Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/world/2016/9/7/831210.html

Военные восприняли покемонов как реальную угрозу

Невинная, казалось бы, игра, по мнению военных из разных стран, может быть далеко не столь безобидна   7 сентября 2016, 20::50
Фото: Chris Quintana/ZUMA/Global Look Press
Текст: Никита Голобоков

Либеральные российские блогеры еще недавно посмеивались над опасениями, что безобидная игра в покемонов угрожает интересам государства. Однако теперь игра объявлена угрозой национальной безопасности во Франции и запрещена там на территории воинских частей, поскольку провоцирует утечку секретов. Ранее запрет был введен в Израиле. Нужно ли делать то же самое и в России?

Как сообщил в среду «Коммерсантъ», список стран, руководство которых причислило игру Pokemon Go к разряду угроз национальной безопасности, пополнился Францией.

Минобороны Франции выпустило по этому поводу специальную закрытую докладную записку. Министерство назвало игру потенциальной угрозой для национальной безопасности. Как отмечается в докладной записке, на которую ссылается агентство Bloomberg, в погоне за виртуальными монстрами игроки могут проникнуть на военные объекты, а если в Pokemon Go играют сами военные, то в Сеть через эту игру могут попасть фотографии или координаты секретных объектов. «Наша национальная оборона не игра, – заявила агентству пресс-секретарь минобороны Франции Валери Лекабль. – Ни при каких условиях мы не допустим неправомерного доступа в места особой важности или на секретные объекты обороны Франции».

С момента своего запуска в начале июля игра Pokemon Go была запрещена военными и в ряде других стран. В Индонезии запрет был введен после того, как на одну из военных баз в погоне за редким покемоном проник французский турист. Командование израильской армии также запретило военным играть в нее, поскольку это грозит утечкой секретной информации. «Эта игра собирает ценную информацию! Играть в нее на территории военной базы запрещено!» – говорится в предупреждении, распространенном департаментом информационной безопасности армии обороны Израиля.

Утечки секретов опасаются не только военные. Летом о недопустимости публикации фотографий и видеороликов с производственных объектов предупредила своих сотрудников компания Airbus Group. После того как нескольких сотрудников застали за игрой на рабочем месте, она была запрещена на предприятиях компании. Аналогичные меры принял французский производитель авиа- и ракетных двигателей Safran Aircraft Engines. По оценкам исследовательской компании Apptopia, всего в мире играют уже 45 млн пользователей.

«Сама идея дополненной реальности, когда люди должны бегать по городу, собирая покемонов, в том числе проникая и на закрытые, опасные объекты, изначально была заложена в игру. Причем это первый более-менее известный продукт подобного рода, может быть, будут и еще», – сказал газете ВЗГЛЯД эксперт в области радиоэлектронной борьбы Центра анализа, стратегий и технологий Сергей Денисенцев.

Он не исключает, что до запрета дело дойдет со временем и в российских войсках. «Полагаю, решение о запрете этого приложения российское Минобороны примет в том случае, если это явление станет массовым среди российских военнослужащих», – считает эксперт. Денисенцев не склонен доверять конспирологическим теориям о том, что игра была разработана с подачи ЦРУ. «Полагаю, речь идет просто о том, что ее создатели элементарно не предвидели, что приложение станет настолько популярным», – пояснил он.

Побочный эффект оказался огромным

Как известно, либерально настроенные блогеры ранее не раз высмеивали опасения по поводу игры. Так, известный российский блогер Антон Носик в середине августа обнародовал в своем ЖЖ пост «10 страшилок про Pokemon Go, позволяющих безошибочно узнать м*дaкa по одной фразе», в котором попытался разоблачить «несусветное количество глупостей» об игре.

Касаясь темы военных объектов, Носик предложил решать проблему, на его взгляд, очень просто. Армейское командование само должно проверить, нет ли на территории гарнизона «покестопа» – приманки для игроков, а если есть, то офицеры секретных служб должны, по замыслу блогера, просто отправить в службу поддержки просьбу убрать его. Носик, правда, не указывает, какой именно почтой должны при этом пользоваться сотрудники, которые по долгу службы обеспечивают режим секретности, а значит, и сами по себе должны быть засекречены, – электронной, бумажной или почтовой, а также как они должны подписывать свои письма.

«Если есть – написать в службу поддержки Niantic, что этот портал следует удалить из Ingress и Pokеmon Go. Это рабочий вопрос для людей, отвечающих за секретность военной базы, его не надо выносить в публичную плоскость, если ты реально заботишься о сохранении государственных тайн», – пояснял блогер.

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов не удивлен тем, что одним из самых ярых защитников игры в России стал известный блогер Антон Носик, ведущий дела с Google и другими интернет-компаниями. «В его интересах писать то, чего хотят от него его друзья. И любой другой человек, связанный с разработчиками программы, скажет вам то же самое: что все это безопасно, безвредно и, мол, конспирологи просто нагнетают обстановку», – считает Мартынов.

На самом деле, побочный эффект от игры огромен, и главное не сами «покемоны», а контент, который собирается игроками, указывает эксперт, ведь руководство компании Google, чьим внутренним стартапом является разработчик «покемонов» компания Niantic labs, не скрывает, что с помощью приложения Pokemon Go они совершенствуют собственное приложение Google maps, нанося на интернет-карту объекты, которые ранее там не значились, например, не были видны со спутников. Кстати, пользователь сам платит за это.

«Гениальная идея: вы сами, добровольно собираете информацию и передаете ее хозяину этого инструмента, вдобавок отдаете за это деньги. Другой вопрос, кто и как будет этой информацией распоряжаться. Руководство Google не скрывает, что плотно сотрудничает с американским оборонным ведомством. В итоге получается, что игра провоцирует людей собирать и выкладывать закрытую информацию, и речь идет не только о военных объектах, но и о частной жизни», – рассказал Мартынов газете ВЗГЛЯД. Он полагает, что данные могут быть использованы как в познавательных или справочных целях, так и как пособие для спецслужб, для террористов и преступников. «Речь не только о добровольном доступе, но и о риске взлома. Мы прекрасно понимаем, что в современном мире никакой стопроцентной защиты от утечки гарантированно быть не может», – пояснил эксперт.

Мартынов отмечает, что российские чиновники пока относятся к угрозе довольно снисходительно. «Но никто не может гарантировать, что тот же охранник оборонного объекта не начнет в обход этих ограничений ловить на посту со скуки покемонов», – сказал политолог.

«Можно как угодно относиться ко всем этим опасениям, называть подобные утверждения «конспирологией» или высмеивать, как это делают либеральные издания и блогеры, но факт остается фактом: Pokemon Go является инструментом по сбору фото- и видеоконтента, жестко привязанным к геолокации и с возможностью сознательного «нацеливания» игрока на конкретные объекты. Вполне можно прицельно «нацелить» игрока на ту же воинскую часть, лишь сообщив ему, что там можно «поймать редкого покемона», – сказал он.

«Превращается в опасное оружие»

Напомним, что в июле первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил об опасности игры Pokemon Go. «Внимательно разобравшись, посоветовавшись со специалистами, поговорив с психологами, с представителями спецслужб, я пришел к выводу, что игра Pokemon Go, которую сегодня достаточно безобидной называют на Западе, на самом деле на территории РФ превращается в опасное оружие», – сказал сенатор.

По его мнению, приложение может быть использовано в качестве общественного манипулятора, способного сформировать общественное мнение и организовать массовые деструктивные процессы, вплоть до переворотов. Клинцевич тогда выразил готовность лично проверить, насколько опасна эта игра, установив ее на свой смартфон, а также предлагал запретить ловлю покемонов в церквях, на территории монументов и кладбищ.

Текст: Никита Голобоков