Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/world/2019/7/20/988370.html

Русофобия поставила Польшу в невыгодное положение

10 лет назад Владимир Путин приезжал на церемонию у монумента на Вестерплатте   20 июля 2019, 19::00
Фото: Kacper Pempel/Reuters
Текст: Петр Акопов

Польские власти подтвердили, что считают неуместным присутствие Владимира Путина на памятных мероприятиях, посвященных 80-й годовщине начала Второй мировой войны, которые пройдут в Гданьске 1 сентября. Польское руководство последовательно в своей русофобии, хотя такая политика уже становится опасной для самой Варшавы.

Вице-премьер правительства Польши Яцек Сасин заявил, что считает «неуместным отмечать годовщину начала вооруженной агрессии против Польши с участием лидера, который сегодня обращается со своими соседями такими же методами» – так он объяснил отсутствие приглашения Владимиру Путину на мероприятия по случаю 80-летия начала Второй мировой войны, запланированные на 1 сентября. И хотя само нежелание приглашать Путина не новость (об этом канцелярия президента заявила еще четыре месяца назад), ранее в Варшаве предпочитали объяснять это закрытостью мероприятия только для стран Евросоюза, НАТО и «Восточного партнерства», включающего в себя ряд республик бывшего СССР:

«К сожалению, Россия не входит в «Восточное партнерство». Во всяком случае, она этим не интересовалась. Мы не идем историческим путем, мы не приглашаем все государства, как, например, мы не пригласили Японию».

Уже тогда это было неискренне, особенно после того, как выяснилось, что Варшава решила впервые пригласить президента Белоруссии Лукашенко. Приедет Дональд Трамп (почти наверняка), Эммануэль Макрон, будет Владимир Зеленский – и, конечно, Ангела Меркель.

Подобные церемонии проходят уже не первое десятилетие по круглым датам: кстати, последнее посещение Польши Владимиром Путиным было связано как раз с 70-й годовщиной. Тогда премьер-министр России участвовал в церемонии на полуострове Вестерплатте близ Гданьска и провел переговоры со своим коллегой Дональдом Туском, к вящему неудовольствию тогдашнего президента Леха Качиньского, чуть ли не уговаривавшего Туска отменить путинский визит. В следующем апреле Качиньский разбился на самолете под Смоленском, а в конце того же 2010 года состоялся официальный визит в Варшаву занимавшего в то время пост президента Дмитрия Медведева – последний визит главы российского государства в Польшу.

Путин вообще за 20 лет был в Польше всего три раза, причем только один раз с официальным визитом.

Первый и последний состоялся в январе 2002 года. И после этого Путин посещал Польшу только в привязке к памятным мероприятиям: в январе 2005-го он был в Освенциме, а в сентябре 2009-го на уже упоминавшейся годовщине начала мировой войны. Учитывая, что все последние годы Варшава более чем активно разыгрывает карту «русской угрозы» – сначала в связи с гибелью Качиньского (которого, конечно же, убили русские), а потом и украинских событий, в обозримом будущем нога российского президента может ступить на польскую землю только по случаю какого-нибудь юбилейного мероприятия.

Но нет – польские власти не хотят видеть Путина, потому что Россия для них «агрессор» в настоящем и «оккупант» в прошлом. Ведь согласно официальной польской позиции, их страна до 1989 года была фактически оккупирована СССР. Именно так сейчас оценивают период правления компартии. Ничего, что советских войск на территории Польши почти не было, компартия была частью польского общества, а не привезенными гауляйтерами, а после 1956 года Варшава и вовсе была достаточно независима от Москвы в своей версии социализма. Но это все не принимается во внимание. Россия вечно стремилась захватить Польшу, разделить ее, ликвидировать или подчинить – вот во что верят современные польские элиты. 

«Враждебность к России составляет существенную часть национальной идентичности поляков» – эта фраза, сказанная знатоком польской истории, преподавателем университета Осло Эвой Сарфи, к сожалению, относится к немалой части польской элиты. Однако отсутствие Путина невыгодно прежде всего самим полякам – не случайно тот же польский МИД еще в январе рекомендовал отправить приглашение российскому президенту. Но в итоге возобладала конфронтационная точка зрения. Хотя и с оговорками, дескать, потом позовем на другое мероприятие. По крайней мере, так можно понять министра иностранных дел Польши Яцека Чапутовича, который в прошлом месяце в интервью заявил, что «мы хотим отметить эту дату в нашем европейском кругу»:

«В том числе потому, что 1 сентября 1939 года Россия не была стороной войны (хотя пакт Молотова  Риббентропа в какой-то мере развязал Гитлеру руки). Она вступила в войну 17 сентября как союзница Германии, напав на Польшу... В январе 2020 года мы будем отмечать 75-ю годовщину освобождения концлагеря Аушвиц (Освенцим), и тогда визит российской делегации будет совершенно уместен».

Неизвестно, поедет ли Путин в Освенцим, но отсутствие его в Гданьске повредит самим полякам. Потому что продемонстрирует их желание изолировать, демонизировать Россию и продолжать делать ставку на конфронтацию между Россией и Западом. Которая уже не сработала – и это понимают умные люди в той же Варшаве. Которые в последнее время все настойчивее обсуждают судьбу Польши в случае «новой Ялты» – то есть договоренности между США и России о разделе сфер влияния в Европе. Если конкретно – речь идет о том, что у Польши исчезнет то, что в Варшаве привыкли считать своей буферной зоной:

«Представляется, что и Россия, и Запад устали от конфликта... Раз конфликт никому невыгоден, рано или поздно он сойдет на нет... В последнее время произошло несколько событий, которые, как представляется, намекают, что рамки такого диалога и договоренностей уже вырабатываются...

Претворяемый в жизнь сценарий, по всей видимости, предусматривает появление формально прозападных и относительно демократических режимов при сохранении (уже по согласованию с Западом) ведущей роли в этих странах России, которой будет принадлежать «контрольный пакет акций». Описанные выше события, как кажется, подтверждают подозрения, что после многолетнего конфликта между Западом и Москвой нас ожидает долгожданная разрядка...

С точки зрения Польши разрядка (если она действительно станет реальностью) будет означать крах польской восточной политики».

Так пишет Витольд Юраш в статье, вышедшей в конце прошлого месяца в Dziennik Gazeta Prawna. Причем его прогноз для самой Польши неутешителен:

«На востоке у нас осталось так мало активов, что с нами никто не считается, и никто не прислушивается к нашему мнению. Даже если бы мы располагали этими активами, нам в любом случае нужно было бы обладать весом на Западе. Между тем, вступая в конфликт с Европейским союзом когда это имело смысл и когда в этом не было никакой необходимости, польское руководство настолько связало себя с Вашингтоном, что причин интересоваться польским мнением не осталось: получив невыгодное предложение, мы все равно не можем попросить у Берлина более привлекательное.

Если польская восточная политика действительно, просуществовав 30 лет, движется сейчас к краху, остается лишь порадоваться тому, что при заключении нового Ялтинского договора мы оказались на нужной стороне, ведь на нашей территории даже находятся американские войска (хотя их присутствие не было постоянным и таким осталось)».

Это очень показательный текст: вся польская внешняя политика строится на балансировании между Россией и Германией, то есть Европой, с опорой на внешнего игрока. Внешним являются США. Поэтому в Варшаве с такой радостью встретили объявление Обамой в 2014 году политики по изоляции России. Прекрасно – США поддерживают Польшу, да еще и ссорят Германию с Россией, то есть мешают им сговориться об очередном разделе Речи Посполитой. Польша же получает возможность стать лидером Междуморья – заградительной антироссийской дуги от Черного моря до Балтийского, от Румынии и Украины до Прибалтики. Великая Польша при опоре на американскую мощь – мечта польских атлантистов.

Мечта наивная, но некоторое время лелеемая в Варшаве.

Волноваться там стали после прихода в США к власти Трампа – вдруг все-таки Вашингтон откажется от конфронтации с Москвой, а то и сговорится с ней? В последние месяцы это кажется полякам все более реальным. Но если одних это приводит к мысли о том, что стоит хотя бы попытаться подстраховаться, начав диалог с Москвой, то других подталкивает лишь к новым попыткам разжечь затухающее российско-западное противостояние. Все это и проявилось в истории с неприглашением Путина – поляки сами себя лишили возможности диалога.

При этом в польском обществе все понимают куда лучше, чем в правительственных кругах. Как показывают опросы общественного мнения, если в апреле 2017-го 65% поляков считали Россию главной угрозой (опасней, чем изменения климата или ИГИЛ), то в апреле этого года таких осталось всего 15%. Симпатии к России проявляет в большей степени молодежь – где доля положительно относящихся к нашей стране едва ли не в два раза выше, чем у старшего поколения.

И геополитическая ситуация, и само польское население не нуждаются в русофобии. Осталось дождаться, когда польское руководство поймет это – если, конечно, оно не попытается по старой панской традиции упорствовать в своих ошибках до полного краха. Не своего даже, а Польши.

Текст: Петр Акопов