен украинскими военными. Его задержали, когда он вместе с местным журналистом по имени Вадим отправился на съемки к донецкому аэропорту. По словам Филлипса, его коллегу избивали, а его самого подвергали многократным допросам. В итоге у него отобрали вещи, машину и деньги и 26 июля депортировали в Польшу, запретив ему въезд на территорию Украины на три года.

Примечательно, что Филлипса украинские власти задерживают уже не в первый раз. В мае он также был задержан Национальной гвардией и передан в руки украинских спецслужб.

О том, хочется ли ему вернуться на Украину после депортации, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал британский журналист, внештатный корреспондент RT Грэм Филлипс.

ВЗГЛЯД: Грэм, помимо эпизода с вашим арестом 22 июля, какие еще были случаи, когда вам или, допустим, вашему оператору пришлось работать в условиях особенно высокого риска?

Грэм Филипс: У меня нет оператора, я сам веду съемку, но есть люди, которые помогают мне. Обычно в определенный момент они решают, что это слишком опасно. Помню, один раз в Краматорске на аэродроме я «тянул» своего водителя Мишу через поле, в сторону украинских солдат. На полпути он сказал мне: «Я люблю тебя, Грэм, но у меня есть жена и ребенок» – и повернул назад. Через 200 метров я уже стоял на коленях, под дулами автоматов украинских солдат, они говорили, что готовы застрелить меня...

Я всегда понимаю людей, когда они принимают решение повернуть назад. Худшее для меня будет нанести вред не себе, а тем, кого я сам подставил в опасной ситуации. Поэтому я стараюсь всегда быть честным, предупреждая их о возможном риске.

ВЗГЛЯД: После депортации вы подали иск против властей в Киеве?

Г. Ф.: Конечно, я не рад этому запрету и хочу вернуться к работе на Украине. Но это был ненастоящий запрет. Мне не дали никаких документов, не поставили никакого штампа в паспорте. Я консультировался у экспертов в Лондоне, они сказали мне, запрет незаконен – Украина нарушила все правила поведения. Британские власти поддерживают мою жалобу. Но как вы можете обжаловать то, что не существует?

С другой стороны, думаю, это ненастоящий запрет. Украинские власти знают, что я хочу вернуться. Они просто хотят дать своим солдатам повод убить меня и не потерять при этом поддержку Великобритании (они сказали бы – «ему же было запрещено в любом случае»). Представьте себе, украинский солдат увидит меня. Либо он узнает меня с первого взгляда, либо узнает меня через поиск в Гугле, ведь почти у каждого солдата есть интернет в телефоне... Так что «запрет» – это просто хороший повод, чтобы убить меня.

ВЗГЛЯД: Вы же могли бы вернуться на территорию ДНР и без ведома украинских властей? То есть через те пограничные блокпосты, которые контролируют ополченцы?

Г. Ф.: Конечно, хочу, но руководство телеканала против. Оно переживает по поводу моей безопасности и пока запретило мне работать на Украине. Думаю, это правильная позиция для респектабельного новостного канала. Сейчас я работаю в Ростове, конечно, много интересного и здесь происходит... Но да, я хочу вернуться.

ВЗГЛЯД: Почему вы вообще переселились на Украину еще до войны?

Г. Ф.: На Украине было спокойно, люди хорошо относились друг к другу, могли чувствовать себя как украинцами, так и русскими, без скандала. Я купил квартиру в Одессе, потому что я любил эту комбинацию украинской и русской культуры... Вот уже четыре месяца я не был дома, и еще мне запрещен въезд в течение трех лет, даже Одесса кажется кошмаром сейчас.

Теперь Украина считает меня врагом – это обидно. Но, может быть, я враг не Украины, а лишь евромайдана? Как могли люди думать, что насильственная революция создаст «лучшую Украину»? Как украинцы могли быть так наивны? Как могли США, ЕС так сильно манипулировать Украиной? Это шокирует меня. Шокируют и украинские солдаты, которые уверовали в пропаганду, в то, что они ведут «борьбу с русскими террористами», и действительно хотят убивать. Год назад мужчины, которые стреляют сейчас друг в друга, могли бы купить друг другу пива.

ВЗГЛЯД: По исследованию сайта Everything PR, вы стали самым влиятельным автором одной из недель мая в «Твиттере», сообщавшим об украинских событиях. Согласно рейтингу цитируемости блогеров компании «Медиалогия» по итогам мая вы стали одним из самых цитируемых блогеров в российских СМИ. Сейчас у вас в «Твиттере» более 15 тыс. подписчиков, едва ли не столько же набрал ваш канал на YouТube. Но часто ли вам угрожают в блогосфере?

Г. Ф.: Некоторые ненавидят меня, некоторые из «троллей» иногда отправляют мне более десятка сообщений в день. Но мне нравится это, я даже не против провоцировать их иногда.

Есть разные ситуации, в которых я использую «Твиттер». Когда «рабочий день», все должно быть ясно, в моем «Твиттере» должны быть только факты. Когда это не рабочий день, я иногда допускаю стеб, шучу. «Твиттер» для меня интерактивный процесс, я ценю обратную связь.

Конечно, существует и серьезная сторона, мне десятки раз угрожали смертью. Тем не менее я благодарен «Твиттеру» – лучше вам знать, если человек вас хочет убить! В то же время я не против фейковых аккаунтов от моего имени, там уже было их четыре или пять. Но если аккаунт говорит, что это точно я, то это совсем другое дело, и я жалуюсь администрации «Твиттера». На смертельные угрозы, оскорбления я не жалуюсь, потому что я верю в свободу слова.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............