19 августа, воскресенье  |  Последнее обновление — 00:50  |  vz.ru
Разделы

Не было бы в моей жизни Успенского – не было бы меня

Марина Собе-Панек, писатель, сценарист
Его часто поливали в прессе и в интернете помоями, обвиняли в жлобстве и в меркантильности, рассказывали, как он с кем-то судился, отвоевывая три копейки авторских. Все вранье и клевета. Успенский воевал только за свои права. Подробности...

Чтобы отменить оценки в школе, нужно быть Сталиным

Лев Пирогов, публицист, литературный критик, главный редактор детского развивающего журнала «Лучик 6+»
Министр просвещения России Ольга Васильева положила конец разговорам о переводе школьных оценок на 12-балльную систему. В целом министр права: нам не нужна 12-балльная система. И вот почему. Подробности...
Обсуждение: 72 комментария

Герои Успенского объединяют нас в нацию сильнее, чем герои Толстого

Дмитрий Дабб, кинокритик
Матроскин и Гена одинаково «свои» менту из увэдэшной пыточной и профессору хирургии, Людмиле Мизулиной и Филиппу Киркорову, Гарри Каспарову и Александру Проханову, а между ними не так уж много общего. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

    Путин станцевал на свадьбе главы МИД Австрии

    В Австрии прошла свадьба главы МИД Карин Кнайсль с предпринимателем Вольфгангом Майлингером. Торжество посетил президент России Владимир Путин, который потанцевал с Кнайсль и преподнес ей необычный подарок
    Подробности...
    Обсуждение: 63 комментария

    В Казани представили стратегический ракетоносец Ту-22М3М

    В Казани состоялась выкатка первого опытного самолета Ту-22МЗМ. Он был создан в рамках масштабной программы модернизации авиационных комплексов стратегической и дальней авиации, которую выполняет ПАО «Туполев». После презентации ракетоносец будет передан на этап наземных и летных испытаний
    Подробности...

    В Италии обрушился автомобильный мост, десятки погибших

    В итальянском городе Генуе рухнул автомобильный мост. По предварительным данным пожарной службы, жертвами обрушения стали десятки человек. Завалы разгребают около 40 спасателей. Из одного автомобиля удалось вытащить двоих пострадавших
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Появились сведения о скором введении санкций США против «Северного потока – 2»

        Главная тема


        Умер последний способный шокировать США генсек ООН

        уничтожать американцев


        Российский крейсер включили в число самых мощных

        «народное радио»


        Проявился эффект бумеранга от украинских фейков о Крымском мосте

        особая тактика


        Российский вертолетчик рассказал о «свободной охоте» в Сирии

        латвийская певица


        Вайкуле может лишиться возможности выступать в России

        Энергетическая стратегия


        Москва потребовала согласовывать с ней газопровод в обход России

        «коммунистическая Япония»


        Соловьев посмеялся над американской телеведущей

        необычный презент


        Названа стоимость подарка Путина на свадьбу главы МИД Австрии

        «еще 20 лет назад»


        Украинцам объяснили пользу отказа от горячего водоснабжения

        Школьная реформа


        Лев Пирогов: Закручивать гайки, делая ставку на «китайскую модель» или идти по «финскому» пути?

        «поток насилия»


        Игорь Мальцев: Мне одному кажется, что крови совершенно нет на руках доброй Mutti Меркель?

        кафе «Ленинград»


        Елена Кондратьева-Сальгеро: Никогда еще Рига не была таким русским городом, как сегодня

        на ваш взгляд


        За кого вы болеете в ближневосточном конфликте?

        «В семье надо это воспитывать»

        Социальный психолог объяснил, почему неприязнь к инвалидам и мигрантам – понятия одного порядка

        10 апреля 2012, 20:40

        Текст: Елена Лория

        Версия для печати

        «У нас в обществе принято подчеркивать некую эксклюзивность инвалидов. Как будто это люди с другой планеты. А ведь для многих из них это крайне неприятно», – заявил газете ВЗГЛЯД декан факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета, профессор Михаил Кондратьев.

        Калининградское ЧП, всколыхнувшее общество, в очередной раз заставило вспомнить не только о проблеме подростковой жестокости, но и об особом, как правило, далеком от гуманного, отношении социума к инвалидам. Несмотря на то, что избитая девочка, как выяснилось, была инвалидом, а не является им сейчас формально («когда-то имела инвалидность из-за травмы ноги, но потом родители не привели ее на комиссию подтвердить заболевание»), тема не теряет своей остроты.

        О том, почему люди, отличные от нас, вызывают у нас отторжение, сможем ли мы переломить ситуацию и изменить отношение к «другим» людям и что надо для этого сделать, газете ВЗГЛЯД рассказал декан факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета, профессор Михаил Кондратьев.

        ВЗГЛЯД: Михаил Юрьевич, если отталкиваться от калининградской истории с избиением девочки-инвалида, можно ли говорить не просто о не толерантном, но и вообще негативном отношении к инвалидам, «другим» людям? И в чем вообще причина этой неприязни?

        Михаил Кондратьев: Если брать детей, школьное обучение, то да, у нас есть инклюзивные программы. Их главная задача – подготовка детей-инвалидов к включению в новую группу. Но при этом никто не занимается подготовкой группы к тому, что в нее войдут инвалиды, а ведь в подростковом возрасте силен элемент стадности в групповой жизни. От того, что к ним в группу включают двух-трех инвалидов, жизнь лучше не становится – приходится менять привычки, поведение. Вот и идет отторжение.

        Или вспомним обычное явление в советской еще поликлинике. Сидят люди в очереди, просидели два-три часа, вдруг входит инвалид войны и говорит: «Я без очереди пройду». Чем, разумеется, вызывает дикую ярость. Потому что государство давало льготы – разумеется, совершенно оправданные – но не за счет себя, а за счет других людей. Но раздражение выливается не на государство, а на инвалида.

        У нас вообще в обществе принято подчеркивать некую эксклюзивность инвалидов. Как будто это люди с другой планеты. А ведь для многих из них это крайне неприятно. У остальных же это вызывает отторжение. Так и проводится граница между людьми. И одни сплачиваются против других.

        ВЗГЛЯД: Но чем тогда объяснить настороженное отношение к инвалидам в ситуации, когда они ничего не требуют для себя, когда нам не приходится ломать ради них свой распорядок дня? Почему есть некий страх и неприязнь по отношению к ним?

        М.К.: Это проблема идентификации. Важнейшая социально-психологическая вещь – когда человек воспринимает членов своей группы. Если какой-то человек имеет к этой группе отношение, то он изначально получает некий эмоциональный бонус. И это подчеркивается. Если не имеет, то это всегда порождает некий барьер на пути идентификации, на пути отношения к другому как к самому себе.

        ВЗГЛЯД: Это характерно только для нашего общества?

        М.К.: Нет. Это общий закон восприятия. Еще до появления государства, вне зависимости от того, на каких материках это происходило, люди по-разному относились к членам другого племени. Это выражалось в агрессии и попытке защитить свою территорию, свою особость, свою самость.

        ВЗГЛЯД: Получается, и в отношении к инвалидам здоровые люди пытаются отстоять свою особость?

        М.К.: С инвалидами это довольно часто проявляется, поскольку  несходство и различия ярко выражены. Знаете, есть такой феномен в социальной психологии – групповой фаворитизм. Представьте, что человек стоит на автобусной остановке среди толпы людей. А напротив другая остановка. И если попросить человека на первой остановке оценить по 10-балльной шкале сначала тех, кто стоит рядом с ним, а потом тех, кто стоит напротив (и они ему не конкуренты, автобус едет в другую сторону), то те, кто стоит рядом, будут оценены на два–три балла выше. Потому что человек думает: «Это моя группа. Она лучше». Однако если человек в своей группе оказывается аутсайдером, то своей группе он даст более низкую оценку.

        ВЗГЛЯД: Вы утверждаете, что негативное отношение к инвалидам – это вовсе не наша национальная особенность. А как тогда объяснить совершенно иное отношение к инвалидам в западном обществе? Например, на парковке там никто никогда не займет место для инвалидов.

        М.К.: Все очень просто – в целом ряде стран за это лишают прав. Это только проблема санкций. А внутренние ощущения у граждан те же самые. Другое дело, что там просто неприлично плохо относиться  к инвалиду. И вырабатывалось такое отношение годами. Причем не только работой, направленной на устройство жизни инвалидов. Но и приучением детей к тому, что инвалиды – точно такие же люди, как и они сами. А не так, как это делается у нас. Вот ребенок-инвалид отнимает у здорового ребенка игрушку. И ему говорят: «Ты отдай игрушку, потому у что Пети ножка болит, у него глазика нет. Отдай, нехорошо так поступать!» И таким образом формируют отношение как к «другим».

        На Западе так не делается – там программы интегративные, а не инклюзивные.

        ВЗГЛЯД: Формирование правильного отношения к инвалидам – это чья задача, государства или семьи?

        М.К.: Уж чего-чего, а организаций, которые могли бы этим заниматься, у нас огромное количество – и соцзащита,  и здравоохранение, и образование. Но, разумеется, и в семье надо это воспитывать. Правда, прежде чем появится какой-то результат, пройдут многие годы – сначала это должно стать естественным для взрослых, и тогда нормальное отношение к инвалидам передастся детям. В детском возрасте только в интегративной программе возможно добиться того, что здоровые дети воспримут себя как субъекты этого процесса. Каждому человеку приятно ощущать себя хорошим, особенно ребенку.

        ВЗГЛЯД: Значит, работать надо не с больными, а со здоровыми?

        М.К.: Да. И совершенно та же ситуация с мигрантами. У нас множество служб занимаются мигрантами, но никто не занимается теми, кто их принимает. А ведь психологический механизм отторжения инвалидов и мигрантов один и тот же. Я недавно наблюдал в Новогиреево такую сцену. Сидят три мужика лет 35 на лавке, у них три бутылки пива, бутылка портвейна. А перед их носом киргиз метет асфальт. И один из мужиков, кивая на дворника, говорит: «Отнял у меня работу! Мою работу!» Но я и представить не могу его подметающим дворы. При этом мужик отторгает этого мигранта. Чувствует себя перед ним барином – курит и прямо под метлу бросает окурок, поднимая за счет дворника самооценку. На отторжении это легче сделать. А следующий шаг – ненависть. То же самое, кстати, и с национализмом.

        ВЗГЛЯД: Инвалиды и националисты в одном ряду?

        М.К.: Это однопорядковые проблемы – инвалиды и их непринятие обществом, мигранты, национализм. Все  это проблема отторжения, дальше возникают предубеждения. Они передаются на кухне на уровне реплик, отношенческих вещей. И в итоге у ребенка возникают те же реакции, что и у родителей. Это великая возможность оправдать свои неудачи за счет людей другой национальности, да и просто людей, не похожих на тебя.

        ВЗГЛЯД: Почему это происходит – от недостатка культуры, образования?

        М.К.: Мы должны понимать, что образование к интеллигентности имеет весьма косвенное отношение. У нас есть масса полного быдла с колоссальным уровнем образования. Более того, подобного рода взгляды, сочетающиеся с образованием, гораздо опаснее. Потому что образованные люди подводят идеологическую базу и распространяют эти идеи. Страшен не скинхед, а тот, кто эту идеологию до него доносит.

        ВЗГЛЯД: Как можно изменить ситуацию?

        М.К.: Нужна программа и длительная целенаправленная работа. Социальное лечение не производится хирургически.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............