19 марта, вторник  |  Последнее обновление — 21:41  |  vz.ru
Разделы

В чем причина материнского безумия

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
Дискуссия о том, обладает ли душой эмбрион, стара как мир. Разумом, впрочем, точно не обладает. И жестоко, но факт: изъятый из тела женщины эмбрион не будет, корчась от жажды, есть стиральный порошок, ожидая мать, которая не придет. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Скорбь по погибшим в Новой Зеландии превратили в дешевый трюк

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Когда глава Германии Ангела Меркель соболезнует жертвам расстрела в Новой Зеландии, мы ее понимаем. Но мы помним, что в Берлине от теракта погибло 12 человек, и только спустя год Меркель нашла время и силы встретиться с родственниками жертв. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

В Крыму был сделан выбор судьбы России

Андрей Медведев, Политический обозреватель
Множество моих знакомых – чиновники, креативный класс и бизнесмены – рассуждали, что лучше потерять Крым, чем возможность ездить за границу отдыхать, и курс доллара/евро куда важнее. Это все такая большая отечественная традиция. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:США решили, кому должно принадлежать скифское золото

        Главная тема


        Назарбаев будет больше чем президентом

        боевая авиация


        Путин назвал лучший военный самолет в мире

        на всякий случай


        После заявления Назарбаева об отставке казахстанцы бросились скупать доллары

        новая технология


        В США придумали способ межзвездных путешествий

        Видео

        расследование катастрофы


        Новые подробности меняют картину гибели Ту-154 под Сочи

        возрождение дивизий


        Как и зачем меняется структура российской армии

        бывший президент Грузии


        Саакашвили выдал «военную тайну Кремля»

        реабилитация нацизма


        Как бороться с украинским подлогом советской истории

        «русская весна»


        Пять послекрымских лет сделали Россию сильнее

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Социализм XXI века


        Борис Кагарлицкий: В Латинской Америке назрел новый левый поворот

        Полеты в космос


        Екатерина Ракитина: Семинарист, который стал советским фантастом

        на ваш взгляд


        Зарплата в 250 тысяч рублей в месяц достойна командира подводной лодки?

        «Судьи всегда это учитывают»

        Бывший судья Мосгорсуда рассказал, являются ли навыки рукопашного боя отягчающим обстоятельством в случае убийства

        19 августа 2011, 22:20

        Текст: Роман Крецул

        Версия для печати

        «Спортсмен должен вести себя более аккуратно, чем простой гражданин», – заявил газете ВЗГЛЯД федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин. По его словам, если обвиняемый, от ударов которого погиб человек, занимается единоборствами, доказать, что его действия были самообороной, ему непросто.

        После гибели 19-летнего студента Ивана Агафонова, получившего удар чемпиона мира по боям в смешанном стиле Расула Мирзаева, многие интернет-пользователи и эксперты, комментирующие трагедию, высказали свое возмущение тем, что человек, способный покалечить другого, применил свои навыки без необходимости, имеющей внятное объяснение. Свою оценку действиям спортсмена должен вынести суд, который будет рассматривать уголовное дело по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего).

        Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин рассказал газете ВЗГЛЯД, как в подобных случаях влияет на приговор статус чемпиона по единоборствам.

        ВЗГЛЯД: Сергей Анатольевич, имеет ли значение при рассмотрении дела в суде то обстоятельство, что человек, удары которого привели к гибели другого человека, был спортсменом?

        Сергей Пашин: Оно затрудняет ссылку на необходимую оборону. Одно дело, когда убийство произошло в обоюдной драке. А другое дело, когда сторона защиты заявляет о том, что потерпевший сам напал, и поэтому это была либо необходимая оборона, либо превышение пределов необходимой обороны. Вот в этом случае спортсменам приходится хуже, потому что они умеют владеть своим телом, они понимают значение своих действий, понимают в анатомии, понимают, как бить. То есть спортсмен должен вести себя более аккуратно, чем простой гражданин.

        ВЗГЛЯД: Может ли статус спортсмена стать отягчающим вину обстоятельством?

        С.П.: Перечень отягчающих обстоятельств ограничен. Скажем, преступление, совершенное в отношении человека слабосильного, или малолетнего, или дряхлого – вот это отягчающее обстоятельство. Про спортсменов там не говорится.

        ВЗГЛЯД: Бывает ли в судебной практике, когда формально это не называется отягчающим обстоятельством, но учитывается при вынесении приговора?

        С.П.: Судьи всегда это учитывают. И более того, это не негласно, а прямо в приговорах пишется: что «такой-то, будучи спортсменом, должен был отдавать себе отчет в том, что...», или «такой-то, будучи врачом, должен был понимать, что...». Условия так называемой необходимой обороны, профессионального риска – все это прямо предписывает учитывать закон.

        Судья будет принимать во внимание тот факт, что спортсмен знал, как наносить смертельные удары, если будет выдвинута версия о том, что он защищался.

        ВЗГЛЯД: Если такая версия не выдвинута, судья выносит приговор как за «обычное» убийство?

        С.П.: Конечно. В приговоре судья укажет, что изучал личность. «Победитель спартакиады, очень хорошо». Но на наказание это не повлияет.

        ВЗГЛЯД: Следует ли, по вашему мнению, ввести соответствующую норму в уголовно-процессуальное законодательство?

        С.П.: Думаю, нет. Об отягчающем обстоятельстве можно говорить, если человек превышает власть, когда, например, работник полиции пускает в ход табельное оружие без надобности. У него специальная тренировка, закон, на который он опирается. А то, что человек спортсмен, или юрист, или коллекционер – какое это имеет значение?

        ВЗГЛЯД: Если человек обучен профессионально убивать или наносить травмирующие удары, нельзя ли это сравнить с использованием оружия или собаки бойцовой породы?

        С.П.: Человек – не собака, а приемы карате все-таки не то же самое, что огнестрельное оружие. Закон не может быть чрезмерно детализирован. Тогда надо, скажем, про убийство с помощью яда написать, что отягчающим обстоятельством должно быть то, что это врач сделал. Я в свое время судил одну милую женщину, фармацевта по образованию. Она отравила четырех человек, в том числе беременную женщину. Но мы не сочли отягчающим обстоятельством то, что она фармацевт. Хотя прокурор говорил, что она давала клятву Гиппократа, а она в ответ заявляла, что никакой клятвы не давала... Какая разница? Совершено преступление. Преступника наказывают не за то, что он профессионал, а за то, что он преступил человеческие и божеские законы.

        А то, что он спортсмен... Ну, вот если он выдвинет версию, что оппонент сам был сильным человеком и он был вынужден применить какой-то там прием, то это будет рассматриваться. А если такой версии нет, так и что с того? Наказания и без того достаточно.

        Кстати говоря, на Руси в царском положении о наказаниях убийство в драке было отдельной статьей и наказуемо было более мягко, чем убийство вообще. Убийство в драке – совершенно особая ситуация, когда человеку очень трудно соразмерить свои силы, когда много адреналина, мало рассудка.

        ВЗГЛЯД: Современное законодательство не знает такого понятия, как «убийство в драке»?

        С.П.: К сожалению, нет. Присяжные это точно различают. Нормы такой сейчас нет. А при царе была даже специальная норма – убийство в запальчивости или раздражении. Это не совсем аффект, это немножко не дотягивает до него. И это сильно смягчало наказание.

        Есть два способа писать уголовные законы. Один из них называется казуистическим, это очень детальный закон, рассчитанный на весьма неграмотных правоприменителей. При царе-батюшке Николае I судьями в основном были отставные военные. Поэтому для них писали очень толстое, детализированное казуистическое уложение. Но мы давно от этого ушли. Идея о том, что надо все детализировать, предусматривать различные новшества, идет от XIX века. Если судья образованный, то закон может быть коротким и довольно абстрактным, но при этом нормально работать.


        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............