Сергей Миркин Сергей Миркин Кому выгоден удар по детской больнице в Киеве

ЗЕ-команда хотела бы раскрутить из ситуации с «Охматдет» вторую информационную Бучу. Но, слава Богу, у них нет трупов детей для этого. Это в Буче у режима Зеленского было достаточно времени, чтобы найти трупы и демонстративно разложить их вдоль дороги.

3 комментария
Владимир Можегов Владимир Можегов Главная цель Орбана – формирование новой Европы

Зря к сегодняшним передвижениям венгерского премьера Киев – Москва – Пекин – США относятся скептически. Да, мира на Украине он, конечно, не добьется, а вот новую конфигурацию смыслов и повесток выстроить способен вполне.

0 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

2 комментария
12 июля 2016, 18:21 • Спорт

У легкоатлетов из России остался последний шанс попасть в Рио

У легкоатлетов из России остался последний шанс попасть в Рио
@ Станислав Красильников/ТАСС

Tекст: Айнур Нуриев,
MSA, директор Gambit Law & Sports

Когда МОК постановил, что легкоатлетам из РФ придется получать индивидуальные разрешения для поездки в Рио, это подавалось как устраивающее Россию решение. Когда же на Игры не пустили никого, кроме Дарьи Клишиной, Минспорт разразился громом и молниями. Меж тем такой исход событий был предрешен. Но призрачный шанс попасть в Рио у наших спортсменов еще есть.

Едва ли есть такие, кто не слышал о допинговом скандале в российской легкой атлетике, ставшем причиной дисквалификации российской сборной. Особенно после того, как пару дней назад исполком IAAF (Международной федерации легкоатлетических ассоциаций) провел заседание, на котором решалась судьба российских легкоатлетов. На повестке дня стоял один вопрос – кого из россиян стоит допустить до Игр в Рио, а кто останется за бортом соревнований. Итоги заседания стали, мягко говоря, неутешительными – в Олимпиаде в Рио сможет участвовать только Дарья Клишина, а еще более сотни российских спортсменов не смогут. И это притом что легкая атлетика – ведущий вид спорта летних Олимпийских игр.

Суд может посчитать, что продление отстранения ВФЛА непропорционально нарушениям, перечисленным в докладе

Комментарии со стороны российских политиков и функционеров, спортсменов и тренеров единодушны: решение IAAF ангажированно и несправедливо. «Они ушли в неправовое поле. Эту организацию уже пора распустить», – заявил глава Минспорта Виталий Мутко. «Это абсолютно запланированная акция, здесь есть и нарушение прав человека. Олимпийские игры – это личное первенство, за которое должен отвечать сам человек», – негодовал тренер Александр Цыплаков. «То, что они выкинули, подтверждает их слабость, их беспомощность. Для них не существует презумпции невиновности. «Я бы всю эту федерацию расформировала, а руководство в очередной раз поменяла. Оно неэффективно, оно разваливает мировую легкую атлетику», – провозгласила двукратная олимпийская чемпионка Елена Исинбаева. При этом, отвечая на вопрос, исключает ли он возможность бойкота Олимпиады в Рио, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подчеркнул: «Россия всегда осуждала идею бойкотов».

С точки зрения справедливости у российских атлетов, чиновников и тренеров действительно есть повод возмутиться и придраться к действиям IAAF. Но с точки зрения сложившейся в международном спорте практики дело обстоит гораздо сложнее.

Еще до своего последнего заседания IAAF опубликовала критерии, при соблюдении которых российские легкоатлеты смогут быть допущены до Олимпийских игр в Бразилии. В организацию требовалось подать заявление от каждого легкоатлета в свободной форме, но с указанием следующей информации: отсутствие нарушений антидопингового законодательства спортсменом либо иным лицом из его команды (тренер, врач, персонал); отсутствие какого-либо взаимодействия спортсмена или иного лица из его команды с третьими лицами, уличенными в нарушении антидопинговых правил; описание проводимых допинг-тестов (когда, где, какие результаты анализов). При этом одним из обязательных условий было проведение обозначенных допинг-тестов за пределами страны дисквалифицированной ассоциации (ВФЛА), то есть России.

В целом у большинства российских спортсменов не было проблем с доказательствами своей непричастности к допинговым нарушениям, в том числе по части отсутствия связей с выявленными нарушителями. Однако последний пункт требований – о необходимости сдачи допинг-проб за пределами России в течение периода подготовки к Играм – смогла выполнить только Дарья Клишина, так как тренировалась в США. Таким образом, еще до вынесения решения IAAF о недопуске российских легкоатлетов к соревнованиям результат был известен заранее. И было бы странно ожидать, что IAAF внезапно примет решение, находящееся в прямом противоречии с принятыми ею же правилами допуска спортсменов.

В связи с этим вся эта масса критических комментариев в адрес IAAF с российской стороны была бы более уместна чуть ранее – тогда, когда организация только представила список требований, которые должны удовлетворить российские легкоатлеты для допуска к Играм в Рио. Ведь при таких раскладах итоги заседания исполкома фактически были известны заранее. А ведь критиковать IAAF было за что, и в этом смысле очень важно поддержать справедливую ремарку Минспорта, касающуюся сбора допинг-проб у россиян.

Как известно, еще после первых громких скандалов в 2015 году в РФ началась реформа антидопинговой системы, и все пробы у российских атлетов временно забирались силами антидопингового агентства Великобритании за счет средств российского бюджета. Иными словами, позиция IAAF, устанавливающая требование сдачи допинг-тестов за пределами России для допуска к Играм, несколько странная, ведь IAAF сама прекрасно знает, что теперь все пробы берутся не российскими специалистами. Значит, вопрос независимости сотрудников полностью закрыт.

По утверждениям IAAF, странное решение было принято ввиду новых нарушений антидопинговых правил со стороны россиян. В частности, речь идет о специальном докладе Task Force ВАДА о результатах работы в России за последние полгода. В этом докладе указываются случаи, когда российские спортсмены отказывались от сдачи допинг-тестов, мешали их проведению, скрывались с места проведения тестов, пытались заменить результаты анализов и так далее. Безусловно, все это могло происходить в действительности, вопрос ведь в другом: как априори «чистые» спортсмены (те, у кого пробы забирались специалистами Великобритании) связаны с этими нарушениями? Вне всякого сомнения, процедура взятия проб стала независимой и находится вне зоны какого-либо административного контроля со стороны российских чиновников. Значит, претензий в данном контексте быть не должно. Однако получилось то, что получилось – и россиян ожидаемо отстранили.

Последней инстанцией по делу российских легкоатлетов станет Международный спортивный суд в Лозанне, заседание которого должно состояться до старта Олимпиады в Рио. Связанные со спортом юристы единодушны: репутация этого суда не запятнана каким-либо эксцессами, его решения всегда выносятся исходя из духа и нормы права, а также – прецедентов самого суда. Более того, суд не рассматривает дела только лишь формально, он пытается разобраться в совокупности всех обстоятельств.

Вместе с тем нужно понимать, что большинство российских легкоатлетов были отстранены от Игр не из-за нарушения ими каких-либо правил, а в силу дисквалификации всей Всероссийской федерации по легкой атлетике. Как следствие, все ее члены (то есть спортсмены) также были дисквалифицированы. При этом у IAAF были такие полномочия в соответствии с регламентными документами, которые действуют на протяжении уже довольно длительного времени.

В связи с этим просматривается только один вариант развития событий, положительный для россиян. А именно: суд может посчитать, что продление отстранения ВФЛА непропорционально нарушениям, перечисленным в докладе Task Force, и восстановит ее членство. Доводы же россиян, настаивающих на том, что «чистые» спортсмены не должны нести ответственность за действия ВФЛА, плохо согласуются с логикой регламентов федерации, которые находятся в открытом доступе.

..............