29 июня, среда  |  Последнее обновление — 01:14  |  vz.ru

Главная тема


Жалобы на "притеснения американских дипломатов в Москве" выглядят паранойей

опасное сближение


Пентагон выступил с обвинениями в адрес России по поводу инцидента в Средиземном море

гражданское общество


Российский флаг развернули в Донецкой области в день конституции Украины

«смягчить боль семьи»


Турция ставит условия компенсации за гибель летчика Су-24

добровольно сдался


Готовивший диверсию в Крыму попросил прощения

«с треском провалил»


Захарова заявила о профнепригодности Макфола

«мы договорились»


Порошенко рассказал о звонке Эрдогана в Киев перед отправкой письма Путину

«очень важное время»


Китайские СМИ рассказали об итогах «молниеносного» визита Путина

территория ссср


Латвия вынуждена делать шаги навстречу русскоязычным

«миссия СССР»


Илья Козырев: Как Сталин в Прибалтике демократию продвигал

Вопрос дня


Эрдоган принес извинения за сбитый российский бомбардировщик. Изменило ли это ваше отношение к Турции?


Сирия. Накануне атаки

Власти США в прямом эфире размышляют о том, что им делать с Дамаском

28 августа 2013, 12:00

Текст: Анатолий Эль Мюрид

Версия для печати

Внимание всего мира приковано к маленькой ближневосточной стране Сирии, на которую со дня на день может начаться атака сил НАТО. Поводом для атаки станет пока так и не найденное химическое оружие. Постоянный автор газеты ВЗГЛЯД Анатолий Эль Мюрид следит за развитием событий в авторской онлайн-трансляции.



У США возникла еще одна проблема. Из разряда «не ждали». В Сети начинают появляться фотографии и ролики людей в форме военнослужащих американской армии, скрывающих свои лица за небольшими плакатиками примерно одного и того же содержания: «Мы не хотим воевать на стороне «Аль-Каиды».

Понятно, что армия выполнит любой приказ, однако брожения такого рода в Америке последний раз были во время вьетнамской войны – и чем она закончилась, напоминать не стоит. Если военные еще до начала операции мотивированы резко против нее, то и в ходе нее возможны разные неожиданности.

Западные СМИ тоже на удивление холодны к предстоящему военному удару по Сирии. Дежурные лозунги про кровавый режим – это само собой, но никакого всеобщего воодушевления не заметно. Пока сложно понять, это действительно индикация общественных настроений или заданный «сверху» тренд.

Ситуация вокруг Сирии стагнирует. Даже несмотря на воинственное, казалось бы, заявление Обамы и последовавшее за ним выступление госсекретаря Керри. Возникает стойкое убеждение, что Обама старается сделать все возможное, чтобы удержаться в крайне узком коридоре решений, цель которых – не допустить войны.

Мы с редакцией газеты ВЗГЛЯД приняли решение пока приостановить онлайн-трансляцию событий в Сирии. До резкого сдвига обстановки, если он, конечно, произойдет. Есть лишь два события, которые потребуют освещения, – это заседание G20 в Санкт-Петербурге и начало работы Конгресса США. Оба эти события станут крайне важными для развития ситуации вокруг Сирии.

Попытаюсь, тем не менее, предположить, что основная задача Обамы – выйти сухим из воды. Данное сгоряча обещание наказать всех, кто перейдет «красную черту» применения химического оружия в Сирии, и стало поводом для проведения провокации в Восточной Гуте. Уже все знают и подоплеку, и заказчиков, и исполнителей этой провокации. Теперь нужно как-то выпутываться. Чем Обама, похоже, и занимается.

Война станет его поражением. А проигрывать Обама не хочет. На этом всем пока. И будем надеяться, что все обстоит действительно так.

Напоследок – свидетельство очевидца событий в Восточной Гуте 21 августа. Очевидца в прямом смысле этого слова – в момент, который считается, по официальной версии, моментом применения химоружия, он находился прямо в эпицентре. Оставшись при этом живым и здоровым.

Стараниями Обамы в сирийской ситуации возникла шекспировская пауза. При этом очень хочется на минуточку стать Станиславским с его «Не верю». Обама так натужно демонстрирует свою агрессию, что уже непонятно, где именно он устраивает шоу для публики, а где – ведет политическую игру.

Возникает интересное предположение: Обама будет скорее неприятно удивлен, если Конгресс даст добро на войну.

Но, так или иначе, механизм военного решения работает. Пока не полетели ракеты, у Обамы есть способы выйти сухим из воды. Получить от Конгресса от ворот поворот – наиболее очевидный. И в складывающейся ситуации понятно, что решение сейчас передано теневым лидерам обеих партий – именно с ними должны вести переговоры люди Обамы, не юля и предельно серьезно объясняя им его позицию.

Второй способ вздохнуть с облегчением и сказать, что слегка погорячился, – это получить в Петербурге единодушную и слезную просьбу мирового сообщества зарыть топор войны.

Вообще, странное послание Обамы «Урби эт орби» чем дальше, тем больше напоминает нехитрый прием Ивана Грозного или Сталина, объявляющих о своем уходе на покой. И внимательным взглядом из-под ресниц – кто именно из бояр не слишком рьяно уговаривает их остаться.

За пределами США, пожалуй, лишь Саудовская Аравия и Турция продолжают настаивать на безусловном военном решении сирийской проблемы. Взявшие поначалу бодрый темп союзники один за другим сдали назад и заявили о своей безусловной готовности поддержать любое решение сеньора.

И англичане, и французы, сомневаться в готовности воевать которых совершенно не приходится, готовы это делать лишь в составе коалиции, однако саудиты и турки, презрев все правила хорошего тона, продолжают толкать Обаму под локти. У них свои резоны – и здесь не приходится сомневаться, однако столь явное нарушение субординации позволяет сделать одно любопытное предположение. Если цель Обамы – выйти из щекотливой ситуации, не развязав войну, то Саудовская Аравия и Турция становятся первыми кандидатами на демократизацию. Чтобы другим неповадно было.

Противоречивое заявление президента США выглядит странным и непоследовательным и совершенно очевидно ставит под сомнение положение Обамы как национального лидера. Лидеру можно простить многое, кроме слабости. Отказ брать на себя ответственность за принятое решение и попытка разделить его с максимально широким кругом участников – это несомненная слабость.

Однако не менее очевидно, что Обама столкнулся с неприятной для себя ситуацией. В американской элите не просто нет единства по ключевым вопросам внешней политики – она расколота. Без выработки компромисса любые дальнейшие шаги будут лишь усугублять этот раскол.

В этой ситуации Обама умывает руки и передает окончательное решение в руки теневых боссов республиканской и демократической партии – теперь пусть решают они. Это крах самого Обамы как президента, но, похоже, у него просто нет другого выхода. Недельное молчание в данном случае выглядит слишком красноречивым подтверждением тому, что колебания американского президента вызваны фундаментальными причинами, а не просто необходимостью выработать довольно тривиальное управленческое решение.

Если верно предположение, что за терактом в Восточной Гуте стоят саудиты, то можно сказать, что саудовское лобби, равно как и израильское, которые очень тесно связаны с традиционной консервативной американской элитой и ориентированы на транснациональные корпорации, сумело остановить наступление финансовой международной олигархии на свои позиции. Похоже, что «арабская весна» как операция по переконфигурированию зон влияния американского истэблишмента завершается – начинается неизбежная реакция и возврат утраченных позиций. Египет стал первой видимой победой неоконов, которые два года перед этим были вынуждены отступать. Сирия, похоже, становится той точкой, на которой обе части американской элиты будут вынуждены приходить к согласию.

Без преодоления раскола США не могут опираться на своих вассалов и союзников – те совершенно справедливо предпочли не ввязываться в сомнительную авантюру, ожидая окончательного решения проблем у сеньора. В этом смысле удивительное поведение английского премьера и парламента вполне объяснимо – англичане четко обозначили свою позицию – мы готовы поддержать военную акцию, но для этого нужно ее легитимизировать. Отсыл к Совету Безопасности, чью резолюцию нужно получить, – формальная отговорка. Англичане ждут решения гораздо более высокого уровня.

Фундаментальная проблема преодоления раскола не решается голосованием в Конгрессе. Поэтому нападение на Сирию вряд ли зависит от его итогов. И прогнозировать его начало, как и раньше, пока совершенно невозможно.

По логике вещей оно продолжает оставаться очень вероятным в ближайшие дни – президент принял решение воевать, тем самым поставив Конгресс перед непростым выбором – подтвердить его решение или окончательно уронить авторитет президента сверхдержавы. При этом, судя по всему, американские военные выглядят крайне недовольными – они не очень понимают, что им делать. Держать их в подвешенном состоянии вряд ли разумно. Нельзя одновременно давать команду «Фас» и удерживать собаку на поводке.

Это означает, что голосование в Конгрессе, доверительный разговор на саммите G20, консультации с союзниками никак не синхронизированы с самим ударом – он может состояться в любой день. Обама уже вполне прозрачно намекнул, что имеет право отдать приказ и без предварительного согласия Конгресса. В этом смысле война становится данностью. Весь вопрос в сроках ее начала, продолжительности удара и формате самих боевых действий. С этим пока нет практически никакой ясности.

Мы все знаем, что в Восточной Гуте химическое оружие применили боевики. Обама знает, что в Восточной Гуте химическое оружие применили боевики и то, что мы все знаем, что в Восточной Гуте химическое оружие применили боевики. Мы знаем, что Обама знает…

Но он все равно отдает приказ бомбить не боевиков, а Сирию, скорбно поджимая губы и выдавливая слезу.

Даже нынешнее оболваненное поколение «Пепси» и Джона Маклейна в массе своей категорически против ударов по Сирии – в Штатах в первую очередь. Однако это не играет никакой роли. Да и не могло сыграть. Цель, которую преследует Обама, к Сирии не имеет никакого отношения. Слишком часто Соединенные Штаты демонстрировали свою слабость, неуверенность и просчеты, чтобы это не вызвало даже у союзников желания проверить сеньора на вшивость. Провокация в Старой Гуте – это и есть такая проверка.

Обама мог отказаться от удара по Сирии и продемонстрировать, что способен не поддаваться на провокации. Это было непросто, но возможно. Но его проблема в том, что ему было нужно ломать через колено не только своих политических противников, но и соратников – которые тоже горели желанием поиграть мускулами, как говорила раньше советская пропаганда. Однако только так он мог отстоять свое право на самостоятельные решения. Поэтому американский президент взял паузу на целую неделю – проблема выглядела исключительно нетривиальной.

Тем не менее, Обама пошел на поводу у провокаторов, и его удар – роспись в своем бессилии. За выход из тупика он платит провалом своей собственной политики. Демонстрирует свою слабость как политик и государственный деятель. У него был выбор – остаться самостоятельным или показать веревочки, за которые его дергают. Он выбрал судьбу марионетки, и теперь иначе его воспринимать невозможно.

#ОбамаВерниНобелевку

Утром 31 августа инспекторы ООН покидают Сирию. Проблема в том, что покидают они ее, не выполнив то, ради чего приехали. Преступление в Алеппо осталось нерасследованным. Все силы были брошены на Восточную Гуту, которая возникла аккурат под их приезд и по сути сорвала основную задачу.

На ваш взгляд

 
Какие действия должна предпринять Россия в случае удара стран Запада по Сирии?




Обсуждение: 275 комментариев

Запад, дружно осудивший чудовищное злодеяние режима в Дамаске еще до проведения проверки того, что произошло, сделал все, чтобы инциденты с химическим оружием, в которых впрямую обвинялись боевики, остались за кадром. Видимо, не зря. Лучшего прикрытия предыдущих преступлений и придумать нельзя. Кстати, если в химической атаке в Алеппо тоже подозревался режим Асада, то логично было бы направить инспекторов после Восточной Гуты туда, чтобы уж наверняка иметь весь комплект обвинений. Но, видимо, никаких особенных сомнений в том, что произошло несколько месяцев назад на севере страны, не было, отчего вдруг и образовалось такое странное выпадение памяти.

Вообще, перевод стрелок на режим Асада, помимо сугубо политического, имеет еще и чисто криминальный аспект. Преступники, которые применили химические вещества против населения Сирии, совершили совершенно реальное преступление против человечности. Запад, фактически отмывая и отмазывая реальных преступников, поощряет их на новые преступления. Не вскрыты поставщики, каналы поставки, исполнители – что означает только одно – в любой момент эта система по травле людей может быть применена вновь и в любом месте.

Говорить о гуманизме применительно к Западу, мягко говоря, несколько нелепо. Права человека давно стали просто инструментом давления на противников и к реальности имеют крайне отдаленное отношение. Ситуация с инспекторами ООН и химическими терактами в Сирии лишний раз подтверждают это.

Возможно, расследование, которое было проведено российскими специалистами в Алеппо, может быть присовокуплено к материалам комиссии ООН, но, по правде говоря, с практической точки зрения это никому не нужно. Вера в данном случае прочно заменила знание. Тот, кто свято верит в бесчеловечный режим Асада, все равно будет отрицать очевидное. Единственные, кому выгодно столь изуверское убийство ни в чем не повинных людей, находятся по другую с ним линию фронта. А в галстуках они или обмотаны грязными арафатками – роли не играет. У них одна команда. Сплоченная и прекрасно работающая в тандеме. У политиков чистые руки, у бандитов – чистая совесть. Работа такая, ничего личного.

Международная обстановка вокруг Сирии вполне определилась. Группа стран – категорических противников силового сценария включает в себя Иран, Египет, Россию и Китай. Причем именно эта последовательность выстроена по степени жесткости заявлений официальных лиц. Значительно большее число стран дистанцировались от идеи удара по Сирии, однако при этом стараясь делать это мягко и без особого надрыва. Это все союзники США по НАТО, и даже Англия с Францией заняли откровенно выжидательную позицию. Наконец, значительная часть арабских государств вообще никак не проявляют свое отношение к происходящему. Даже прямые противники Сирии.

Особую позицию занимают Турция и Израиль, однако и они не готовы идти в первых рядах.

На этом фоне следует заявление министра обороны США, в котором он исключает силовые действия Штатов вне коалиции и объявляет о ведущихся консультациях по ее созданию. Как именно будет сколачиваться коалиция, когда сами Соединенные Штаты не приняли окончательного решения, – непонятно. При этом Обама продолжает «работать с документами».

Западные СМИ уже не рискуют называть какие-либо даты и сроки. Самые решительные указывают на выходные как вероятное начало ограниченных воздушных ударов, однако на чем основана их уверенность – неизвестно.

Неопределенная ситуация продолжает сохраняться. Долго торговать ожиданием войны не получается, тема неизбежно сходит с первых полос, что совершенно не характерно для подготовки к войне. Во всяком случае, нынешняя ситуация совершенно выбивается из всех предыдущих ее аналогов. Наращивание группировки вокруг Сирии практически прекратилось. Это, конечно, ничего не значит, так как для ограниченного удара сил и средств вполне достаточно, но опять же – в складывающейся обстановке отсутствие видимого усиления военной составляющей будущего конфликта выглядит странно.

При этом в направлении Сирии идут российские корабли. Пока не до конца понятно, какая именно группировка направляется в Средиземное море, но похоже, что есть шанс увидеть вблизи сирийских берегов флагманы трех российских флотов. В случае если Обама все-таки решится на атаку Сирии, делать это, имея между Сирией и своими кораблями российские, будет выглядеть совсем «не халяльно».

Общественное мнение, к которому политики современного розлива относятся вполне трепетно, весьма категорично настроено против войны. При этом в США оно наиболее пацифично – не более 10% поддерживают идею наказания диктатора. При желании на это мнение можно, безусловно, не обращать внимания, однако оно же может стать вполне неплохим предлогом для изменения позиции.

Итак, ситуация вокруг Сирии начинает определяться. Она остается тревожной, опасность внешней интервенции не ликвидирована, однако отказ 12 членов НАТО от любой формы участия в акции возмездия без санкции Совета безопасности делает военную операцию в Сирии в любом ее формате бесперспективной.

Есть еще ряд формальных обстоятельств, которые могут позволить запустить машину войны – если американский Конгресс, к примеру, даст отмашку Обаме. Или неизвестные произведут нападение на территорию Турции или Израиля. Тогда можно будет включать и Устав НАТО, и Устав ООН, декларирующие право на самооборону. Однако чем дальше, тем меньше шансов на подобное развитие событий. Вариант «по беспределу», когда ракеты полетят вообще безо всяких объяснений, видимо, рассматривать совсем нелепо.

Обама – один из самых умных президентов США последнего полувека. Он обладает вполне редким качеством – умеет признавать ошибки и просчеты, делать из них выводы и не стесняться исправлять их. Причем все это в режиме реального времени. То, что он получил в наследство от предшественников не сверхдержаву, а идущую в разнос страну, почему-то упорно не замечается. Его ошибки и просчеты связаны с крайне узким набором возможностей, которые остаются у США.

Поэтому после гибели посла США в Бенгази Обама быстро и решительно взял курс на овладение совершенно иным инструментом своей политики в регионе – Иран. По сравнению с «братьями» режим аятолл на порядки менее сговорчив и столь же неуправляем – но у Ирана есть свои резоны пойти на сближение с США. Однако превращение Ирана из изгоя в ведущего игрока на Ближнем Востоке абсолютно неприемлемо для Саудовской Аравии и Израиля. Неизвестно, кто именно в Восточной Гуте наливал в канистры отраву, но совершенно нетрудно представить, в чьих это было интересах и кто заплатил за эту провокацию.

Для Обамы есть своя «красная черта» – это срыв переговоров с Ираном. Война в Сирии заводит его далеко за эту черту и ликвидирует любую возможность для него проводить самостоятельную политику в регионе. Нет инструментов – нет политики. Саудовская Аравия, Израиль – это инструменты совсем других политических сил США и предназначены для проведения совершенно ной политики с совершенно иными, чем у Обамы, целями.

Остаться в игре Обама может только одним способом – спустив на тормозах прямой конфликт с Сирией, не допустив отказа Ирана от  переговоров. С другой стороны, он не может отказаться от своих слов про «красную черту» для Сирии – политические противники только и ждут такого промаха.

Недельные колебания Обамы в такой ситуации вполне объяснимы. Русское выражение «и рыбку съесть...» в данном случае очень подходит под нее. Поэтому удар по Сирии остается крайне вероятным. Но вот масштаб такого удара стремительно сокращается, и вполне возможно, что все усилия Обамы в течение этой недели были направлены на минимизацию этого масштаба. Если так – ему это почти удалось. Пресс-конференция представителя Белого дома этой ночью (в Вашингтоне, понятное дело, был день) весьма четко показала – США проведут «воспитательную» акцию в отношении Дамаска. Но не более того. Никакого Совета безопасности им не нужно, поэтому и обсуждение английской резолюции идет вяло, без должного накала и с предсказуемым финалом.

Удар «томагавками» издалека, десять воронок на окраине Дамаска и возле президентского дворца – это максимум, на что готов пойти Обама без риска сломать свою игру с Ираном. Однако это же является и тем минимумом, на который он может пойти, чтобы не дать всяким Маккейнам повод обвинить его в бесхребетности. Поэтому ближайшие дни по идее должны стать развязкой всей этой истории. Ее последствия гораздо глубже – и это видно даже сейчас, но об этом, видимо, позже. Когда она завершится.

Соединенные Штаты, наконец, начинают в час по чайной ложке выдавать свои намерения относительно возмездия сирийскому режиму. Пока, правда, речь идет не столько о том, что намерены делать Штаты, сколько о том, что они делать точно не будут.

Не будут США вводить бесполетную зону по примеру ливийской. Не будет и масштабного вторжения. Немасштабного, похоже, не будет тоже. Еще немного – и из всех доступных возможностей выразить неудовольствие у американцев останется только способ, которым гордые шотландцы в фильме «Храброе сердце» выразили свое презрение английским лордам – задрать килты и продемонстрировать филейную часть в направлении противника.

Пока вероятность удара по Сирии остается высокой – однако его масштаб явно перестал соответствовать ожиданиям кровожадной публики. Сейчас уже можно сказать, что вероятность принятия решения о нанесении удара практически равна вероятности отказа от него.

Репутационные потери обоих решений для США и лично Обамы очень высоки. Размах на рубль и удар на копейку выглядят нелепо, но Обама будет выглядеть ничуть не лучше, даже если он весь в белом выйдет завтра и скажет, что во имя гуманизма отказывается от военной операции в Сирии. Ему немедленно напомнят про «красную черту» и спросят – а кто тебя, болезный, за язык тянул?

Поэтому еще ничего не закончилось, и одиночная акция возмездия, как бы нелепой она теперь не выглядела, вполне вероятна. Тем не менее, речь идет о гораздо большей проблеме для Соединенных Штатов и ее нынешней администрации.

Трижды за год администрация Обамы получает ощутимую пощечину, на которую у нее не находится сколь-либо адекватного ответа. Убийство посла Стивенса в Бенгази, военный переворот в Египте с демонстративным избиением движения «братья-мусульмане», на которое сделал ставу Обама, и вот теперь – откровенно подставная провокация с химической атакой и невнятная реакция на нее со стороны Запада, США и лично Обамы. Акела не просто промахнулся – он вообще шлепнулся со всего размаха в неаппетитные следы местной фауны.

Пару дней назад сенатор Маккейн саркстически сказал с присущим ему солдатским юмором: авторитет Америки упал уже настолько низко, что даже странно, как Обама умудряется ронять его еще ниже. Вполне возможно, что затеянная история с химической атакой имела несколько целей, и создание неприятностей авторитету Обамы входило в программу мероприятий.

Вместе с Обамой в историю попал и английский премьер Кэмерон, получивший отказ парламента от поддержки силовой акции. Решение рекомендательное, однако Кэмерон уже заявил, что будет неукоснительно его придерживаться. Понятно, что парламент предоставил премьеру возможность сохранения лица, но то, что ему припомнят этот феерический провал с поспешным выражением верноподданности еще невысказанного пожелания заокеанских хозяев – факт.

Пожалуй, единственный, кому в этой истории точно ничего не грозит – это французский президент. Упражнения с семейным законодательством Франции создали ему прочную поддержку среди нетрадиционной публики, а вот с остальными вряд ли что склеится, как ни старайся.

Трудно сказать, смирились ли западные лидеры с очевидным поражением или все-таки попробуют напоследок хлопнуть дверью – в таких обстоятельствах возможно принятие решений по иррациональным соображениям. Во всяком случае, военная группировка потенциальных агрессоров еще не дала задний ход, что вынуждает не спешить с окончательными выводами.

Покажусь неоригинальным, но пока дело идет к тому, что вся возня вокруг Сирии способна окончиться громким и неприличным звуком. И дело здесь не столько в том, что Запад столкнулся с каким-то особо жестким сопротивлением, сколько с тем, что несколько переоценил свои возможности. Предыдущая политика, направленная на косвенное участие в войне, давала определенный результат, который можно было прогнозировать. Прямое вхождение в конфликт сразу сделало перспективы крайне туманными.

На ваш взгляд

 
Что для России политически выгоднее?



Обсуждение: 187 комментариев
Основная проблема не в том, что Запад не может разгромить сирийскую армию, а в том, что ему до сих пор непонятно – зачем это делать. У войны нет главного – стратегической цели. Увольнение президента Асада и покарание его за разновсякие преступления – это, конечно, нужное и благородное с точки зрения обывателя дело, однако целью точно не является. Нет цели – нет понимания того, как именно её достичь. Поэтому немедленно началось обсуждение самых разных сценариев – от точечной атаки до широкого наземного вторжения. То, что эти сценарии оглашали сами военные и политики, говорило только о том, что им не понятно – какова стоящая перед ними задача.

Химическая атака на мирное население предоставила шикарный повод для войны, но даже в медийном пространстве последняя неделя прошла без огонька – традиционных кошмаров по телевизору, выступлений всевозможных гуманистов и правозащитников. Картинка было дернулась по привычному пути, но практически сразу перешла на политиков, которые в сложившейся ситуации дежурно отработали номер – но вот что делать далее, им непонятно.

Безусловно, существуют жесткие противоречия в западной и в первую очередь, американской, элите. Есть разные точки зрения на происходящее на Ближнем Востоке и на политику Запада и США в этом регионе. Однако конкретно в этой ситуации, похоже, вообще нет никаких подходов. Безответственные товарищи, естественно, постарались пропиарить себя на данной теме, однако люди, принимающие решения, не могут понять – чего именно они должны достичь в конце.

Отсюда и очевидно поломанный сценарий, постоянные и уже не скрываемые технологические сбои. Возможно, что в итоге найдется твердая рука, которая возьмет и направит в нужном направлении события, но пока ее не видно. С каждым днем западные политики ищут не пути достижения заявленной цели покарания сирийского режима, а пути отхода на исходные. Думаю, если до начала следующей недели Запад, и в первую очередь, Обама, не примут окончательного решения входить в войну, ее вероятность станет весьма небольшой.

Весьма любопытные повороты намечаются в событиях вокруг Сирии. Британский премьер Кэмерон сделал заявление, из которого следует, что Англия не станет участвовать в военных действиях против Сирии до окончательного обсуждения этого вопроса в Совете безопасности. Мало того – в случае отказа большинства членов Совбеза участие Англии в войне вообще будет «немыслимым».

Очевидно, что на миролюбие Кэмерона оказывает серьезное влияние не столько мнение членов Совета безопасности, сколько невнятная пока позиция США. Еще вчера вето Совета безопасности для Англии было несущественным, сегодня это уже не так.

Египет более жестко выступил против войны. Инистр иностранных дел временного правительства Набиль Фахми выступил сегодня с таким заявлением перед журналистами. Если вчера сообщение о реакции генерала Сиси о перекрытии Суэцкого канала интерпретировали весьма широко, то сегодняшнее выступление Фахми окончательно обозначило отношение Египта к происходящему. Пока Египет продолжает оставаться лидером арабского мира, несмотря на все внутренние проблемы этой страны. Столь однозначная позиция становится неприятным сюрпризом для потенциальных агрессоров.

Сирия же готовится к войне. Войска ПВО приведены в состояние повышенной готовности, армейские части передислоцируются и рассредоточиваются. Население в Дамаске закупает продукты, хотя никакой паники и дефицита в городе не наблюдается.

При этом армия продолжает борьбу с боевиками, продолжая зачистку пригородов столицы. Одна из серьезных проблем – огромное количество боеприпасов, оружия и сплошное минирование местности на территориях, которые освобождены от боевиков.

Война отработала почти до автоматизма технологию очистки освобожденной местности. Вначале проходят похоронные и дезинфекционные команды, которые тщательно собирают трупы людей и животных – в местном климате соблюдение санитарных норм жизненно необходимо. Вместе с похоронными командами работают саперы, очищая территорию от взрывоопасных предметов. После этого появляется тяжелая техника, расчищающая завалы и устраняя угрозу обрушения конструкций.

Постепенно создается впечатление, что чаша весов склоняется к мирному разрешению кризиса. Все еще весьма зыбко, однако для принятия чисто военного решения в информационном пространстве стало заметно меньше накала страстей. Политики начинают все более отчетливо если не сдавать назад, то точно притормаживать в воинственной риторике.

Далее 6 сообщений
Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............