25 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 09:17  |  vz.ru

Главная тема


МОК допустил Россию до Олимпиады

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

американские сми


New York Times разыскала китайца, который считает Владивосток территорией КНР

нато против россии


Американские аналитики посоветовали Польше пригрозить Калининграду спецназом

беспорядки на ЧЕ во франции


Глава ВОБ ответил на критику со стороны Мутко

Сопутствующий ущерб


Минобороны разъяснило Пентагону удар ВКС по секретной базе США в Сирии

Вердикт социологов


Названа самая ксенофобская страна Евросоюза

Вопросы дипломатии


В Тбилиси ответили Лаврову о возможности восстановления отношений

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

«Наручники надеваете»

Претензии Лукашенко к Керимову как зеркало российской политики

30 августа 2013, 09:01

Текст: Петр Акопов

Версия для печати

Заявление белорусских властей о готовности возбудить дело против Сулеймана Керимова обнажает еще одну сторону конфликта вокруг Беларуськалия. Российские олигархи, пытавшиеся прибрать к рукам крупнейшую белорусскую госсобственность, а теперь решившие обрушить один из главных источников дохода этой республики, пользуются все меньшей поддержкой в самой России.

Арест гендиректора Уралкалия и председателя наблюдательного совета крупнейшего в мире торговца калием «Белорусской калийной компании» (БКК) Владислава Баумгертнера не стал последним шагом в наступлении президента Белоруссии Александра Лукашенко. Вчера было объявлено о том, что белорусы готовы возбудить дело уже и против владельца Уралкалия Сулеймана Керимова.

Гнев Минска был вызван попыткой российского олигарха обрушить цены на калий и увести у белорусов их клиентов и тем, что, по словам Лукашенко, Белоруссии уже нанесен ущерб в 100 миллионов долларов. Раньше две крупнейшие компании – частная российская «Уралкалий» и государственная белорусская «Беларуськалий» – торговали своей продукцией на мировом рынке совместно – через компанию БКК, на которую в итоге приходилось больше 40 процентов мирового рынка калийных удобрений. Контроль над финансовыми потоками БКК фактически был в руках российской стороны.

Как заявил пресс-секретарь белорусского следственного комитета Павел Траулько, Баумгертнер и узкая группа топ-менеджеров «сосредоточили в своих руках все нити управления сбытом калия и изолировали белорусскую сторону от любой важной информации». Замкнув на себя все финансовые потоки и главных торговых партнеров на ключевых рынках, они «легко, а главное, безнаказанно выстраивали самые разнообразные жульнические финансовые схемы». При этом Траулько заявил, что Баумгертнер с подельниками вели двойную, а точнее тройную игру, «обманывая в корыстных интересах не только белорусскую сторону, но и, как свидетельствуют факты, российских акционеров», и речь идет не об отдельных эпизодах, а целой преступной схеме и тонко продуманной стратегии, рассчитанной на реализацию в течение многих лет.

Но вначале белорусы были довольны – за счет появления такого крупного игрока выросли цены, к тому же они ждали инвестиций от Уралкалия. Но Керимов хотел не вкладывать деньги в Белоруссию, а купить Беларуськалий. Лукашенко не хотел продавать и запрашивал 30 миллиардов – и тогда, если верить белорусскому президенту, его попытались банально купить. Как он сам рассказывал в телеинтервью в прошлом году, в 2011 году к нему приехал в качестве посредника один его друг, российский бизнесмен Михаил (в котором легко угадывался Гуцериев), и предложил сделку:

«Мне предлагали за 15 миллиардов долларов продать Беларуськалий: 10 миллиардов в казну, а 5 – мне, куда скажу. Я сказал своему другу: «Миша, ты знаешь, что происходит с теми, кто приходит с такими предложениями?» Он ответил: «Наручники надеваете».

На ваш взгляд

 
Глава одной из крупнейших российских компаний арестован в Белоруссии. На чьей стороне ваши симпатии в этом конфликте?



Обсуждение: 209 комментариев

Хотя Керимов не получил контроля над Беларуськалием, он все же сохранял контроль над торговлей. Минску это не нравилось, и там решили попробовать торговать не только через БКК. Подталкивало к этому несколько обстоятельств – то, что Уралкалий, вопреки обещаниям, не стал выкупать долю в БКК, и то, что из-за ограничений на экспорт (чтобы поддерживать высокую цену) примерно половина мощностей Беларуськалия простаивала. К тому же в Минске узнали, что россияне и так уже торгуют помимо БКК, и решили сделать то же самое. Несколько месяцев ситуация балансировала, но в прошлом месяце Уралкалий заявил о том, что вообще приостанавливает экспортные продажи через БКК, что тут же обрушило как цену на калийные удобрения, так и стоимость самого Уралкалия (в итоге Керимов даже увеличил свою долю в компании, скупив дополнительные акции).

Белорусский бюджет оказался под угрозой недополучения огромных для республики денег – Беларуськалий обеспечивал свыше 10 процентов всех поступлений. Уже сейчас белорусы оценивают свои потери в 100 миллионов. Вскоре последовало приглашение в Минск от лица премьер-министра руководства Уралкалия – гендиректора Баумгертнера, председателя совета директоров Волошина, владельца предприятия Керимова и вице-премьера Дворковича. Приехал только Баумгертнер. О чем у него шла речь с главой белорусского правительства, пока непонятно, но после нее гендиректор Уралкалия и председатель наблюдательного совета БКК был арестован.

Реакция Москвы на арест известна – МИД заявил протест, первый вице-премьер Шувалов выступил с осуждением, вице-премьер Дворкович назвал арест неадекватным ходом и пригрозил сокращением поставок нефти, премьер Медведев дал поручение министерствам отреагировать. В годы президентства Медведева, когда Керимов и купил Уралкалий и начал сотрудничество с белорусами, гораздо меньшие проблемы в российско-белорусских отношениях приводили к бурной реакции и обмену личными выпадами между президентами. А сейчас ситуация более-менее спокойная. Не потому ли, что нынешний глава российского государства не ставит знак равенства между проблемами олигархов и межгосударственными отношениями, понимая, что в этой истории пострадавшая сейчас сторона (то есть Баумгертнер) вполне может оказаться далеко не ангелом.

«Конечно, сам арест Баумгертнера был проведен оскорбительно и некрасиво – после чаепития, – говорит член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова Сергей Марков. – Некоторая доля аморальности в действиях Лукашенко дает право российской власти идти на подобные же поступки – как в случае с молочными продуктами. С другой стороны, все понимают, что действия Лукашенко могли были вызваны аморальными же действиями олигархов, пытавшихся обвалить и захватить крупнейшую белорусскую компанию. В конфликте Лукашенко с Баумгертнером и Керимовым сочувствие большинства россиян будет на стороне белорусского президента. Но если спросить тех же сочувствующих Лукашенко людей о том, нужно ли было арестовывать Баумгертнера после совместного чаепития, абсолютное большинство скажет «нет», потому что это за пределами допустимого в приличном обществе».

Конечно, арест иностранного гражданина недопустим – правда, если он открыто не нарушал закон. Например, не пытался решить вопрос через так любимые нашими олигархами откаты. Так, по информации источников «Росбалта» в белорусском правительстве, в последние полгода россияне ездили в Минск и предлагали взятки белорусским министрам, лишь бы те сохранили картель – то же самое, по одной из версий, пытался сделать на днях и Баумгертнер. А ведь еще давно, рассказывая о попытке подкупа, Лукашенко добавил, что «если кто-либо еще попробует решать вопросы с помощью таких переговоров, задержится у нас в стране надолго».

Борьба с коррупцией – это ведь сейчас одно из важнейших направлений политики Владимира Путина. Может получиться, что Лукашенко вольно или невольно разыгрывает внутрироссийскую политическую карту, учитывает те противоречия, что есть в российской элите между сторонниками олигархического пути и государственниками.

«Лукашенко является игроком на российском внутриполитическом поле, у него очень высокий персональный рейтинг, и поднимался вопрос о том, что он может стать руководителем единого государства – при объединении России и Беларуси, – считает Сергей Марков. – И в случае изменения общественного устройства в России такое объединение возможно – для этого должна быть уничтожена олигархическая модель, сброшена гламурная аморальная накипь, облепившая российскую элиту и средства массовой информации, должна начать реализовываться активная промышленная политика. В случае этих изменений вероятность объединения России и Белоруссии станет очень высокой. В этом смысле Лукашенко является не президентом Белоруссии, а президентом другой, альтернативной России. И поэтому он активно играет на внутрироссийском поле».

И в этом случае Лукашенко выступает просто как выразитель интересов государственнической части российской элиты.

«Мы являемся свидетелем борьбы не между двумя государствами, а между тем российским частным бизнесом, который захватил природные ресурсы и настаивает на дальнейшей приватизации, и той частью элиты, которая считает, что недра являются национальным достоянием и должны находиться в госсобственности, ибо они являются основой экономической и военной безопасности», – считает главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН Александр Ципко.

Лукашенко чувствует поддержку и общественную симпатию к себе как к руководителю региона, у которого нет олигархов, нет криминала, нет аморальной вакханалии по телевидению – и он этим активно пользуется, отмечает Сергей Марков:

«И он понимает, что, воюя с Керимовым, он борется не со всей российской властью, и подает эту историю не как вражду с Москвой, а как конфликт с конкретными олигархами. Достаточно очевидно, что Лукашенко встречает не только сопротивление, но и поддержку со стороны определенных российских кругов, и это вдохновляет его на продолжение борьбы».

Примечательно, что Лукашенко в данной истории отстаивает интересы государства, а не частного (к тому же и иностранного) бизнеса, эксплуатирующего национальное достояние, недра таким образом, чтобы минимизировать налоги (или обвалить цены) и нанести прямой ущерб казне. И в этом его принципы полностью совпадают с принципами Владимира Путина.

«На днях Путин снова говорил о том, что природные ресурсы у нас попали в частные руки, которые пользуются национальным достоянием и часто даже не платят налоги, потому что зарегистрированы в офшорах, – говорит Александр Ципко. – Президент сказал, что и управление этими активами, и акционерная собственность компаний, эксплуатирующих недра, должны находиться в нашей, российской юрисдикции. И так же вопрос ставится во всех промышленно развитых странах. Калий, так же как и нефть, и уголь, относится к национальным богатствам».

Понимают это и защитники Баумгертнера и Керимова в российской власти, потому что своим конфликтом с Лукашенко они высвечивают именно тему отношений государства и олигархов. Более того, сам факт возникновения очередных проблем у политико-олигархической группы, к которой относится Керимов, лишь подчеркивает ее шаткое положение внутри России.

«Поэтому те, кто сейчас активно защищает Баумгертнера, не будут делать это очень долго, – считает Сергей Марков. – Есть предпосылки к тому, что та бизнес-политическая группировка, к которой относится и Керимов, имеет проблемы в России – у нее есть серьезные противники, и история с Белоруссией – лишь часть ее проблем. Есть вполне конкретная тенденция – Билалов – Магомедовы, теперь Керимов – проблемы возникают по очереди у представителей одного бизнес-политического лагеря.  И эта тенденция будет продолжена и в перспективе, мне кажется, приведет к демонтажу этой группировки».

Сулейман Керимов относится к группе олигархов, близких к вице-премьеру Дворковичу – точнее к ее «дагестанскому» крылу, в которое входят также и братья Магомедовы (группа «Сумма»). Двоюродный брат Магомедовых Ахмед Билалов, возглавлявший компанию «Курорты Северного Кавказа», был в начале этого года резко раскритикован Владимиром Путиным.

А глава совета директоров Уралкалия, бывший глава президентской администрации Александр Волошин является одним из лидеров той группы российской элиты, что выступала против третьего срока Путина. Причем в связке Керимов – Волошин отношения вовсе не владелец – управляющий: Волошин, имеющий неофициальный титул уполномоченного от олигархов «ельцинской семьи», может выступать как политический покровитель Керимова.

«Учитывая, что глава совета директоров Уралкалия Волошин был одним из той тройки – вместе с Чубайсом и Мамутом – которая активно готовила второй срок Медведева, события вокруг Керимова очень похожи на элемент внутрироссийской политической борьбы, – считает Александр Ципко. – И тогда мы являемся свидетелем того, что укрепляются позиции тех сил во власти, кто противостоял второму сроку Медведева».

История с Баумгертнером и Керимовым на самом деле вовсе не о калии или Белоруссии, и даже не о конкретном олигархе и его интересах. Она про то, в каком направлении будет развиваться наша страна и экономика. Все на продажу – или собирание сил и средств в руках государства на благо общества.

«Пока что доминирует идеология, что частный бизнес эффективней государственного, хотя с моей точки зрения это верно только для мелкого, среднего и крупного производства, – считает Сергей Марков. – А для сверхкрупного производства, даже высокотехнологичного, такого как атомная или авиационная промышленность, более выгодна государственная собственность. И уж тем более нерациональна частная собственность в отношении эксплуатации природных ресурсов».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............