22 января, среда  |  Последнее обновление — 10:20  |  vz.ru
Разделы

Трактористы и телеграмисты

Максим Соколов, публицист
И наши Майкрофты, и наши Шерлоки, т. е. разрекламированные телеграм-каналы вроде Незыгаря и им подобным, неистово надувавшие щеки, 15–16 января позорно обмишурились. Вся проницательная мысль и все глубокие инсайды оказались полной туфтой. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Послание – это дорого, всерьез и надолго

Анна Федорова, вице-президент Фонда открытой новой демократии
Почему именно сейчас? Потому что под тоскливый вой оппозиционных блогеров о том, как в России все плохо, в России неожиданно растет новое большое поколение школьников, и скоро их будет 19 миллионов. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Таких не берут в демократию

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
Бессмысленно задаваться вопросом, что больше разозлило нашу оппозицию – требование о суверенности претендентов на высшие государственные посты или перспектива получить парламент с расширенными полномочиями. Потому что обе эти «беды» для них одинаково губительны. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

    Новые лица в правительстве Мишустина

    Новый глава правительства Михаил Мишустин менее чем за неделю сумел сформировать новый состав кабинета министров. У него будет девять замов, в том числе один первый – им стал Андрей Белоусов. Силовой блок кабинета сохранился, главным дипломатом остается Сергей Лавров. Зато полностью обновился социальный блок
    Подробности...

    Новый терминал в стиле конструктивизма открылся в Шереметьево

    В крупнейшем московском аэропорту Шереметьево открылся пятый по счету терминал – C1. Он пристроен к терминалу В и способен обслуживать до 20 млн пассажиров в год. В итоге пропускная способность аэропорта вырастет до 80 млн человек
    Подробности...

    Извержение вулкана Тааль на Филиппинах

    12 января на Филиппинах начал извергаться вулкан Тааль, расположенный посреди одноименного озера в 100 километрах от столицы страны Манилы. В результате местные сейсмологи объявили четвертый, предпоследний, уровень опасности
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Мишустин поручил скорректировать закон о бюджете на 2020-2022 годы

        Главная тема


        Москве выгоден отказ Белоруссии от российской нефти

        новый кабинет министров


        Эксперты оценили состав правительства Мишустина

        торговый баланс


        Стали известны положения доктрины продовольственной безопасности России

        многодетная мать


        Россиянка победила в конкурсе «Миссис Вселенная – 2020»

        Видео

        исторические споры


        Израиль подставил России плечо в конфликте с Украиной и Польшей

        учения НАТО


        Для нападения на Россию США подготовят «смертника»

        демографическая катастрофа


        Почему вымирает Прибалтика

        замена Чайки


        Генпрокуратуру возглавит охотник на серийных убийц

        Общечеловеческая практика


        Герман Садулаев: Поправка в Конституцию исправляет последствия холодной войны

        Еврейская проблема


        Алексей Алешковский: Память о Второй мировой работает только по-честному

        Всем надоело


        Игорь Мальцев: Чиновников переведут из разряда «бизнес» в разряд «служение»

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        Готовы ли вы участвовать во всероссийском голосовании по внесению поправок в Конституцию?

        «Есть сомнения в искренности Бастрыкина»

        Председатель Национального антикоррупционного комитета прокомментировал рассказ главы СК о том, как следователи борются с коррупцией

        22 октября 2010, 16:58

        Текст: Роман Крецул

        Версия для печати

        «Лучше бы г-н Бастрыкин выступил с предложением снять с представителей Генпрокуратуры особый статус, связанный с административными наказаниями», – прокомментировал газете ВЗГЛЯД глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов заявление главы СК о том, что лиц с особым правовым статусом должно быть меньше.

        Председатель Следственного комитета (СК) России Александр Бастрыкин  заявил в пятницу, что за последние годы были усилены меры по уголовному преследованию коррупционеров с особым правовым статусом.

        Он также выступил с предложением сократить число категорий таких лиц. «Наша принципиальная позиция о равенстве всех перед законом остается неизменной. Мы предлагаем последовательно сократить перечень лиц, обладающих особым правовым статусом», – сказал Бастрыкин.

        Газета ВЗГЛЯД обратилась к председателю Национального антикоррупционного комитета Кириллу Кабанову с просьбой поделиться своим мнением о предложениях главы ведомства.

        ВЗГЛЯД: Кирилл Викторович, как вы оцениваете заявление Александра Бастрыкина о том, что перечень лиц с особым статусом следует сократить?

        Кирилл Кабанов: У меня большие сомнения в искренности г-на Бастрыкина. Во-первых, в свое время он выступил в поддержку того, чтобы представители Генпрокуратуры получили особый правовой статус, начиная с запрета ГИБДД проверять водителей с прокурорскими удостоверениями.

        Во-вторых, слова Бастрыкина выглядят лукавством на фоне заявления г-на Буксмана (первый заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман – прим. ред.), который честно признал: «У нас в настоящий момент нет сил бороться с системной коррупцией». Заявление последнего, я считаю, как раз объективно.

        Наконец, у меня лично есть масса вопросов к Следственному комитету.

        ВЗГЛЯД: А именно?

        К.К.: Это вопрос по г-ну Бульбову, вопрос по начальнику Дальневосточной таможни, вопрос по сотрудникам МВД Целякову и Носенко, которые занимались противодействием отмыванию денег и сейчас вышли на приговор.

        К тому же, если вы помните, г-н Бастрыкин говорил, что возбуждено уголовное дело по факту смерти Магнитского. Я могу сказать однозначно, что следователей СК при МВД, причастных к этому делу, до сих пор даже не допросили, никаких проверок не было. Весь мир уже об этом знает.

        Та же самая история с открытием/закрытием уголовного дела по факту смерти человека, который расследовал системную коррупцию – Юрия Петровича Щекочихина.

        Именно сотрудники г-на Бастрыкина вместе с сотрудниками ФСБ и судами ввели практику, когда оперативные справки ФСБ принимаются судом как доказательство. Мы откровенно говорили об этом в глаза Бастрыкину на совещании Общественной палаты. В ответ мы не услышали ничего, хотя были представлены документы. Не было даже разбирательств.

        Все эти вещи заставляют меня относиться к таким заявлениям с неким недоверием. Потому что есть факты, а есть заявления.

        ВЗГЛЯД: Если вы считаете, что заявления не имеют под собой реальной базы, зачем, по вашему мнению, нужно было их делать?

        К.К.: Это советский принцип отчетности, когда публично докладывается об успехах. А кто проверит? Это то же самое, как у нас ФСБ каждый год отчитывается, как они 300 или 400 терактов предотвратили. Но я всегда говорю, что обращать внимание надо не на то, что сделано хорошего, – это твои основные задачи. Смотреть надо на то, что у тебя не сделано или сделано неправильно.

        Также не надо забывать, что на сегодня стоит вопрос (а он пока еще стоит) о том, кто будет возглавлять отдельный Следственный комитет (формально Бастрыкин, как и все сотрудники ведомства, сейчас работают в статусе исполняющих обязанности – прим. ред.) Подобные публичные заявления напоминают эпоху застоя советских времен, когда нам говорили, что у нас нет организованной преступности, проституции и т.д.

        ВЗГЛЯД: Каков ваш прогноз относительно численности лиц с особым статусом? Будет ли она расти?

        К.К.: Те единичные случаи уголовных расследований, которые все-таки есть, показывают, что число лиц с фактическим статусом неприкосновенности, (а это необязательно юридически закрепленный статус) становится больше. Бюрократия растет и увеличивает свои возможности для лоббирования собственных интересов.

        Лучше бы г-н Бастрыкин выступил с предложением снять с представителей Генеральной прокуратуры особый статус на уровне административных наказаний. Уже масса случаев, когда пьяные прокуроры сбивают детей и прикрываются своими прокурорскими полномочиями. Пусть он скажет: «Мы, прокуроры, стоим на страже закона, нам не нужен особый статус, связанный с административными правонарушениями». Пусть он снимет этот статус, и я первый подниму руку и скажу: «Наконец начали с себя».

        Или пусть он выступит с предложением, чтобы рассмотрение жалоб на судей квалификационной коллегией проходило в открытом режиме, как судебный процесс. Тогда я буду ему аплодировать.

        ВЗГЛЯД: Глава СК озвучил свежую статистику: по его словам, в этом году предъявлены обвинения в коррупции 45 следователям органов внутренних дел, четыре – следователям наркоконтроля, 11 – прокурорам, 10 – членам избирательных комиссий, 155 – депутатам органов местного самоуправления, 167 – выборным главам органов местного самоуправления, 12 – депутатам органов законодательной власти и двум судьям. О чем вам говорят эти цифры?

        К.К.: Получается, среди нашей многомиллионной бюрократии у нас столько людей замешаны в коррупции? Это очень мало по сравнению с реальным положением дел, вы сами это прекрасно видите.

        При этом я должен заметить, что борьба с системной коррупцией не подразумевает наличие одного или двух обвиняемых. Это система. Когда будут сажать за решетку десятками и доказывать их преступления, как во времена борьбы с мафией в Италии, тогда можно будет говорить об объективности борьбы с коррупцией.

        ВЗГЛЯД: Вы можете вспомнить примеры таких «правильных» процессов за последние годы?

        К.К.: Борьба с «ореховской» группировкой, рядом других ОПГ, когда на скамье подсудимых в конце 1990-х годов оказывались по десять, двенадцать, а то и больше человек. Вот это была реальная система противодействия организованной преступности. А коррупция – это вид организованной преступности.

        ВЗГЛЯД: В этом году в Москве осудили ОПГ, в которые входили сотрудники милиции и прокуратуры, можно ли его назвать примером успешной борьбы с системной коррупцией?

        К.К.: Мы занимались этим вопросом. Людей, которые играли там основную роль, не осудили, они остались за кадром. За решетку отправили мелочевку.

        ВЗГЛЯД: В пятницу замглавы СК заявил депутатам Госдумы, что в стране возбуждены уголовные дела в отношении тысяч чиновников, в том числе сотен чиновников регионального уровня. На вопрос, сколько чиновников и депутатов федерального уровня привлечены к уголовной ответственности, он не ответил.

        К.К.: Вот поэтому у нас и появляются вопросы к Бастрыкину. А, между тем, основные коррупционные дела – хищение бюджетных средств, распределение и квотирование природных ресурсов, управление федеральной собственностью, то есть те секторы коррупционного рынка, которые нам дают основную массу 300 млрд в год (объемы коррупции в России, по данным НАК).

        ВЗГЛЯД: По статистике выявленных коррупционных преступлений, озвученной в пятницу, их число с каждым годом становится больше. Вам не напоминает пресловутую «палочную» систему отчетности в МВД, которую так много критиковали?

        К.К.: Это то же самое. Об этом говорил президент, об этом говорил генеральный прокурор, Александр Буксман – у нас не ведется борьба с системной коррупцией. У нас низшее звено является ответственным за всю систему.

        На примере низовой коррупции всегда происходит имитация борьбы с коррупцией и очковтирательство обществу и руководству страны.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............