29 сентября, четверг  |  Последнее обновление — 20:13  |  vz.ru

Главная тема


Данные о погибших из-за ошибок врачей – лишь верхушка айсберга

национальный перевозчик


«Аэрофлот» объявил о планах массовой закупки отечественных самолетов

американский паспорт


Подполковник петербургской полиции подозревается в работе на военную разведку США

«деньги благотворителей»


Ролдугин пообещал передать государству многомиллионную виолончель Страдивари

«вода на мельницу террористов»


В МИД объяснили заявление Госдепа США о возможных терактах в России эмоциональным срывом

«некий контакт руки и плеча»


Брэд Питт добровольно сдал анализы на наркотики после ссоры с сыном

российская версия


Минобороны получило новые данные об обстреле гумконвоя ООН под Алеппо

мыльная опера


Безвизовый режим Украины с ЕС получил новую отсрочку

сражение за Алеппо


Истерика Запада прямо связана с ожиданиями военной победы Асада

«провокационное искусство»


Наталья Холмогорова: Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе

Вопрос дня


В дискуссии о запрете абортов чьи права для вас важнее?

Три года для бывшего президента

Египетский суд неожиданно приговорил Хосни Мубарака к тюремному заключению
Приговор экс-президент выслушал молча   21 мая 2014, 22:20
Фото: Reuters
Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В Египте параллельно судят сразу двух бывших президентов – двух непримиримых врагов как политических, так и идеологических: Хосни Мубарака и Мухаммеда Мурси. При Мубараке Мурси был гоним, при Мурси Мубарака готовили к смертной казни. Теперь к власти вернулись военные, и Мурси легко предсказать незавидную участь. А вот Мубараку прочили свободу. И напрасно.

Приговор бывшему президенту стал для многих в Египте (да и не только в Египте) неожиданностью. Казалось бы, чему удивляться: вроде бы совсем недавно Мубарака вообще приговорили к пожизненному, а приговорив, инициировали пересмотр процесса, дабы заменить пожизненное на виселицу. Однако это было «при старом режиме». А новый режим был настроен в отношении экс-президента вполне благодушно. И все шло к оправдательному приговору.

«Претензий у прокурора к экс-президенту множество, есть обвинения и почти экзотические, в духе Ежова – Ягоды – шпионаж в пользу иностранных государств»

Но судья сказал – «Мохаммед Хосни Мубарак будет отправлен в тюрьму на три года», а два его сына – на четыре. Все – по одному и тому же делу о хищении 18 миллионов долларов из государственных фондов: выделенные на ремонт правительственных резиденций средства Мубараки попросту перевели на свои личные счета. Адвокаты экс-президента, в свою очередь, настаивали, что финансовые претензии должны были быть адресованы одной из арабских фирм-подрядчиков, которая выполняла ремонтные работы во дворцах.

Мубарак оказался под следствием спустя два месяца после своей добровольной отставки на фоне многотысячных митингов, угрожавших перерасти в гражданскую войну (она и впрямь началась, но в куда как более скромных масштабах, чем в Сирии, и несколько позднее). Тогда власть временно перешла к Высшему совету вооруженных сил под председательством маршала Тантави, который стал готовить страну к внеочередным выборам. Казалось, что такой сценарий является для Мубарака гарантией неприкосновенности. Он сам – боевой генерал (по египетским понятиям – золотая элита общества), он опирался на боевых генералов, вместе с боевыми генералами давил исламистов, боевые генералы относились к нему с пониманием. Однако Тантави, которого американские дипломаты, согласно утечкам, называли «пуделем Мубарака» за бесконечную верность президенту, решил не плевать против ветра и препятствовать суду над бывшим шефом не стал.

Не исключено, что взыграло и личное: Мубарак видел своим преемником сына Гамаля (одного из тех, кто выслушал сегодня приговор), а Гамаль Тантави откровенно недолюбливал (в том числе потому, что маршал противился новому этапу приватизации, видя за ней лишь обогащение элит) и последовательно добивался его отставки.

Новый президент – Мухаммед Мурси – был креатурой «Братьев-мусульман», и при нем у исламистов началась вольготная жизнь, случился буквально праздник на улице – на протяжении всех 30 лет правления Мубарака с «братьями» нещадно боролись. «Братья» желали мести, мести желал лично Мурси, и когда суд назначил Мубараку наказание в виде пожизненного заключения, новые власти добились пересмотра приговора, который Мурси назвал «недостаточно справедливым» и «чересчур мягким». Экс-президенту показательно готовили виселицу. А Тантави просто отправили в отставку.

Основное обвинение тогда сводилось к организации убийств демонстрантов во время революции 2011 года. И хотя Мубараку, напомним, присудили пожизненный срок, никаких доказательств его вины до сих пор никто не увидел. Напротив, на суде было предостаточно показаний, свидетельствующих, что приказа открыть огонь Мубарак не отдавал, более того, категорически запрещал стрелять по демонстрантам (за исключением мародеров, которых в революционном Египте было немало).

Но очень скоро Мурси разделил судьбу предшественника в прямом смысле слова. Опять многотысячные митинги, опять уличные столкновения. С той лишь разницей, что военные, наученные горьким опытом, власть отдавать уже не захотели. Очень скоро министр обороны и вице-премьер Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, фактически руководящий страной со времен свержения Мурси, возглавит страну уже официально – причин сомневаться в его победе на выборах нет никаких, ибо революционным гуляй-полем Египет сыт по горло. Египту хочется стабильности, как при Мубараке, но без Мубарака – претензий к бывшему президенту и впрямь очень много, а то, что его семья ни в чем себе не отказывала, ни для кого не секрет (в арабских краях подобное – норма политической жизни).

С приходом ас-Сиси исламистская вольница закончилась. Организация «Братья-мусульмане» вновь под запретом. Многие сторонники исламистов бежали из страны, иные по тюрьмам. В конце апреля 683 «брата» – активных сторонника Мурси были приговорены к смерти (при этом 169 человек по другому процессу были оправданы, то есть о тотальной показательной зачистке ради самой зачистки речи не идет). А сам Мурси смог почувствовать себя в шкуре Мубарака: его тоже обвиняют в подстрекательстве к убийству демонстрантов по эпизоду с беспорядками у президентского дворца Иттихадия в декабре 2012-го. И, по сути, тоже «шьют» либо пожизненное, либо «вышку»: помимо вышеуказанного, претензий у прокурора к экс-президенту множество, есть обвинения и почти экзотические, в духе Ежова – Ягоды – шпионаж в пользу иностранных государств. А есть и откровенно комическое, и самое комическое из них – «неуважение к суду», ибо речь идет о телевизионном выступлении десятилетней давности, когда Мурси обвинил два десятка судей в фальсификации результатов парламентских выборов.

Процесс над Мурси начался относительно недавно, он полностью закрытый, хотя с «приветственным словом» в присутствии прессы обвиняемому выступить все-таки дали. «Именно я – легитимный президент этой страны, я ваш законный руководитель, а вы – никто, – заявил он, обращаясь из-за решетки к судебной коллегии. – Я не приемлю, что египетское правосудие стало прикрытием для преступного военного переворота и предательства». Тогда же выяснилось, что Мурси отказывается надевать в зал заседаний обязательную для обвиняемых белую робу (у рецидивистов она оранжевая), и его переодели насильно. Этот эпизод важно упомянуть в связи с тем, что для Мубарака, процесс которого шел параллельно, исключение было сделано – на суде он, помимо первого появления, присутствовал в гражданской одежде. Сын Мурси написал по случаю в Twitter, что «именно Мубарак является сейчас тем, кто судит отца». В контексте сегодняшнего приговора данную линию защиты придется пересмотреть.

В общей сложности Мубарак отсидел почти два года, после чего был отпущен под «домашний арест» в военный госпиталь. По основному делу его приговор пересмотрели, по другим делам оправдали, по третьим стороны пошли на мировую (к примеру, семья президента обвинялась в получении подарков на сумму в 11 миллионов долларов от государственного издания Al Ahram и в итоге возместила их стоимость). В общем, дело шло к тому, что 85-летнему политику дадут провести остаток дней на свободе. Он, похоже, и сам так думал. В рамках интервью, которое Мубарак дал кувейтской писательнице Фаджр ас-Саид прямо в госпитале, прозвучала, в частности, такая фраза: «Фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси – это тот, в ком сейчас нуждается страна».

Стоит признать, что трехлетнее тюремное заключение с учетом суммы заявленного хищения – приговор весьма мягкий. Да, очень возможно, что тяжело больной Мубарак не доживет до освобождения, но такой приговор в принципе предусматривает сценарии амнистии или помилования. И не исключено, что ас-Сиси на это пойдет – ему с Мубараком делить нечего.

С другой стороны, будущему главе Египта совершенно не хочется ассоциироваться с предшественником, эпоха которого для страны была в целом успешной, но в последние годы характеризовалась зашкаливающей коррупцией и обнищанием значительной части населения. С учетом периодических вспышек нестабильности (так, недавняя стычка исламистов и светских активистов в трехлетнюю годовщину революции обернулась полусотней трупов) это для фельдмаршала принципиально важный вопрос. Ему важно доказать, что разгула казнокрадства и бюрократии, как при Мубараке, не будет, и «новый Египет», хотя и будет напоминать «старый» по части светских норм и «устойчивого развития», отличается от него в лучшую сторону. В общем, за разгул коррупции кто-то должен ответить. Например, лично Мубарак.

Остается добавить, что приговор Мубараку возобновил дискуссии в международной печати на тему «как поступать с вышедшими в отставку диктаторами». Понятно, что в странах третьего мира долгие годы правления могут гарантировать только «ежовые рукавицы» (сиречь «нарушение прав человека»), да и финансовые махинации можно при желании предъявить кому угодно: Египет не Люксембург, там «своя атмосфера». Но, с одной стороны, всеобщая практика неизбежности приговора должна по идее заставить политиков осторожнее вести себя в должности. А с другой, неприкосновенность после отставки подразумевает саму возможность мирного ухода на пенсию под давлением народа. Не исключено, что если бы Пиночет знал, что прокуроры придут по его душу, то держался бы за власть до последнего (кстати, именно на Пиночете «сломалась» негласная мировая традиция «отставников не трогать»). Для Мубарака «до последнего» означало бы большую войну и большую кровь.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............