Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

22 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
30 января 2020, 18:00 • В мире

Война в Сирии вновь превратилась в бойню

Война в Сирии вновь превратилась в бойню
@ Zuma/ТАСС

Tекст: Евгений Крутиков

Невиданные за последнее время бои происходят в Сирии. Крупные потери несет и правительственная армия, и боевики, которые массово применяют особый шахидский спецназ и смертников. Откуда возникло это внезапное обострение, как противодействует ему сирийская армия – и почему происходящее означает коллективное самоубийство джихадистов?

Правительственные войска Сирии в ответ на агрессию боевиков предприняли контрнаступление, сообщил руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон генерал-майор Юрий Боренков. Он отметил, что удары наносились исключительно по позициям, технике и скоплениям боевиков, сконцентрированным в западных пригородах Алеппо, а также в районе городов Маарет-ан-Нуман и Саракиб провинции Идлиб.

«Мирное население и объекты гражданской инфраструктуры не пострадали», – подчеркнул Боренков, отметив, что это признали и западные неправительственные организации. Генерал сообщил также, что с 9 января в результате обстрелов и столкновений с боевиками погибли 211 сирийских военнослужащих, свыше 300 получили ранения. Помимо этого, за такой же период из-за обстрелов террористов погиб 121 мирный житель, 254 человека поручили ранения.

Сирийское государственное агентство САНА в свою очередь сообщило, что правительственные войска выбили террористов из нескольких районов, прилегающих к западным окраинам Алеппо. Они взяли под контроль Рашидин-5, склады с ГСМ в окрестностях Мараты и оружейные склады Хан-Тумана. Армия начала наступление в связи с ежедневными обстрелами жилых кварталов Алеппо террористами, в результате которых погибли десятки мирных граждан.

На этом официоз заканчивается. Но действительно в последние несколько дней бои южнее Алеппо и шире – по всему восточному флангу «идлибского заповедника», приняли давно забытый характер бойни, что и привело к таким крупным потерям правительственных войск. Потери боевиков уже просто никто не считает. Тем более что это физически невозможно из-за масштабного использования джихадистами смертников и отрядов ингимаси – своеобразного шахидского спецназа.

Началось все с неожиданного крупного наступления боевиков в направлении на восток – к Алеппо. С этой целью в восточную часть Идлиба под носом у турецких «наблюдательных блокпостов» стекались джихадистские отряды со всей провинции. Ингимаси активно использовали для прорыва фронта джихад-мобили, и им удалось на некоторых участках отбросить правительственные войска на несколько километров.

В конце прошлой недели на восточный фронт прибыли дополнительные правительственные подкрепления, включая «Тигров», палестинскую бригаду «Лиуа аль-Кудс» и части иранского Корпуса стражей Исламской революции. Вся эта сила при поддержке российских ВКС три дня назад начала два контрнаступления. Одно непосредственно от Алеппо и его окрестностей на запад, а другое – южнее с общим направлением на Маарат ан-Нуман, крупный транспортный узел, крайне важный в психологическом плане. Операция получила название «Идлибский рассвет» (он же в другом варианте перевода «Заря в Идлибе»). Сирийская армия, прорвав фронт, продвигалась очень быстро, окружая Маарат ан-Нуман южнее ад-Даны и севернее Хамидии.

Во второй половине дня 29 января Маарат ан-Нуман был взят и зачищен, а его джихадистский гарнизон бежал. Правда, где-то полдня продвинутая часть джихадистских пропагандистов пыталась вести в соцсетях стримы из города, панически сообщая, что сейчас придут «асадисты» и всех убьют.

Правительственные войска достигли Кафр-Умы, где встретили ожесточенное сопротивление. Продолжая наступление на север от Маарат ан-Нумана, правительственные войска достигли Тель-Мардика и развалин античного города Эбле. До столицы провинции – Идлиба – осталось 20 километров. Суммарно за весь период «Идлибского рассвета» правительственные войска освободили примерно 30 населенных пунктов.

Примерно в это же время севернее, в районе Алеппо, САА заняла Хан-Туман – принципиальную и очень важную в психологическом плане позицию боевиков – и принялась методично окружать квартал Рашидин-4 – последнюю формальную часть города Алеппо, где оставались боевики.

По большому счету, к ночи с 29 на 30 января организованный фронт джихадистов на восточном участке перестал существовать. В нем образовались огромные разрывы и дыры, а на некоторых участках правительственные войска вышли к стратегически важным пунктам типа Саракиба (до него четыре–пять километров) и к трассе Хама – Алеппо.

Если бы речь шла о чисто военных раскладах, то джихадистам уже сутки как следует отступить со всех позиций и искать новую линию фронта глубже к Идлибу. Но они вцепились в несколько ключевых позиций и даже попытались отбить утраченное, что и привело к ожесточенным и очень кровопролитным ближним боям. Скорее всего, такая неожиданная и противоестественная реакция джихадистов определена какими-то политическими причинами. С военной точки зрения они прямо сейчас на наших глазах совершают коллективное стратегическое самоубийство.

Джихадисты перешли в контрнаступление с запада на Маарет ан-Нуман силами ингимаси. Вскоре им удалось вернуть себе часть позиций западнее города и частично отбить Кафр-Руму. Ракетно-артиллерийскому обстрелу подвергся Абу-Духур. Боестолкновения отмечались у поселков Тувейль аль-Халиб, Хиш и Джиср-аш-Шугур. Населенный пункт Хан-Субуль дважды переходил из рук в руки, но в итоге остался за правительственными войсками. В районе западнее Алеппо САА вплотную подошла к кварталу Рашидин-4, но потеряла у Хан-Тумана танк. Особую ценность здесь представляет небольшая деревня аль-Карраси, расположенная на одноименном холме. Эта позиция, как и развалины квартала Рашидин-4, ожесточенно удерживается практически окруженными отрядами джихадистов.

На этом попытка контрнаступления боевиков выдохлась.

Резервов у них, видимо, больше нет, а противоестественные попытки сохранить за собой отдельно взятые позиции при фактическом развале фронта могут привести в ближайшие день-два к катастрофе. Если, конечно, правительственные силы сохранят текущий темп наступления. Слава Богу, что сирийское командование отказалось от фронтальных штурмов Рашидина и аль-Карраси, а планомерно обходит их. Кстати, правительственные войска с удивлением обнаружили западнее Алеппо турецкий наблюдательный пункт, вокруг которого кругом окопались джихадисты, используя турецких военнослужащих в качестве щита.

Ранним утром 30 января стали поступать данные о якобы занятии правительственными силами квартала Рашидин-4, но достоверность этой информации весьма слабая. Точно понятно, что занят соседний квартал Рашидин-5 (южнее 4-го сектора) и так называемый Лес Асада (соответственно, севернее). Развязка «Идлибского рассвета» уже не за горами.

..............