27 февраля, понедельник  |  Последнее обновление — 01:27  |  vz.ru

Главная тема


Разрыв между Крымом реальным и виртуальным нарастает

Экс-президент Ирана


Ахмадинежад рассказал Трампу о принадлежности США всем народам мира

лидер молдавии


Додон потребовал от послов США и Румынии не учить его быть президентом

экс-постпред США при ООН


Пауэр написала статью «Мой друг, российский посол» о Чуркине

«Синее пробуждение»


Факельное шествие националистов состоялось в Эстонии

Трамп в виде бабочки


На обложке журнала The New Yorker появится Путин с моноклем

«Шок преодолен блестяще»


Германский бизнес предрекает рост российской экономики в 17-м году

медицина и рыболовство


Японские СМИ узнали о плане сотрудничества с Россией на Курилах

задержки машин


Россия выиграла у Белоруссии спор в суде ЕАЭС

«ничему не научились»


Василий Стоякин: Что происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад выбежали на Майдан?

«третий путь»


Егор Холмогоров: Шафаревич показал ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки

юбилей октября


Андрей Бабицкий: Революция 1917 года была бедствием, кошмаром, это была трагедия миллионов людей

на ваш взгляд


Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Какие дальнейшие шаги должна делать Москва по отношению к республикам Новороссии и Украине?

Россия строит «треугольник» с Ираном и Турцией

За три года, прошедшие с избрания Хасана Рухани президентом Ирана, он встречался с Путиным уже восемь раз   8 августа 2016, 08:02
Фото: Alexei Nikolsky/RIA Novosti/Kremlin/Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Наступившую неделю Владимир Путин посвятит контактам с нашими южными соседями. В понедельник в Баку пройдет встреча с Ильхамом Алиевым и Хасаном Рухани, на следующий день в Санкт-Петербурге – переговоры с Реджепом Эрдоганом, а в среду в Москву прилетает Серж Саргсян. Всеобщее внимание привлечено к разговору с турецким президентом, но российско-иранская встреча в верхах также имеет важнейшее значение.

Южное направление имеет сейчас чрезвычайно важное значение для России – есть огромный потенциал у отношений с двумя историческими соседями, Турцией и Ираном, нужно ослабить напряжение между Азербайджаном и Арменией из-за Карабаха.

«Азербайджан по сути является уникальным примером русско-турецко-иранского пересечения и симбиоза»

И, конечно, наша военная операция в Сирии, за десять месяцев которой Россия добилась существенного роста своего влияния на всем Большом Ближнем Востоке. Главной потерей была ссора с Турцией, но начинающееся примирение позволяет приступить к созданию новой, более устойчивой опоры для России в регионе. Тремя ее основами должны стать отношения с Турцией, Ираном и арабскими странами, и работа над выстраиванием отношений в этом треугольнике идет полным ходом. Президент Турции Эрдоган сразу же после подавления путча заявил своему иранскому коллеге, что больше прежнего готов взаимодействовать с Россией и Ираном:

«Мы настроены в сотрудничестве с Ираном и Россией рука об руку решать региональные проблемы и значительно усилить наши шаги по возвращению в регион мира и стабильности».

Иран и Турция – две главные региональные державы, исторические соперники в регионе. Но их многовековой спор за Закавказье был разрешен Россией, присоединившей к себе этот регион после войн с турками и персами в 18–19-м веках. Хотя сейчас Закавказье формально «свободно», у Москвы, Анкары и Тегерана на самом деле нет неустранимых конфликтных противоречий ни в этом регионе, ни в целом.

Религиозные и геополитические интересы Турции и Ирана пересекаются в разных странах региона. Но гораздо большую опасность как для проекта Эрдогана, так и для исламской республики представляет та часть глобальной англосаксонской элиты, что ставит на смену власти в этих странах и на сдерживание Анкары и Тегерана. Иран выдержал 35-летнее противостояние с США, Турция постепенно все больше понимает, что Запад манипулирует ею в своих интересах. И две эти страны, при всех существующих противоречиях и амбициях, могут добиться гораздо большего вместе, чем враждуя между собой.

Именно на это настроена Россия – для нас важны стратегические отношения как с Турцией, так и с Ираном. Это выгодно нам как экономически, так и геополитически: транспортные коридоры Север – Юг, огромный потенциал в торговле, строительство российских АЭС и поставки нашего оружия, туризм и инвестиции, не говоря уже о спокойных южных границах и борьбе с терроризмом. От того, как будут выстроены отношения в треугольнике Москва – Анкара – Тегеран, зависит и исход войны в Сирии. И именно сирийская война сейчас является главным препятствием для сближения трех стран.

Россия и Иран поддерживают Асада, а Турция выступает за его уход – но после пяти лет гражданской войны в Сирии понятно, что свергнуть Асада не удастся. Иран все эти годы оказывал военную помощь Дамаску, а после того, как прошлой осенью на помощь Асаду пришла и Россия, нет сомнений, что силовой смены власти в Сирии не будет.

Турцию тревожит не столько судьба Асада, сколько усиление и обособление курдов, населяющих север Сирии. Анкара опасается, что появление уже второй курдской автономии у ее границ будет постоянным источником волнений, терактов, а то и гражданской войны уже в турецком Курдистане (где последний год и так очень горячо). Если Путин и Эрдоган сумеют договориться о сирийском урегулировании так, чтобы это отвечало интересам и России, и Турции (а обеим странам нужна единая Сирия), то принуждение антиасадовских повстанцев к миру пойдет быстрее.

Турция, конечно, не хочет чрезмерного усиления Ирана в Сирии – но, в отличие от той же Саудовской Аравии, не считает «шиитскую дугу» (от Южного Ливана через Сирию и Южный Ирак) каким-то экзистенциальным вызовом своей безопасности. Борьба за влияние на сопредельные страны между Турцией и Ираном будет всегда. Но Анкара не может не признать очевидное: своей последовательной, на протяжении многих десятилетий, поддержкой союзников («Хезболла», Асад и иракские шииты) Иран создал себе очень надежную опору в регионе. И лишить его ее не под силу ни Турции, ни Саудовской Аравии, ни США. Тем более что именно американская экспансия в регионе, по сути, и привела к усилению позиций Ирана – который, впрочем, кровью своих солдат защищал свои интересы.

Если для трехсторонних встреч Путин – Эрдоган – Рухани время еще не пришло, то сегодняшний бакинский саммит Путина, Алиева и Рухани все-таки в некотором роде является шагом в этом направлении. Азербайджан по сути является уникальным примером русско-турецко-иранского пересечения и симбиоза. Тюркский народ, исповедующий, как и иранцы, шиизм, несколько столетий входил в состав Персии, у которой был отвоеван Российской империей. За два века азербайджанцы не обрусели, но цивилизационно во многом русифицировались – и геополитически Баку сейчас может выступать как важный фактор сближения всех трех соседних стран.

Трехсторонний саммит проходит впервые, и само по себе это служит свидетельством выхода на новую стадию сотрудничества России и Ирана. После снятия международных санкций с Ирана исчезли последние препятствия для стратегического сотрудничества двух стран, которое имеет без всякого преувеличения огромный потенциал.

Сейчас в работе около 70 совместных крупных проектов. И, как сказал на днях сопредседатель межправительственной комиссии министр энергетики Новак, «самый главный сдерживающий фактор – вопрос денежно-кредитных отношений, межбанковского сотрудничества». Но и эта проблема (связанная в том числе и с недавними санкциями против Ирана, и с нынешними санкциями против России) постепенно преодолевается. Так, в интервью азербайджанскому информационному агентству Путин сказал о предоставлении Ирану двух кредитов на сумму 2,2 млрд евро для финансирования сооружения ТЭЦ и электрификации железной дороги.

И это лишь малая часть прорабатываемых совместных проектов – выходящий из внешней блокады Иран сейчас будет развиваться высокими темпами. За иранский рынок уже идет серьезнейшая борьба между европейцами, японцами, китайцами. Преимущество России не только в наличии нужных Ирану современных технологий, которые дешевле, чем у конкурентов (это касается и оружия, и АЭС), не только в добрососедских отношениях, но и в близости наших взглядов на мировые дела.

Именно геополитическое взаимопонимание позволяет планировать транспортный коридор Север – Юг вдоль и через Каспий к Персидскому заливу, уходить от доллара во взаимной торговле, готовиться к совместным военным учениям и быть союзниками в Сирии. В следующем году Иран будет принят в ШОС, и отношения двух стран приобретут еще более тесный характер.

Иран давно уже выбрал путь настоящего суверенитета, Россия также вернулась на него после постсоветской дезориентации. Если Турция сделает такой же выбор, значит, у трех стран появятся новые возможности для того, чтобы вместе стать сильнее.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............