29 июля, пятница  |  Последнее обновление — 15:03  |  vz.ru

Главная тема


Под нажимом армии Сирии исламисты предают друг друга

операция вкс


Россия перебросила в Сирию стратегический самолет-разведчик

Немецкие СМИ


Сближение Эрдогана с Россией раздражает НАТО

3 млрд долларов


Россия попросила суд Лондона ускорить рассмотрение по иску о госдолге Украины

этнические чистки


В Польше найдены документы УПА с указанием убивать женщин и детей

Обострение конфликта


Премьер Британии заявила о готовности использовать ядерное оружие для устрашения России

Армия России


Минобороны получило самолет «судного дня»

директива Генштабу


Экс-премьер Турции подтвердил, что отдал приказ сбивать российский Су-24

Машина ИМР-2 и тротил


Минобороны показало работу группы обрушения объектов (видео)

«Пришла беда»


Сергей Худиев: Крестный ход – это настоящая Украина

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Девальвация привела к росту сразу нескольких отраслей

Неплохо заработали на девальвации российские виноделы – те, что смогли предложить вино по 300–400 рублей за бутылку   9 декабря 2015, 18:25
Фото: Сергей Пивоваров/РИА Новости
Текст: Николай Проценко

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Западные санкции, падение стоимости нефти и девальвация рубля оказали на российскую экономику весьма двойственное воздействие. ВВП, безусловно, падает, и макроэкономическая статистика тоже не радует, однако сразу несколько отраслей российской промышленности оказались в существенном выигрыше. Импортозамещение, как выяснилось, реально работает.

Спустя год с момента девальвации рубля в российской экономике наблюдается ярко выраженный спад. По данным Росстата, с января по октябрь индекс выпуска товаров и услуг по основным видам экономической деятельности составил лишь 95,4% от аналогичного показателя за тот же период прошлого года, а индекс промышленного производства был равен 96,7%.

«В течение года завершался процесс адаптации рынка к новым валютным ценам, и результат этого процесса в целом оказался в пользу российских производителей»

Однако в некоторых отраслях понятие «импортозамещение» – слово, в последний год не сходившее с уст чиновников и бизнесменов – уже вполне можно считать реальностью. Хотя за 10 месяцев производство пищевых продуктов (включая напитки и табачные изделия) показало весьма скромный рост – всего 1,8%, отдельные сегменты пищепрома росли ударными темпами. Например, производство твердых сыров в январе-октябре выросло сразу на 39,5%, свинины – на 13,8%, мяса птицы – на 10,2%, мороженой рыбы – на 10,3%, рыбных консервов в томатном соусе – на 26,6%, консервированных без уксуса овощей и грибов – на 17% и др.

Винокуры попали на синекуру

Этот рост хорошо заметен обычному покупателю – по некоторым продуктам россияне смогли почти полностью вытеснить импорт с полок магазинов. В ходе «правительственного часа» в Госдуме на прошлой неделе министр сельского хозяйства Александр Ткачев сообщил, что Россия полностью обеспечивает себя зерном, картофелем, растительным маслом и сахаром, а уровень самообеспечения мясом птицы и свининой достиг 90%. В то же время проблемными сегментами остаются молоко и говядина – здесь самообеспеченность на данный момент составляет 81% и 75% соответственно, а в сегменте плодовоовощной продукции российские предприятия пока закрывают потребности страны всего на треть.

Хороший эффект от девальвации получил и такой престижный сегмент пищепрома, как виноделие: выиграли в первую очередь те производители, которые смогли предложить вино по 300–400 рублей за бутылку.

«Дешевые импортные вина, составлявшие значительную часть ассортимента полок крупных ретейлеров, стало невыгодно завозить, и виноторговые компании начали экстренно искать замену среди российских производителей. В результате объем производства некоторых крупных игроков вырос в 2015 году на 30–40 процентов», – сказал газете ВЗГЛЯД Роман Неборский, главный винодел хозяйства «Саук-Дере» (Краснодарский край). Правда, при этом он делает оговорку, что если же взять те же цифры в пересчете на одну из мировых резервных валют, то отрасль все равно показывает спад оборотов.

Туристическая отрасль почувствовала положительный эффект еще год назад. Сразу после резкого падения рубля многие россияне, собиравшиеся было на горнолыжные курорты Европы, на ходу поменяли планы и отправились в Красную Поляну, где к Олимпиаде была построена совершенно новая инфраструктура. Уже в середине января краснодарские власти отчитались, что на новогодние даты здесь были выкуплены все места, а общее количество отдыхающих достигло 167 тысяч человек. Туристический бум продолжился и летом: здравницы Большого Сочи были загружены на 94%. Высокую динамику роста турпотока продемонстрировал и Крым. По данным министерства курортов и туризма республики, с января по ноябрь здесь отдохнуло 4,418 млн туристов, что на 27,7% больше, чем в прошлом году.

Как выглядят планы по замещению импортных товаров российскими
Как выглядят планы по замещению импортных товаров российскими
В грядущие новогодние праздники на отечественных курортах может быть побит рекорд посещаемости. Еще в октябре Ассоциация туроператоров России отмечала, что за последние два года количество россиян, бронирующих новогодние туры за границей, упало в пять раз – со 150 до 30 тысяч человек, в то время как спрос на отечественные курорты на Новый год вырос на 12% в сравнении с 2014 годом.

А после запрета отдыхать в Египте и Турции интерес к внутреннему туризму может еще вырасти, причем от этого выиграют не только раскрученные курорты, но и совершенно новые направления. В частности, по оценке ОАО «Курорты Северного Кавказа» в этом году новый горнолыжный курорт в Архызе (Карачаево-Черкесия) могут посетить 150 тысяч человек – в прошлом сезоне там отдохнули 100 тысяч.

Успехи в отечественной химико-фармацевтической промышленности куда меньше заметны, однако именно эта отрасль на сегодня выглядит чуть ли не самой динамичной. Индекс производства в январе-октябре там составил 106,9% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Особенно уверенно растут объемы производства в таких сегментах химпрома, как органические красители и цветные лаки (плюс 18,2%), этилен (плюс 15,7%), пластмассы в первичных формах (плюс 9%), синтетические каучуки (плюс 12,7%), а в фарминдустрии российское производство за указанный период увеличилось на 11,9%.

Как химичат импортеры

«Тенденция обозначена правильно, хотя есть определенная проблема корректности статданных», – комментирует в интервью газете ВЗГЛЯД Владимир Гурьянов, вице-президент группы компаний «Арнест», ведущего российского производителя аэрозольной продукции. По его словам, статистика указывает две ключевые группы предприятий, которые получают премию в рублях за счет девальвации. Во-первых, это производители минеральных удобрений, которые активно экспортируют, то есть зарабатывают на внешнем рынке. Во-вторых, производители бытовой химии – их рост, напротив, обусловлен расширением спроса на внутреннем рынке, в низшем и среднем ценовых сегментах, поскольку существенно подорожали зарубежные аналоги.

Интервью / Экономика

Александр Смирнов: Вы пройдите по школе – это же нищета!
Сергей Хохлов: Наши сорта экзотических фруктов более устойчивы к морозам
Сун Хунбин: США объединились с Саудовской Аравией, чтобы давить на Россию
Михаил Блинкин: Взимание платы с грузовиков – это серьезная структурная реформа
Джан Унсалан: Турецкие бизнесмены потеряли веру в российское правительство
«В течение года завершался процесс адаптации рынка к новым валютным ценам, и результат в целом оказался в пользу российских производителей. Товарные запасы, ввезенные по старым ценам, закончились вместе с лимитом ожиданий импортеров, которые старались плавно поднимать цену, чтобы не потерять долю на рынке», – добавляет Владимир Гурьянов.

Первоначально Минэкономразвития надеялось, что в отечественном химпроме хотя бы станет не намного хуже, и прогнозировало всего лишь 99,2–99,6% в сравнении с прошлогодним объемом производства. Однако уже осенью был дан новый, куда более радостный прогноз, согласно которому по итогам года индекс химического производства может составить 105,5% по отношению к 2014-му. С уверенностью смотрят в будущее и крупнейшие игроки, в особенности те, которые обслуживают внешние рынки.

Кроме того, девальвация не остановила модернизацию мощностей отечественных химических предприятий и создания новых производств. Как сообщил в октябре в ходе международной выставки «Химия-2015» директор департамента химико-технологического и лесного комплекса Минпромторга Владимир Потапкин, до 2020 года в отрасли планируется запуск 200 инвестпроектов с общим объемом инвестиций более 1 трлн рублей.

Металлурги: против лома нет приема

Однако в других отраслях доход от девальвации рубля оказался не столь устойчивым. В качестве примера можно привести металлургию, которая одной из первых зафиксировала на девальвации серьезную прибыль. Так, еще по итогам первого квартала «Северсталь» увеличила доходы на 62% в сравнении с прошлым годом, Новолипецкий металлургический комбинат – на 85%, а Магнитогорский металлургический смог за этот период показать прибыль вместо убытков, отмеченных годом ранее.

Но уже к концу года настроение металлургов упало. «Я бы поостерегся говорить об «устойчивом росте» российской металлургии, – говорит газете ВЗГЛЯД заместитель гендиректора аналитического агентства «Русмет» Михаил Родионов. – Да, девальвация сыграла очень сильно в самом начале, но сейчас этот эффект постепенно исчерпывается из-за сокращения внутреннего спроса и постепенного закрытия внешних рынков, вызванного отчасти санкциями и контрсанкциями, отчасти растущей конкуренцией с китайским металлопрокатом и украинским ломом, отчасти возбуждением антидемпинговых расследований».

По итогам 10 месяцев индекс металлургического производства составил лишь 95,6% в сравнении с тем же периодом прошлого года, хотя на фоне общего падения в металлургии можно выделить ряд сегментов, которые все же активно растут. Это, прежде всего, выплавка чугуна (плюс 4,2%), производство плоского оцинкованного проката (плюс 12,8%) и стальных труб (плюс 4,1%).

По словам Михаила Родионова, более уверенно будут чувствовать себя те предприятия, которые умеют делать высокомаржинальную и/или эксклюзивную продукцию: прокат с полимерным покрытием и хорошую оцинковку, судосталь, автолист, электротехническую сталь и т.д. «Но какой на них будет спрос и под какие «меры защиты рынка» они попадут на внешних рынках, вот в чем вопрос. Потому что «членство в ВТО» отнюдь не тождественно понятию «свободная торговля», – посетовал эксперт.

Легкая промышленность: очаговый рост

Сегментированный рост наблюдается и в легпроме, хотя в целом по отрасли показатели нерадужные: в текстильно-швейном производстве спад за десять месяцев составил 12,8%, а в кожевенно-обувном – 12,9%. Несколько дней назад министр промышленности и торговли Денис Мантуров выступал на экспертном совете по легкой промышленности. По его данным, несмотря на непростую ситуацию, в отрасли зафиксирован рост по отдельной номенклатуре продукции: в сегменте тканей – на 13%, спецодежды – на 9%.

«Рост в этих сегментах возможен, поскольку эта продукция обладает высоким конкурентным потенциалом, а также поддерживается спросом со стороны крупного бизнеса и государства», – комментирует газете ВЗГЛЯД заместитель генерального директора «БТК Холдинг» Арина Слынко. По ее словам, заметный вклад в этот рост внесли два производства «БТК Холдинга» общей мощностью 20 млн погонных метров ткани в год – новой современной текстильной фабрики в Шахтах Ростовской области и Барнаульского меланжевого комбината на Алтае.

В целом, признает Арина Слынко, несмотря на отдельные успешные примеры, традиционные виды легпрома переживают не лучшие времена: «Отрасль в основном работает на импортном сырье и оборудовании, с учетом девальвации его стоимость выросла в два раза, что делает все меньше предприятий конкурентоспособными. Для швейного производства стоимость труда в России стала привлекательнее, но при работе на импортном сырье все преимущество нивелируется с учетом удорожания сырья, поскольку труд занимает 20 процентов в себестоимости, а материалы – 50 процентов».

В Минпромторге легпром рассчитывают поддержать через Фонд развития промышленности: как предупредил недавно Денис Мантуров, фонд уже одобрил льготные займы на 1,5 млрд рублей по шести проектам в отрасли, а также предлагает создать банк развития легпрома с капиталом в 5 млрд рублей.

Желающих развивать в этой сфере импортозамещающие достаточно. К примеру, в конце ноября новосибирская группа компаний «Обувь России» приобрела в своем регионе обувную фабрику S-TEP и заявила о планах как минимум удвоить производство – до 1 млн пар в год (по данным Росстата, общероссийский объем за 10 месяцев этого года – 8,6 млн пар).

За девять месяцев года выручка «Обуви России» выросла на четверть к аналогичному периоду прошлого года (до 5,6 млрд рублей), а чистая прибыль – вдвое (до 735 млн рублей), что наглядно говорит о перспективах отрасли с огромным импортозамещающим потенциалом. Неявные пока средне- и долгосрочные последствия девальвации должны проявиться и в других отраслях, ориентированных на внутренний рынок.

Исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков России Денис Журавский говорит, что за год индустриальные парки страны локализовали около 520 новых резидентов, в денежном эквиваленте это 124 млрд рублей привлеченных инвестиций.

По словам Журавского, особенно заметны международные компании, которые присутствуют на российском рынке, завязаны на госзакупки либо имеют отечественные аналоги своей продукции. «Сегодня они активно заняты локализацией, причем в разных формах: совместные предприятия, контрактные производства, перенос части технологических операций, а соответствующим образом усложняются и оферты индустриальных парков», – признался газете ВЗГЛЯД директор ассоциации.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............