Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

13 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

23 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
18 марта 2008, 14:07 • Общество

Радары могут подвести США

Радары могут подвести США
@ defenselink.mil

Tекст: Геннадий Нечаев

Контрольный комитет конгресса США выражает обеспокоенность степенью оперативной готовности национальной ПРО, в частности тем, что «официальные лица... не имеют полных данных испытаний». Ряд претензий высказывается и к качеству отдельных компонентов системы. По мнению экспертов, во время проведенного в 2007 году испытания ПРО «мишень представляла собой относительно простую угрозу», с более сложной система может не справиться.

По мнению авторов опубликованного в понедельник многостраничного доклада, американские «официальные лица... не имеют полных данных испытаний».

Американские военные отдают себе отчет, что система еще «сырая», со сложной задачей она может и не справиться

«Параметры проведенных испытаний, возможно, подходят для тестирования на стадии разработки, но они не полностью соответствуют оперативной обстановке и не обеспечивают достаточную степень уверенности в том, что ПРО хорошо сработает в оперативной ситуации», – говорится в документе.

Кроме того, ряд претензий высказывается к качеству отдельных компонентов системы, включая ракеты-перехватчики и радар передового базирования (FBX-T – Forward-Based X-Band Transportable), развернутый на острове Хонсю (Япония).

По мнению экспертов конгресса, во время проведенного в 2007 году испытания ПРО «мишень представляла собой относительно простую угрозу», а другие параметры испытания, хотя и являлись «более реалистичными», были, тем не менее, тоже «несложными».

Речь идет прежде всего о перехватчиках наземного базирования GBI, 10 из которых размещены сейчас в позиционном районе Форт-Гризли на Аляске (ведется подготовка к развертыванию еще четырех) и 10 планируется разместить в Польше.

Напомним, что до 1996 года программа создания NMD (National Missile Defense) – национальной ПРО – имела в Соединенных Штатах статус «разработки технологии». Но в 1996 году статус изменился и она стала именоваться «программой готовности к развертыванию системы оружия».

23 июля 1999 года Билл Клинтон, находившийся тогда на посту президента США, подписал законопроект 106-38, в соответствии с которым развертывание элементов ПРО начнется, «как только это станет технически осуществимым». Начался следующий этап тестирования отдельных элементов системы – испытательные пуски противоракет с перехватом целей – IFT (Integrated Flight Test).

В июле 2007 сенат США утвердил поправку к закону о военных расходах на 2008 год, согласно которой создание системы ПРО станет являться официальной государственной политикой США, а система ПРО будет официально предназначаться для противодействия ракетно-ядерной угрозе со стороны Ирана. Утверждение произошло практически единогласно (90 из 100 присутствующих сенаторов).

В составе комплекса ПРО будет использоваться противоракета GBI (Ground Based Interceptor). Она состоит из двух твердотопливных ступеней и ступени перехвата EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle – заатмосферный перехватчик), который должен обнаруживать головную часть баллистической ракеты и уничтожать ее при прямом соударении.

Однако в марте 2002 года программа ракеты-перехватчика была пересмотрена. Замена в качестве субподрядчика корпорации Boeing на компанию Lockheed Martin привела к полной смене двигателей первой и второй ступеней ракеты. В первом варианте на них устанавливались твердотопливные двигатели SR19-AJ-1 и Hercules М57 (вторая и третья ступени МБР Minuteman II LGM-30F).

Ракета получила условное техническое наименование NLGM-30F. В таком виде она проходила испытания с 24 июня 1997 года по 3 декабря 2001 года (1–7-й пуски). Но уже с 15 марта 2002 года (8-й пуск) на первую и вторую ступени ракеты поставили новые двигатели, которые ранее использовались на гражданской РН Orbus-1А. В результате резко возросли границы перехвата: по высоте – до 1100 миль (1770 км), по дальности – до 3300 миль (5300 км).

Любопытно, что верхняя граница перехвата значительно превышает все мыслимые динамические возможности МБР (верхняя точка траектории никогда не превышает 1320 км). В настоящее время такая комплектация перехватчика считается базовой.

Чем же, собственно, недовольны члены конгресса, большинство из которых представляют демократическую партию? Всё довольно просто – полигонными условиями испытаний.

Действительно: когда точно известны координаты и время пуска ракеты-мишени, как было в первом случае, рассчитать траекторию перехватчика до точки встречи можно даже на персональном компьютере 386-й серии (да и более слабом).

Во время вторых прошлогодних испытаний задача была несколько усложнена – расчетам системы ПРО не сообщили время пуска, тем не менее мишень была сбита.

Для настоящей проверки эффективности ПРО было бы целесообразно «усложнить вводную»: осуществить залповый пуск нескольких МБР, например с подводных лодок в разных районах Мирового океана. Но цена возможной неудачи будет в таком случае непомерно велика.

Американские военные прекрасно отдают себе в этом отчет – что видно по многочисленным публикациям в специализированных изданиях: да, система еще «сырая», да, с подобной задачей она может и не справиться. Но таков нормальный процесс доводки любой новой системы: от простого к сложному. Так из-за чего весь сыр-бор со «специальными докладами», когда и так всё ясно?

Ответ очевиден – выборы. Более того, подобные претензии со стороны демократов на программу, начатую и пестуемую президентами-республиканцами, был практически неизбежен: соблазн обвинить оппонентов в нерациональном расходовании средств налогоплательщиков «неизвестно на что» – ход абсолютно очевидный.

Между тем стоит отметить еще один важный момент. Традиционно американская противовоздушная оборона «летает на собственных крыльях» – то есть ее основу составляет авиация, а не зенитные ракетные комплексы. Задача противовоздушной обороны заключается в нанесении превентивных ударов по аэродромам противника и полное господство в воздухе над любым угрожаемым регионом.

Тот же принцип американцы пытаются отчасти распространить и на ПРО: не сбивать ракеты – а не допускать их запуска (или сбивать сразу, после старта).

Свидетельство тому – недавние испытания противобункерных боеприпасов повышенного могущества, способных поражать в том числе и шахтные пусковые установки, развертывание целого флота кораблей с системой «Иджис» для перехвата стартующих МБРПЛ и концепция «обезоруживающего удара» с помощью неядерного высокоточного оружия типа крылатых ракет дальнего действия или МБР с неядерной БЧ. Всё это тоже элементы противоракетной обороны, и к ним у демократов претензий нет.

..............