25 августа, четверг  |  Последнее обновление — 19:38  |  vz.ru

Главная тема


Внезапная проверка войск проводится в преддверии масштабных учений

«приоритетные направления»


Посол ЕС посоветовал Украине решить вопрос с децентрализацией

территория ссср


Украина готовится запретить «крамольные» российские книги

акция у посольства


Катасонова озвучила семь надежд России на Трампа

«С возмущением наблюдаем»


Москва обвинила ЕС в попытке уравнять СССР и нацистскую Германию

«многих вещей не понимает»


Тимошенко указала на «совершенное незнание» Савченко международной политики

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

демонстрация силы


Украинская армия страшна только своей численностью

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Наступил год новой геополитической реальности

Мир 2015 года будет хрупким   1 января 2015, 18:00
Фото: FogStock/ТАСС
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

После того, что произошло в ушедшем году, делать прогнозы на 2015 год, казалось бы, дело неблагодарное – ведь 14-й был наглядным подтверждением того, что настоящие исторические события не просчитываются никаким, даже самым всесторонним анализом. И все же главный итог 2014-го – начало активной трансформации однополярного мира – сам по себе дает возможности для обозначения повестки наступающего года.

И для России, и для мира в целом 2015 год станет годом действительно больших перемен – потому что произошедшее в 2014-м лишь открыло новую главу, обозначило направление движения, а конкретные последствия будут проявляться уже в ближайшем будущем. Можно провести оценку дел в геополитической войне, на ее экономическом и холодном фронте.

«Мир не по-американски» из простого собрания недовольных англосаксонским диктатом стал складываться в некую общность, координация интересов и усилий в рамках которой и станет главным событием 2015 года»

США спровоцировали демонтаж того самого мирового порядка, который с их помощью в последнее столетие выстраивали англосаксонские элиты. После 1991 года им казалось, что на пути к единому мировому правительству не осталось серьезных препятствий – СССР уничтожен, Китаю необходимо еще очень много времени для роста и озвучивания своих глобальных претензий, Европа в целом вписана в атлантический формат, исламский мир хаотизирован, Латинская Америка разобщена и слаба. После краха советского коммунизма не было силы, которая могла бы не только предложить свой, альтернативный проект глобализации и продвигать его, но и хотя бы успешно сопротивляться распространению англосаксонской версии глобализма и ее трезубцу – финансовой модели, военной мощи и идеологической матрице.

Мир вступал в эпоху «конца истории» – как проповедовали адепты либеральной демократии. К середине нулевых годов, впрочем, выяснилось, что дело построения «мира по-американски» продвигается вовсе не так успешно – все больше цивилизаций и стран упрямятся и настаивают на многополярном, многоукладном мире, в котором нет места сверхдержаве-гегемону, навязывающей всем собственные ценности под маркой универсальных.

Финансово-экономический кризис 2008 года окончательно убедил всех в том, что нынешняя модель мировых финансов не просто не работает – она окончательно превратилась в оружие массового поражения в руках англосаксонских финансово-политических элит. Но согласия на ее даже не демонтаж, а постепенную коррекцию атлантические управляющие так и не дали – фактически не оставив тем самым другим никакого выбора, кроме как строительство новой, параллельной финансовой системы.

При этом в Сити и Нью-Йорке не очень-то волновались насчет возможности появления конкурирующего проекта – расчет англосаксов строился на том, что желающие создать новую мировую финансовую систему не могли не понимать, что успешной она может стать только в новой геополитической реальности, при новом мировом порядке. А для этого нужна война – ведь изменение глобальных правил мировых финансов происходило только как следствие мировых войн.

Англосаксы считали, что ни одна мировая цивилизация не способна бросить им вызов в одиночку, точно так же, как нет никаких предпосылок для складывания широкой антианглосаксонской коалиции – и, значит, их господству по большому счету ничего не угрожает. Ну и что с того, что Китай (который к тому же имеет с Сити «совместное предприятие» в виде Гонконга), арабы или Россия не хотят больше играть в нашем казино? Деваться-то им некуда – своего они построить не смогут, воевать с нами за право метать банк не будут. А будут возмущаться – устроим им серьезные проблемы, отвлечем или стравим между собой: начнем «демократизацию Большого Ближнего Востока» или блокаду России.

Уже в 2012 и 2013 годах становилось все заметнее, что эта схема не работает – Китай на глазах становился все более амбициозным, все глубже проникая в Латинскую Америку и Африку, переформатирование Большого Ближнего Востока шло не в том направлении, приведя к потере Египта, ухудшению отношений с Саудовской Аравией и проблемам с Турцией, Россия все жестче противостояла как попыткам вмешиваться в ее внутренние дела, так и хаотизации Ближнего Востока. И одновременно Китай и Россия все больше сближались, используя БРИКС и ШОС в качестве инструментов для расширения своего геополитического влияния и выстраивания глобальной антианглосаксонской коалиции. Недовольство американским давлением зрело и в Европе – где росло критическое отношение как к англосаксонскому проекту ЕС, так и к контролю США за европейскими элитами.

В 2014 году начался обвал мира по-американски – стало ясно, что расчет на стравливание и хаотизацию противников провалился. Поводом стала Украина – попытка увести ее на Запад вызвала жесткую реакцию России, продемонстрировавшую, что США больше не могут перекраивать мир по своим правилам. И хотя конфликт за Украину затягивается, уже понятно, что старые правила больше не действуют – им бросила вызов Россия, а попытка в ответ организовать ее изоляцию провалилась.

Удалось выстроить только страны ЕС и НАТО, подключив к ним Австралию и ограниченную во внешнеполитической самостоятельности Японию – то есть США сами обрисовали контур своего мира, тех, кого они контролируют. Все остальные выстроились по другую сторону – «мир не по-американски» из простого собрания недовольных англосаксонским диктатом стал складываться в некую общность, координация интересов и усилий в рамках которой и станет главным событием 2015 года.

Все самое интересное будет происходить как внутри контура западного мира, так и на стыке между Западом и формирующимся антиамериканским альянсом. Среди важных пересечений – кроме, конечно, Украины, о которой чуть позже – Афганистан, Иран, Исламский халифат. Вывод большей части американских войск из Афганистана открывает возможность для наступления талибов – но, даже не дожидаясь этого, Россия и Китай будут пытаться вписать Афганистан в создаваемую ими через ШОС систему региональной безопасности. Ожидаемое в следующем году вступление в ШОС Индии и Ирана, а также налаживание отношений России с Пакистаном (который тоже просит о переводе из наблюдателей в постоянные члены ШОС) приведет к тому, что Афганистан окажется в кольце стран ШОС.

Кабул и сам хочет вступить в организацию, где он сейчас имеет статус наблюдателя, но пока на афганской земле находятся американские базы, это невозможно. Азиатская безопасность должна быть делом самих азиатов – этот лозунг Си Цзиньпина вполне применим к афганской ситуации. Ее решение – сложнейшая геополитическая задача, но саму проблему создали англосаксы, и они не просто не заинтересованы в ее решении, наоборот, она нужна им как удобный повод для постоянного вмешательства в дела региона и манипуляций. Англосаксы провели в 1919 году между принадлежавшей им Индией и так и не покорившимся Афганистаном линию Дюрана, разделившую пуштунские племена пополам, создали после Второй мировой войны Пакистан, закрепивший пуштунский раздел, оккупировали Афганистан в 2001 году – и добровольно не уйдут с этой важнейшей геополитической точки, позволяющей влиять одновременно на Россию (через союзную нам Среднюю Азию), Иран и Китай.

Выстраивание новой афганской стратегии принципиально важно для всех соседей этой многострадальной страны, и для России в следующем году это будет одной из важных целей. Нужно выстроить такую систему, которая одновременно не допускала бы усиления в Афганистане радикальных исламистов, считающих себя частью Исламского халифата, и создавала условия для постепенного выдавливания из страны американских баз. Владимира Путина уже давно ждут в Иране, а недавно он получил приглашение из Пакистана (в котором за 67 лет его существования нашего лидера видели только один раз – в 1968 году, когда состоялся визит Косыгина) – и в 2015 году российский президент вполне может отправиться и в Тегеран, и в Исламабад. Но не только для обсуждения афганского вопроса.

Отношения с Ираном будут развиваться по нарастающей – причем вне зависимости от того, как завершатся переговоры по т. н. иранской ядерной программе. У наших стран слишком много общих вопросов, интересов и целей – к тому же роль Ирана в построении новой глобальной архитектуры будет очень велика.

Расширение Исламского халифата является проблемой для всех больших держав – но при этом реальных возможностей остановить его пока не видно. США не решатся на полномасштабную наземную операцию, а иракская и сирийская армии не способны победить халифат и восстановить контроль над территориями своих стран, полураспавшихся еще до его образования.

В следующем году события на территории Сирии и Ирака, где фактически уже образовалось новое государство, могут сдетонировать как на север, взорвав одну из самых сложных тлеющих региональных проблем – курдскую, так и на юг, перекинувшись на Саудовскую Аравию, где в случае смерти 90-летнего короля может начаться борьба за власть.

Россия будет все активней возвращаться на Ближний Восток – используя как недовольство американцами даже со стороны их ближайших союзников, так и память арабов о советском присутствии в регионе в 5080-х годах. Визит Путина в Египет в начале 2015 года будет, кроме всего прочего, иметь еще и важное символическое значение – впервые с начала 70-х две ключевые страны арабского мира, Сирия и Египет, ориентируются на Москву, а не Вашингтон. А в рамках Большого Ближнего Востока важнейшую роль будет играть новый формат отношений Москвы и Анкары – впрочем, русско-турецкое сближение скажется как на азиатском, так и на европейском направлении (превращение Турции в посредника при торговле российским газом с Европой).

Внутри Запада ключевыми точками являются Германия, в которой будут нарастать настроения на примирение с Россией, то есть к эмансипации от американского влияния, и Япония, которая будет вести игру в треугольнике США Китай Россия (уравновесить зависимость от Вашингтона и конфликт с Пекином развитием отношений с Москвой).

Для США важнейшей задачей на следующий год является принуждение ЕС к заключению соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве – то есть первому шагу к созданию общего рынка, а значит, и объединению сил Запада в один кулак под англосаксонским руководством. Ради этого нужно будет еще больше взнуздать и так сопротивляющиеся европейские элиты – и важнейшим инструментом для этого американцы считают наращивание конфронтации с Россией, в ходе которой ЕС должен поддерживать американскую позицию по атлантизации Украины.

Европа этого явно не хочет – более того, весной будут большие проблемы с продлением существующих санкций. Европа заинтересована в замораживании конфликта на Украине – и Россия может сыграть на этом, конечно, только в том случае, если сама внутриукраинская ситуация не пойдет вразнос, потребовав тем самым нашего активного вмешательства.

Борьба за Украину останется главным событием 2015 года. Предсказать ее ход невозможно – более чем вероятна новая война между Новороссией и Киевом, экономический и политический коллапс могут привести к развалу страны на удельные княжества, возможен переворот в Киеве. Россия будет наблюдать и работать как над отрывом Европы от США в украинском вопросе – убеждением европейцев в том, что им необходимо перехватить контроль над киевской властью у США, так и над стратегической программой, нацеленной на недопущение атлантизации Украины.

Главный интерес и цель России – всячески способствовать тому, чтобы обрушение Украины не только не привело к нападению на Новороссию, но и не проходило в формате полномасшабной гражданской войны на остальной территории незалежной. Нам нужна мирная, не разрушенная Украина – в которой сам ее народ, горькой ценой протрезвевший от дурмана, осознавший предательство элит, сместит нынешнюю прозападную власть и вернется на общий исторический путь с остальными частями русского народа. Собственно говоря, это и есть главное ожидание России от наступающего 2015 года.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............