10 декабря, суббота  |  Последнее обновление — 23:22  |  vz.ru

Главная тема


Военные эксперты анализируют сообщения о новом ударе США по союзникам

пятое поколение


Главком ВКС рассказал о ходе испытаний ПАК ФА

территория ссср


Белоруссия прокомментировала задержание авторов российских СМИ

«рост антизападных настроений»


СМИ: Прибывающие из Турции в расположение НАТО офицеры «ориентируются на Россию»

доказательств нет


Штаб Трампа прокомментировал новые заявления о «вмешательстве в выборы»

перед визитом


Россия отказалась принять от Японии подарок для Путина

визит в москву


Советник Трампа ответил на вопрос о признании Крыма российским

норвежский социолог


Предсказавший распад СССР профессор обозначил срок крушения Соединенных Штатов

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

«растащили страну»


Андрей Бабицкий: История СССР не завершена

«обыкновенное гопничество»


Антон Крылов: Почему сотни проверок «Ревизорро» фашизмом и тоталитаризмом не были, а сейчас вдруг стали?

«тревожный звоночек»


Артем Бузила: Потерять Белоруссию из зоны российского влияния можно быстрее и легче, чем кажется на первый взгляд

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Ссорясь с Россией, Турция рискует очень многим

У России и Турции есть экономические рычаги давления друг на друга   25 ноября 2015, 08:20
Фото: Михаил Фомичев/РИА «Новости»
Текст: Ольга Самофалова

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

За последние 15 лет Россия и Турция сделали невероятный рывок в экономическом отношении, нарастив товарооборот почти в десять раз. Сбитый Турцией военный российский самолет Су-24 может свести на нет все эти успехи. Первый серьезный удар может быть нанесен по турецкому туризму. Какие еще экономические последствия могут ожидать Турцию?

Трагедия с российским самолетом в Сирии будет иметь серьезные последствия для отношений Москвы и Анкары, заявил президент России Владимир Путин. Понятно, что до военных действий дело не дойдет, но экономические отношения могут существенно пострадать. Каким именно образом?

Первый удар может быть нанесен по туристическому сектору Турции. МИД РФ заявил, что не рекомендует россиянам посещать Турцию, где нарастают террористические угрозы. «Там угрозы не меньше, чем в Египте», – заявил глава МИД России Сергей Лавров, который отменил свой визит в Турцию. В итоге к вечеру вторника уже начала наблюдаться массовая сдача авиабилетов на рейсы в Турцию, а ряд туркомпаний остановили продажи путевок в эту страну.

«Разрыв энергетических отношений двух стран невыгоден обеим сторонам. Турция зависит от российского газа на 60%, без него турецкая экономика просто рухнет»

В 2014 году вклад российских туристов в экономику Турции составил 3,7 млрд долларов, или около 12% доходов всей турецкой туристической отрасли. По оценке Анны Кокоревой из «Альпари», если туризм подпадет под запрет, то Турция потеряет 2,77 млрд долларов после того, как россияне прекратят поездки в данную страну. Турция – излюбленный курорт для российских путешественников. По турпотоку в Турцию Россия уступает только Германии: за девять месяцев 2015 года Турцию посетили 2,78 млн российских туристов против 3,75 млн немецких туристов. В 2014 году там отдохнули 4,4 млн россиян.

Отношения шли в гору

За последние 15 лет товарооборот между Турцией и Россией вырос с 4,36 млрд долларов в 2001 году до 31 млрд долларов в 2014 году. Можно выделить две вехи в укреплении экономического партнерства двух стран. Толчок укреплению связей дал визит премьер-министра Михаила Касьянова в Турцию в 2000 году. Серьезным шагом вперед стал ввод в строй в 2005 году газопровода «Голубой поток» в Турцию, который удовлетворил потребности страны в газе на 68%.

Потом отношения России и Турции несколько лет были непростыми, в том числе из-за газового и нефтяного аспекта. Обсуждалось много разных энергетических проектов. Закончилось тем, что Турция отдалилась. Но в 2009 году тогдашний президент Турции приехал в Москву, и стороны провозгласили новый этап тесного сотрудничества. Затем Владимир Путин посетил Анкару, где договорился о начале геологических работ в турецких территориальных водах по «Южному потоку» в обход Украины. То есть Анкара поддержала «Южный поток». Взамен Россия тогда обещала вернуться к поддержке турецкого проекта нефтепровода Самсун – Джейхан.

Собственно, когда из-за позиции ЕК Москве пришлось остановить проект «Южного потока», Турция стала главным выгодополучателем от этой некрасивой истории. Газпром с помощью «Турецкого потока» дал Анкаре шанс стать крупнейшим транзитером российского газа в Европу.

Еще совсем недавно Москва и Анкара строили планы по расширению экономического сотрудничества. Буквально в конце прошлого года Реджеп Тайип Эрдоган после встречи с Владимиром Путиным пообещал нарастить товарооборот между странами до 100 млрд долларов к 2020 году. Стороны обсуждали также возможность создания зоны свободной торговли уже в 2015 году, хотели еще летом подписать документы по строительству «Турецкого потока» через Черное море.

Теперь понятно, что сбитый Турцией самолет Су-24 может серьезно ухудшить экономические отношения между двумя странами. Это может вылиться не только в проблемы в туристическом секторе.

Газовые отношения

Огромное значение для экономического партнерства с Россией для Турции имеет энергетическая сфера. Разрыв энергетических отношений двух стран невыгоден обеим сторонам. Турция зависит от российского газа на 60%, без него турецкая экономика просто рухнет. Это сильнейший козырь в руках России.

Турция – второй по величине покупатель российского газа после Германии. В 2014 году Анкара купила 27,3 млрд кубометров газа (Германия – более 40 млрд кубов). Газпром поставляет газ напрямую по «Голубому потоку», который проходит по дну Черного моря (это 16–19 млрд кубометров). Остальные объемы идут по так называемому Западному коридору – через Украину и Румынию.

Тем не менее возникают риски для реализации проекта «Турецкий поток». Анкара уже полгода затягивает подписание межправсоглашения по этому проекту. Проблема там не только в том, что Турция торгуется по скидке на российский газ. Москва предлагала Анкаре стать крупнейшим транзитером российского газа в ЕС, но Анкара пошла дальше и захотела стать перепродавцом российского газа в Европу, что неприемлемо для Газпрома. В итоге вместо четырех веток трубопровода речь теперь идет лишь о двух.

«Турецкий поток уже «похудел» в два раза, потому что мы давно сталкиваемся с «дуракавалянием» Турции. Это нас начинает утомлять. После демаршей Эрдогана мы только укрепились в желании лишить Турцию части транзита, начав проект «Северный поток – 2», – говорит глава ФНЭБ Константин Симонов.

Что потеряет Турция, если и две нитки «Турецкого потока» не будут построены? Дело в том, что первая нитка этого трубопровода необходима для нужд самой Турции. Риск заключается в том, что сейчас порядка 14 млрд кубометров газа Турция получает из России через Трансбалканский газопровод – через Украину и Румынию. Но в 2019 году заканчивается срок действия транзитного договора между Россией и Украиной. Это остановит поставки части российского газа в Турцию. Первая нитка «Турецкого потока» как раз должна была забрать на себя объемы, идущие транзитом через Украину.

В этом случае Россия лишится альтернативного доступа на европейский рынок. Но при наличии «Северного потока – 2» и перенаправлении поставок газа в Китай Газпром может восстановить утерянные объемы по турецкому направлению.

Турция же лишит себя не только возможности получать доход от транзита в Европу, но и возможности нарастить потребление газа на лояльных условиях и обезопасить свою экономику от потери поставок через Украину.

А вот на блокировку «Голубого потока» Турция вряд ли осмелится. Это скорее козырь в руках России. Быстро заместить объемы российского газа азербайджанским, иранским или СПГ Турция не может. Теоретически это, конечно, возможно, но лишь через 5–10 лет при реализации долгосрочной стратегии, требующей огромных инвестиций в инфраструктуру. В 2014 году Анкара купила всего 5,3 млрд кубометров газа у Азербайджана, 8,9 млрд кубов у Ирана и еще 8 млрд кубов СПГ. Против 27,3 млрд кубов в России.

На ваш взгляд

 
Как вы теперь, после уничтожения российского Су-24, относитесь к перспективе отдыха в Турции?




Обсуждение: 176 комментариев
У Ирана и Азербайджана нет дополнительного газа для Турции. Азербайджан обещает Турции голубое топливо из Шах-Дениза, но в объеме всего 6 млрд кубометров и только после 2020 года. Это прописано в контрактах. Но главное, что эти 6 млрд кубов нужны Турции для покрытия дополнительного спроса, который появится к тому времени, а не для замещения российских объемов.

Анкара может найти небольшие объемы свободного СПГ на рынке, но они даже близко не покроют газпромовские поставки, считает Алексей Гривач из ФНЭБ. Кроме того, потребуется несколько миллиардов долларов на расширение инфраструктуры для приема большего объема СПГ, не говоря уже о том, что сжиженный природный газ в разы дороже российского газопроводного.

Для России разрыв газового сотрудничества с Турцией – это прямые потери прибыли от крупного покупателя. Только в 2014 году Газпром заработал 10,2 млрд долларов на продаже Турции 27,3 млрд кубометров газа при цене топлива в 374 доллара. В 2015 году на фоне более низких цен на газ Газпром может получить от Анкары порядка 7–7,5 млрд долларов за тот же объем поставок (при цене в 260–300 долларов за тысячу кубометров). Но для Турции отсутствие российского газа означает экономическую гибель.

Атомная энергетика

Турция недавно сама угрожала России закрыть проект строительства Росатомом к 2020 году АЭС «Аккуя». Станция должна иметь четыре реактора мощностью 1200 МВт каждый. Константин Симонов считает закрытие этого проекта, стоимость которого оценивается в 20 млрд долларов, благом для России.

Конечно, Росатом потеряет уже вложенные 3 млрд долларов в объект, однако у компании есть десятки других проектов за рубежом. Росатом – мировой лидер на рынке атомной энергетики. Россия же в целом от этого может даже выиграть.

«Я был бы счастлив, если бы мы от этого проекта отказались. Я вообще не понимаю, зачем мы строим эту АЭС. Во-первых, мы сами создаем конкурента своему газу на турецком рынке. Во-вторых, мы строим станцию на свои же деньги. Только официальный срок окупаемости этой станции – 18 лет, реально же мы будет возвращать деньги за эту АЭС более 20 лет. Меня не покидает вопрос: мы уверены, что это точно самое лучшее вложение денег в период, когда у нас у самих идет спад экономики? Поэтому, когда Эрдоган угрожал прекратить стройку АЭС, я говорил, что тем самым Эрдоган сделал бы одолжение России», – считает Симонов.

Эта АЭС больше нужна Турции, так как обеспечит ее более дешевой электроэнергией, чем генерируемая на газовых ТЭС. Когда в апреле 2015 года Россия и Турция закладывали первый камень в фундамент АЭС, турецкие власти отмечали: если бы эту АЭС Анкара построила 10 лет назад, она сэкономила бы 14 млрд долларов на покупке природного газа. Отказ от АЭС для Турции будет означать необходимость больше тратить на газ, и в конечном счете это может привести к самым дорогим тарифам на электроэнергию в Европе. Поэтому АЭС в Турции – это также козырь в руках России.

Пролив Босфор

Впрочем, у Турции есть возможности для болезненных решений для России. Теоретически у Анкары есть возможность перекрыть России возможность переваливать нефть через пролив Босфор. «Но это уже фактически будет равносильно тому, как если бы Украина перекрыла транзит российского газа в Европу. Это будет объявление экономической войны не только нам, но и нашим потребителям в Европейском союзе», – говорит Константин Симонов.

«Это будет нарушением международных договоров, правил прохода через пролив. По факту это будет объявление не просто экономической войны, но и полноценной. Я не знаю, насколько Турция готова далеко зайти в дергании тигра за усы», – отмечает собеседник.

Россия, в свою очередь, решала проблемы зависимости от загруженного пути поставок нефти через Босфор, развивая северный маршрут и экспорт нефти через Балтику, однако поставки российской нефти через Новороссийск по-прежнему существенны и могут нанести серьезный удар по российскому нефтяному экспорту. 

Заморозка российского капитала в Турции

Теоретически Турция может покуситься также на российский бизнес, вложившийся в турецкий рынок. Так, у ЛУКОЙЛа в Турции почти 700 АЗС, или 4% топливного рынка страны. «Интер РАО ЕЭС» владеет газовой электростанцией «Тракия» стоимостью 67,7 млн долларов. Сбербанк в 2013 году купил девятый по величине банк в Турции с 680 отделениями по всей стране – DenizBank. Группа «Газ» собирает на турецком заводе 3–3,5 тысячи машин «Газель Next». У ММК в Турции есть металлургический завод. У Михаила Фридмана 13,22% акций в крупнейшем сотовом операторе Турции Turkcell. Даже «Яндекс» заполучил 7% интернет-рынка Турции.

Если Турция решит заморозить данные российские активы, это приведет к международному скандалу, разрыву дипотношений между двумя странами и нанесет урон не только бюджету России, но и Турции, так как все российские компании так или иначе связаны с местной инфраструктурой и занимают весомую долю на турецком рынке, считает Кокорева.

В свою очередь турецкие строительные компании из-за разрыва отношений между странами могут потерять привлекательный российский рынок, на котором очень хорошо зарабатывали. За последние четверть века они получили в России контракты на 50 млрд долларов, подсчитывала ранее Financial Times.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............