20 июля, четверг  |  Последнее обновление — 23:17  |  vz.ru

Главная тема


Запрет на советское означает презрение к русскому

«Тревожная динамика»


Появились данные о конфликте Трампа с ближайшим помощником из-за России

«дискутирует в комментариях»


Порошенко, как оказалось, заходит в соцсети под чужим именем

«потеряют конкурентоспособность»


Американские компании массово выступили против антироссийских санкций

заявления на МАКС-2017


Россия получит гиперзвуковые беспилотники в 2020 году

армия и вооружение


«Алмаз-Антей» заявил о завершении испытаний противоракеты для С-500

высокие технологии


СМИ рассказали о сложностях запуска турбин Siemens в Крыму

региональная авиация


Директор СибНИА рассказал о новом самолете, который должен заменить Ан-2

политические парадоксы


Польские русофобы помогают России в противостоянии с Европой

«Зачем нам чтить Императора»


Сергей Худиев: Мы не можем восстановить династию, но мы хотя бы можем признать ее уничтожение – преступлением

Война в Сирии


Павел Волков: Почему Израиль против перемирия?

«имиджевое сходство»


Антон Крылов: Сможет ли Макрон стать французским Путиным?

на ваш взгляд


Должны ли российские спецслужбы контролировать переписку граждан в интернете, как делают их иностранные коллеги (например, АНБ США)?

«В российских водах лучше не тонуть»

Морской эксперт Михаил Войтенко рассказал, почему при кораблекрушениях гибнет столько людей

27 августа 2010, 13:58

Текст: Роман Крецул

Версия для печати

«Спасателей береговой охраны США готовят годами, и очень серьезно. У нас таких спасателей нет. И вертолетов нет», – посетовал в интервью газете ВЗГЛЯД редактор издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко. По его словам, сил и средств для спасения людей, терпящих бедствие на море, у Госморспасслужбы явно недостаточно.

Морской буксир «Алексей Кулаковский» отправился в ночь на пятницу на спасение судна «ТБ-0012», терпящего бедствие, но в результате сам затонул. На борту буксира находились 14 человек, к настоящему моменту трое спасены, двое найдены погибшими.

17 августа у берегов Камчатки перевернулось маломерное судно, из 11 человек спасся один. До этого, 26 июля, в Баренцевом море затонул сухогруз «Варнек», перевозивший товары из Архангельской области в Шойну Ненецкого автономного округа, на его борту было пять членов экипажа и четыре пассажира, в ходе поисковой операции было найдено лишь одно тело пассажирки.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к редактору издания «Морской бюллетень» Михаилу Войтенко с просьбой рассказать, почему в наши дни при крушении судов гибнет так много людей.

ВЗГЛЯД: Михаил Дмитриевич, в ночь на пятницу в Охотском море потерпело бедствие судно. И это не первый случай за последний месяц, причем каждый раз гибнет много людей.  Не выходит ли ситуация за рамки нормы?

Михаил Войтенко: Если там не было какого-то жуткого шторма... похоже на то, что он («Алексей Кулаковский») просто на льдину напоролся. Тем более если он летел на всех парах на помощь, ночью. Льдина – это такая штука, далеко не каждую из них возьмет радар. В общем и целом о какой-то повышенной аварийности здесь говорить не приходится.

Плашкоут, который недавно перевернулся у берегов Камчатки, – это просто-напросто большая лодка, не более того, без каких-либо спасательных средств.

Судно «Варнек» потонуло недавно со всем экипажем, но это было в сильнейший шторм.

А что случилось ночью на буксире – это вопрос, почему так произошло, почему они хотя бы в спасательные плоты не перебрались...

ВЗГЛЯД: Плот был обнаружен, но без людей...

М.В.: Это не говорит о том, что они туда перебрались. Плот может раскрыться сам. Если это был не шторм, если они затонули в результате пробоины, сначала появился крен, потом легли на борт, то у них по идее было время для спасения, тем более это буксир, на нем плоты, шлюпки... Это да, это странно.

ВЗГЛЯД: Насколько велики в наши дни шансы выжить при подобных крушениях?

М.В.: Это зависит от условий, в которых гибнет судно. Если люди нормально перебрались в спасательные плавсредства, то шансы на выживание резко повышаются и мало отличаются от тех, которые были бы в случае гибели судна в тропических морях. Ну а если они не перебрались, тут, конечно, о чем речь... При температуре воды 35 градусов выше нуля человек может протянуть минут 15, от силы полчаса.

ВЗГЛЯД: Как бы вы оценили силы и средства для спасения моряков, которые есть в наличии в России?

М.В.: Об этом давным-давно всем известно. Силы и средства совершенно недостаточные. Главное, отсутствуют вертолеты. Мировая статистика показывает: во-первых, большинство аварий происходит не где-то в Мировом океане, а в прибрежных водах – там самое оживленное судоходство, а во-вторых, наиболее эффективным средством спасения в прибрежных водах является вер-то-лет.

ВЗГЛЯД: Которых сейчас недостаточно?

М.В.: Нет вообще. Госморспасслужба вертолетами не обладает. Когда что-то происходит, Госморспасслужба несется на поклон к военным и к МЧС, притом что ни у тех, ни у других нет специализированных вертолетов для морского спасения и нет специально обученных спасателей.

Михаил Войтенко отмечает, что главным средством спасения в море являются вертолеты (фото: РИА
Михаил Войтенко отмечает, что главным средством спасения на море являются вертолеты (фото: РИА "Новости")

Если вы видели фильм «Спасатель» с Кевином Костнером, там очень хорошо и правильно показана подготовка спасателей береговой охраны США. Их готовят годами, и очень серьезно. У нас таких спасателей нет. И вертолетов нет. Когда что-то происходит, то военные дадут вертолет, то еще кто-то. Этой зимой был случай, когда чуть не погибло судно в Охотском море, так там часть экипажа снимал вертолет нефтяной компании.

По моему мониторингу мировой аварийности, если что-то происходит в территориальных водах цивилизованных стран, судно дает любой тревожный сигнал о том, что что-то не в порядке, в воздух сразу поднимаются вертолеты. Минутная готовность.

ВЗГЛЯД: Это серьезно отражается на статистике гибели экипажей?

М.В.: Конечно. Людей-то спасают, а это самое главное. Моряки так прямо и говорят: «Если уж повезет тонуть, то даст Бог, в водах какой-нибудь приличной страны Европы или США». В российских водах лучше не тонуть.

ВЗГЛЯД: Какие еще средства нужны помимо вертолетов?

М.В.: Очень эффективно себя показали так называемые спасательные боты. Этих в России вообще нет. Это такие небольшие суда, очень устойчивые, они как Ванька-встанька, их невозможно утопить. Они всепогодные, в море выходят в совершенно диких условиях. Что интересно, в Англии, например, экипажи этих спасательных ботов добровольцы.

ВЗГЛЯД: В советское время ситуация была такой же?

М.В.: Это такая давняя застарелая болезнь, а сейчас она совсем запущена. Что будет дальше, мы не знаем. Дело в том, что Госморспасслужбу хочет прибрать себе МЧС. Когда я там последний раз общался с народом, они сами не знали, к лучшему это или к худшему, говорят, может, хоть денег будет больше, если в МЧС перейдут. Честно говоря, не думаю, что это сильно хорошо. В США, в Англии, Японии этим делом занимается береговая охрана, то есть, грубо говоря, пограничники. А у нас бардак.

ВЗГЛЯД: Насколько далеко продвинулись технологии спасения на море за последние десятилетия?

М.В.: Стало несравнимо лучше. Крайне редко судно тонет так, чтобы об этом даже никто не узнал, оно набито средствами аварийной сигнализации. Самое на сегодняшний день мощное и действенное – это аварийный радиобуй. Он срабатывает автоматически в случае гибели судна, дает аварийный сигнал и точные координаты. Еще 20 лет назад люди слыхом не слыхивали про такое.

ВЗГЛЯД: То есть случаи, когда о гибели судна никто не знает, можно сказать, еще исключены?

М.В.: Все равно случаются. Если судно непонятно какое, разгильдяйское, у него, предположим, радиобуй отсутствует или неисправен... Вообще, бывают всякие парадоксы. Иногда наисовременнейшие суда со всеми аварийными средствами связи пропадают. Море есть море, и тайны там все равно остаются.



 
 
© 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............