28 июля, четверг  |  Последнее обновление — 09:45  |  vz.ru

Главная тема


Сколько медалей сможет завоевать в Рио сборная России в нынешнем усеченном составе

Армия России


Минобороны получило самолет «судного дня»

тяжелое признание


Нафтогаз: Украина закупит газ в Европе дороже, чем могла бы купить у России

Машина ИМР-2 и тротил


Минобороны показало работу группы обрушения объектов (видео)

Блок НАТО


Эстония отказалась от подаренных США военных самолетов

«Это был обычный парень»


Бывший боевик «Азова»: Киев срежиссировал операцию против Александрова и Ерофеева

выборы президента сша


Трамп придумал для Клинтон новое прозвище

Спорт и политика


Бойкот Олимпиады стал бы лучшим подарком нашим геополитическим противникам

«давно разработанные планы»


Немецкие СМИ: Россия способна захватить Польшу за ночь

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Точки опоры

В чем смысл резкого расширения российского военного присутствия за рубежом

3 марта 2014, 17:10

Текст: Ярослав Вяткин

Версия для печати

От Сингапура до Венесуэлы – таковы, если верить Сергею Шойгу, масштабные планы по открытию новых российских военных баз за границей. Почему указаны именно данные точки на карте и как расширение военного присутствия за рубежом поможет защитить российские геополитические интересы, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Недавно министр обороны Шойгу заявил, что наша страна планирует расширение сети военных баз за рубежом. Среди стран, переговоры с которыми близки к завершению, он назвал Вьетнам, Кубу, Сейшельские острова, Никарагуа, Венесуэлу и Сингапур. Список получился где-то вполне ожидаемый, а где-то – совсем наоборот.

Но в целом это лишь продолжение политики последних нескольких лет. Политики возвращения в мир и создания для себя в нем опорных точек. Ведь, как уверял убитый отмороженным «мирным протестувальником» из римского легиона мудрый дедушка Архимед: «Дайте мне точку опоры – и я переверну землю!»

Важность военных баз

Важность и нужность военных баз за рубежом для любого государства со сколько-нибудь серьезной ролью (или претензиями на нее) в мире, с сильной армией и флотом несомненна. Это и возможность снабжать свои корабли горючим, боеприпасами, обеспечивать ремонт и отдых экипажам.

Если имеется аэродром, то, соответственно, обеспечивать дозаправку и отдых авиации, базирование самолетов-заправщиков, разведчиков или противолодочных. Полезна возможность слежения за деятельностью вооруженных сил интересующих государств в зоне размещения на постоянной основе.

Ну и постоянное присутствие на базе военного персонала крупной и сильной страны-союзника сильно снижает шансы на военные акции против этой страны даже со стороны, например, США. Что показывает Сирия? Она же показывает, что через военную базу своего союзника очень удобно снабжать, причем без излишней огласки. Дает наличие военной базы и возможность оперативного вмешательства в ситуацию в стране пребывания. Это мы сейчас наблюдаем в ходе хаоса на Украине, начавшегося после майданного бандеровского путча.

С давних пор у России существует пункт обслуживания ВМФ в сирийском порту Тартус - небольшой, но очень важный, т.к. он, до недавнего времени, являлся единственным для нашего флота на Средиземноморье (фото: фрагмент сервиса maps.google.com)
С давних пор у России существует пункт обслуживания ВМФ в сирийском порту Тартус – небольшой, но очень важный, т. к. он до недавнего времени являлся единственным для нашего флота в Средиземноморье (фото: фрагмент сервиса maps.google.com)

Средиземноморское звено – важнейшее

С давних пор у России существует пункт обслуживания ВМФ в сирийском порту Тартус – небольшой, но очень важный, т. к. он до недавнего времени являлся единственным для нашего флота в Средиземноморье. Особенно его важность возросла после создания в регионе постоянного соединения (эскадры) ВМФ РФ и после начала войны в Сирии. Однако расширять этот пункт материально-технического обеспечения мы, как хотели ранее, не можем – надо ждать, пока закончится война в стране. Точнее, притухнет до умеренных величин. То, что победа в войне будет на стороне правительства и народа Сирии, – практически вопрос решенный, но вот со сроками неясно. Приходится искать и другие места для обслуживания и базирования флота.

Напомним, что совсем недавно было достигнуто принципиальное соглашение о возможности для русского флота использования порта Лимасол и авиабазы «Андреас Папандреу» в Пафосе на Кипре – для военной авиации.

Хотя это соглашение пока что носит предварительный характер, официальное пока в процессе подготовки, но Средиземноморская эскадра ВМФ в процессе несения боевой службы у берегов Сирии и в Восточном Средиземноморье уже достаточно давно и активно пользуется Лимасолом для дозаправки и отдыха экипажей. Например, на момент написания статьи жители города могли полюбоваться авианосцем «Адмирал Кузнецов» на рейде. Таким образом, в Средиземноморье у России появляется второй пункт материально-технического обеспечения в дополнение к дружественному сирийскому Тартусу, да еще и военный аэродром.

Авиабаза «Андреас Папандреу» в Пафосе – аэродром совместного базирования, то есть на территории аэродрома есть и международный аэропорт, и военная авиабаза. Взлетно-посадочная полоса имеет длину 2700 м и может принимать почти любые воздушные суда, кроме самых крупных. База прикрыта от ударов с воздуха отечественным ЗРК «Тор-М1» и швейцарской зенитной артиллерией.

Правда, кипрское правительство, не желая совсем уж обострять отношения с США, недовольными этой «оказией», и с Израилем, который сам хотел заполучить аэродром в Пафосе, да не нашел на это денег, пока заявляет, что российская военная авиация не сможет полноценно базироваться на острове. Якобы делать складские запасы российским ВВС в Пафосе не дадут, да и пользование разрешено в каких-то непонятных «чрезвычайных сценариях», а также в транспортных и гуманитарных целях. Хотя для такого использования никаких соглашений, в общем, и не нужно, это, по сути, транзитная посадка. Киприоты, в общем, темнят, не желая поднимать против себя волну до официального подписания. В целом Кипр, имеющий также две британские суверенные базы в Акротири и Декелии, заинтересован в российском военном присутствии как в пугале для исконного противника – Турции, оккупировавшей северную часть острова. Англичане, оттяпавшие при предоставлении Кипру независимости 3% его территории под базы, не очень беспокоятся решением проблемы кипрской безопасности.

Ходят устойчивые слухи и о том, что к двум «точкам опоры» в этом районе добавится третья – это один из египетских портов. После свержения в Египте исламистов и прихода (или, скорее, возвращения) к власти военных во главе с генералом ас-Суси отношения РФ и АРЕ резко потеплели. Сейчас уже известно о заключенном с египтянами пакетном соглашении на поставку вооружений и военной техники на сумму порядка 4 млрд долларов. Не исключено, что о создании пункта материально-технического обслуживания (ПМТО) в Египте объявят позже, как проработают детали. Этот шаг неизбежно вызовет шок и у Израиля, и у США и их союзников – уж слишком важен контроль за Суэцким каналом, чтобы его отдавать русским хоть в какой-то мере.

Возвращение к старым друзьям

Что касается Вьетнама, то разговоры о возвращении в покинутую нами в начале 2000-х годов Камрань ведутся уже некоторое время. Бухта Камрань военно-морской базой была более 100 лет. Сначала она принадлежала французам. В 1904 году здесь совершила длительную стоянку русская 2-я Тихоокеанская эскадра на своем пути к Цусиме. Во время Вьетнамской войны она принадлежала американцам. Они построили там прекрасный аэродром и военный порт. Бухту с обеих сторон обхватывают два полуострова, образуя удобные внутренний и внешний рейды. Гавань хорошо укрыта как от ветра и волн, так и от любопытных взглядов. У внешнего рейда есть также острова, на которых удобно размещать ракетно-артиллерийские батареи для защиты.

В 1979 году Социалистическая Республика Вьетнам отдала Камрань и ее сооружения СССР на 25 лет в безвозмездную аренду. Вьетнам только что повоевал, пусть и успешно, с китайцами, и впереди была еще одна вьетнамо-китайская война. И опасаться им было чего.

Советские военные перестроили и расширили базу, и официально называвшаяся как скромный ПМТО ВМФ, она представляла собой достаточно мощный военный порт с ремонтными сооружениями, способный принять несколько десятков кораблей одновременно, в том числе классом до авианосца, и военный аэродром, прикрытый частями ПВО. На аэродроме постоянно «сидели» эскадрилья истребителей МиГ-23МЛД и отряд из дальних противолодочных самолетов Ту-142М и дальних разведчиков. В 90-е годы деньги кончились, флот начали активно продавать «на иголки» ушлые политиканы и адмиралы, походы в океан почти прекратились. Камрань начала потихоньку умирать как военный объект. Причем платить, по новым условиям, за нее надо было совершенно неподъемную для тогдашней России сумму – полмиллиарда долларов в год. В начале «путинской эры» ПМТО Камрань была закрыта. А теперь откроется новая «русская страница» в истории этой бухты.

Усилившийся Вьетнам, тем не менее, все равно побаивается Китая, ведь конфликт вокруг островов Парасель и архипелага Спратли, приведший уже к столкновениям, никуда не исчез. С США Ханой помирился, но ни о каком союзничестве и речи быть не может – и американцы не собираются ломать копья с КНР из-за каких-то вьетнамцев, да и те сами не очень бы поверили такому «союзнику», после тесного общения с которым в стране до сих пор кое-где и трава не растет. А вот с Россией СРВ отношений не портила и сейчас их расширяет – как в экономической, так и в военно-технической сфере. При этом Россия и Китай сейчас практически являются союзниками – лучшего «постояльца» для Вьетнама и не найти. России же, конечно, выгодно получить доступ к прекрасному порту, тем более что сейчас наш флот регулярно ходит в дальние походы, корабли Тихоокеанского флота постоянно проходят мимо Камрани на пути на боевую службу в Индийский океан, на антипиратские операции у берегов Сомали или в состав Средиземноморской эскадры ВМФ.

Что касается Вьетнама, то разговоры о возвращении в покинутую нами в начале 2000-х годов Камрань ведутся уже некоторое время (фото: defenseimagery.mil)
Что касается Вьетнама, то разговоры о возвращении в покинутую нами в начале 2000-х годов Камрань ведутся уже некоторое время (фото: defenseimagery.mil)

Возвращение точки опоры для российского ВМФ в районе, контролирующем важнейшие морские пути, будет неприятным фактом для США. А вот Китай, вопреки многим ожиданиям, уже дал понять, что не возражает против появления в Камрани российского ПМТО. Кроме него в бухте появится центр отдыха и реабилитации экипажей ВМФ, а также комплекс для обслуживания и ремонта закупаемых в России военных кораблей и субмарин.

Примерно та же история и с Кубой – российское военное присутствие постепенно свертывалось за 90-е годы, пока не свернулось совсем. Сначала вывели мотострелковую «учебную» (якобы) бригаду, потом Остров Свободы перестали посещать наши военные корабли, а в начале 2000-х был закрыт центр радиотехнической и радиоразведки в Лурдесе, за что В. В. Путина сильно критиковали. Я не хочу давать оценку тем событиям – для этого нужно быть в курсе всех подковерных событий, происходивших между Москвой и Вашингтоном в те годы, а мы не в курсе. Важен, опять же, факт – на острове снова начали появляться наши военные корабли и самолеты. В частности, сейчас в порту Гаваны находится средний разведывательный корабль «Виктор Леонов» – своего рода передвижной центр радиотехнической и радиоразведки. Скорее всего, на острове будет развернут ПМТО ВМФ. Кубе наше присутствие выгодно и в военном плане  защищает от США, и в материальном – денег острову хронически не хватает, даже на перевооружение армии их крайне мало.

Были советские моряки желанными гостями и на Сейшельских островах. С 1984-го по 1990 год советские моряки и летчики пользовались портом и аэродромом в столице маленького островного государства – Виктории. История нашего там появления весьма необычна. В 1976 году Сейшельские острова получили независимость от Великобритании. В следующем году в результате переворота к власти пришел режим социалистического толка, сразу разрешивший заходы советских военных кораблей.

25 ноября 1981 года в аэропорту Виктории высадилась группа наемников из ЮАР под командованием легендарного Бешеного Майка Хоара. Но переворот провалился, и их арестовали прямо в аэропорту. Советские корабли, находившиеся рядом, немедленно прибыли в Викторию для эвакуации посольства или оказания помощи местным властям. К 1984 году было подписано расширенное соглашение о порядке пользования как портом, так и аэродромом, который, кстати, и был расширен и перестроен советскими военными. Сейшелам сейчас никто не угрожает, зато очень нужны деньги, поэтому проблем с договоренностями быть не должно, разве что в цене. Наличие ПМТО ВМФ на старом месте позволит флоту обеспечить себе надежное обслуживание посреди Индийского океана.

Одновременно поговаривают и о том, что и с другой стороны Африки, в Анголе, также может возобновиться наше военное присутствие. В последнее время военно-техническое сотрудничество РФ и Анголы набрало новые обороты, была заключена, в частности, крупная сделка по поставке в страну различной военной техники: танков, истребителей Су-30К, артиллерии и вертолетов. Ангольцам, имеющим богатый нефтеносный эксклав Кабинда, границы которого совсем не урегулированы, российское военное присутствие явно полезно. А ВМФ РФ в будущем может не хватать точки обслуживания, ремонта и дозаправки в Южной Атлантике. Пока что в этом, правда, особой нужды нет – корабли нашего флота и так принимают в Луанде с охотой, но ходят они там нечасто.

И хочется и колется

Что до упомянутых Шойгу Никарагуа и Венесуэлы, то здесь ситуация несколько непонятная. После этого заявления в парламенте Никарагуа начались выступления оппозиции о том, что присутствие чужих баз нарушает конституцию. Примерно такое же заявление прозвучало и в Венесуэле из уст министра иностранных дел страны Э. Хауа. Вместе с тем и российские боевые корабли, и стратегические бомбардировщики уже бывали там и тепло принимались в обеих странах.

Руководство Никарагуа, замыслившего грандиозный проект канала – конкурента и «убийцы» Панамского, разумеется, волнует вопрос безопасности страны. Американцам, которые железной рукой более 100 лет удерживают контроль над Панамским каналом, конкурент, да еще и с лучшей потенциально пропускной способностью нужен как волку сапоги. Тем более что проект осуществляться начнет уже в этом году и на деньги китайской компании, специально созданной для этого случая Пекином. Она уже получила концессию на 100 лет на строительство и эксплуатацию канала. Будут участвовать в проекте и российские компании. Стоить проект будет более 40 млрд долларов, начало эксплуатации канала – в 2019 году, а завершение строительства планируется к 2029 году. Будут построены аэропорт, два порта, нефтепровод, зоны свободной торговли.

Ну и зачем США нужно такое «безобразие» в исконной сфере их влияния? Не больше чем нам нужен фашистский режим на Украине в нашей сфере влияния, хотя это и несравнимые вещи – в нашем случае на кону судьбы и жизни десятков миллионов людей, а в случае с Никарагуанским каналом – десятки миллиардов долларов. Хотя для американцев деньги будут поважнее, поэтому в Никарагуа очень сильно опасаются различных гадостей от «цитадели мировой демократии». Денег на закупки современных самолетов, ЗРК и прочей техники у страны нет, да и при ее размерах и численности армии смысла особого это не имеет. Поэтому, несмотря на вопли оппозиционеров и юридические казусы, видеть наших военных в Никарагуа, несомненно, хотят. Впрочем, о создании постоянной военно-воздушной базы и ПМТО ВМФ, наверное, говорить не стоит – нет пока у России настолько серьезных интересов в этом районе. А вот соглашение об упрощении «деловых заходов» боевых кораблей и временном присутствии авиации – вполне вероятно.

Cейчас в порту Гаваны находится средний разведывательный корабль «Виктор Леонов» - своего рода передвижной центр радиотехнической и радиоразведки (фото: Reuters)
Cейчас в порту Гаваны находится средний разведывательный корабль «Виктор Леонов» – своего рода передвижной центр радиотехнической и радиоразведки (фото: Reuters)

С Венесуэлой ситуация несколько более двойственная, и дело не только в конституции, но и в том, что оппозиция в этой стране достаточно сильна и лишние козыри в руки ей давать нынешнему президенту Мадуро не хочется. К тому же сейчас Мадуро успешно и весьма жестко отбивается от «наката» со стороны местных оппозиционных проамериканских «майданщиков». Но зачем ему провоцировать их и далее?

Сменивший «настоящего полковника» Чавеса на посту, он пытается сохранить и укрепить связи с Россией и Китаем, обеспечивающими страну оружием и многим другим, но одновременно пытается несколько сгладить отношения с основным потребителем венесуэльской нефти – США, – сильно испорченные при Чавесе. Но, вместе с тем, Мадуро понимает, что и танки, и новенькие БМП и БТР, и современные истребители Су-30МК2В, и даже ЗРК С-300ВМ от серьезной атаки со стороны США могут и не спасти. И поэтому заинтересованность в присутствии российских военных у него имеется.  Возможно, речь о базировании на постоянной основе также не идет. С. Шойгу заявил, что переговоры уже близки к подписанию документов, – видимо, так оно и есть. Но почему же тогда министр иностранных дел страны об этом не знает?

Сюрприз

Больше всего автора среди названных государств, с которыми готовятся подобные документы, удивило присутствие Сингапура. Это было несколько неожиданно, учитывая явно проамериканскую ориентацию города-государства. Ключевое положение и богатство Сингапура делают его лакомым кусочком, но его деньги позволили создать отлично оснащенные и вовсе не маленькие вооруженные силы, а для полиса площадью и населением намного меньше Москвы – просто гигантские. Настоящая крепость. Вероятно, если и правда Сингапур намерен в той или иной степени допустить к себе российские ВС, то речь может идти об упрощении порядка пролета, о заходах кораблей с краткими визитами, но вряд ли более.

Опасаться всерьез Сингапур может все того же Китая, который прокладывает важный для него путь защищенной доставки нефти из Персидского залива и путь к африканским ресурсам, которые активно разрабатываются китайскими компаниями. Точнее, разрабатывались – из стран бывшей французской Африки китайцев в последнее время просто выкинули, в частности, из Мали, что, кстати, и было одной из основных целей военного вмешательства Франции наряду с расправой над исламистски настроенными мятежниками-туарегами. Туарегов уничтожить не удалось, хотя из городов их выбили, а вот с китайскими бизнесменами получилось отлично.

Вероятно, сингапурцы не слишком доверяют своим китайским родственникам, а особые отношения Москвы и Пекина, видимо, служат дополнительной гарантией.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............