Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/politics/2018/12/11/954863.html

Либералы попытались сорвать прощание с Людмилой Алексеевой

Даже траурное мероприятие либералы попытались использовать в скандальных целях   11 декабря 2018, 18::30
Фото: Maxim Shemetov/Reuters
Текст: Елена Калашникова

Прощание с главой Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмилой Алексеевой попытались сделать не столько траурным, сколько политическим мероприятием. Подобные провокации хотели устроить те, кто, казалось бы, должен был прежде всего отдать долг памяти старейшей правозащитнице России. И все из-за того, что проститься с Людмилой Алексеевой пришел Владимир Путин.

Провокации начались со статьи в «Новой газете», где сообщалось, что на прощание с Людмилой Алексеевой можно будет попасть только после подробного анкетирования в Федеральной службе охраны (ФСО). Газета даже опубликовала бланк и инструкцию для аккредитации. Сообщалось, что без выполнения этих формальностей на гражданскую панихиду пускать не будут. Причина в повышенных мерах безопасности, предпринятых из-за приезда президента Владимира Путина.

Перехватить гроб

Вброс «Новой газеты» тут же распространили в «Фейсбуке» все профессиональные либералы России, Украины и политической эмиграции. Дмитрий Гудков, Айдер Муждабаев, Аркадий Бабченко, Александр Морозов, Ольга Романова, Андрей Мальгин, Слава Рабинович, Маша Слоним, Сергей Давидис и другие.

Сатирик Виктор Шендерович призывал соратников «встать и выйти вон, пока Путин будет находиться в помещении» у гроба. Шендерович уверен, что это было бы «очень правильным жестом в память о Людмиле Михайловне». В качестве усиления призыва сатирик цитирует собственную дочь. Мол, нужно отплатить Путину «за то, что он делал с ней».

Речь идет о праздновании 90-летия Людмилы Алексеевой в 2017 году. Тогда поздравить старейшую правозащитницу страны приехал Владимир Путин. Во время беседы Алексеева попросила президента помиловать сенатора Изместьева, осужденного на пожизненное заключение. А попросив – прижалась губами к рукам Владимира Путина. Этот эмоциональный порыв правозащитницы вызвал негодование у диванных оппозиционеров. Алексееву клеймили и оскорбляли те, кто еще недавно возносил ее на знамя борьбы с режимом.

Прошло больше года, и, казалось, либералы простили Алексеевой эту слабость.

Но не простили. Потому что

та встреча, и теплое отношение президента к правозащитнице, и тот факт, что она это отношение принимала, помешали либералам приватизировать похороны Алексеевой.

Владимир Путин не мог не попрощаться с Алексеевой. И все, что могли сделать оппоненты в ответ, – попытаться саботировать это прощание, превратив его в собственную антипутинскую акцию.

Ярче всего это отношение к Алексеевой выразила журналист «Радио Свобода» Елена Рыковцева. «К сожалению, трудно сказать, как бы она реагировала на это в свои последние годы», – пишет Рыковцева про фальшивую новость о всеобщей аккредитации, намекая на сотрудничество с властью, на которое Алексеева была готова в интересах своих подопечных. А дальше журналист, как само собой разумеющееся, сообщает: «Что ж. Кто хотел проститься, простится заочно», – призывая людей не приходить на похороны.

Правозащитница Зоя Светова то ли по ошибке, то ли нет указала неверный адрес прощания. Панихида была назначена в Доме журналиста, а Светова назвала Союз журналистов, имеющий другой адрес. Несмотря на то, что многие указали ей на эту ошибку, правозащитница так и не изменила свой пост. И тоже распространила фейк об «учете» скорбящих.

«Народу мало, упыри по стенкам»

Провокацию пытались пресечь сама МХГ, бессменным руководителем которой была Людмила Алексеева, и политолог Екатерина Шульман. Они дали правильный адрес прощания. «Регистраций никаких не нужно, не слушайте глупостей», – написала Шульман. Оказалось, что с самого начала речь шла только об аккредитации СМИ, других людей никто не планировал анкетировать, регистрировать и аккредитовывать.

Прощание состоялось. Сотни человек, в том числе Владимир Путин, проводили Людмилу Алексееву в последний путь.

Но журналисту Александру Рыклину похороны не понравились. «Народу мало, упыри по стенкам... – счел нужным сообщить он в своем «Фейсбуке». – Автобус с надписью «Россия» привез группу дам в мехах... Похоже на Комитет советских женщин».

Зоя Светова тоже была критична: «Когда подошла к Дому журналистов, показалось, что нахожусь в оккупированном городе. ОМОН, Росгвардия. Но Путин уже уехал, и можно было спокойно зайти в зал. Зал оказался каким-то маленьким».

Главой мыслью рассказа Дмитрия Гудкова о его участии в панихиде было «Сегодня я успел до Путина». Много слов о президенте, о рамках, о том, кому пришлось, а кому не пришлось стоять в очереди. И одна строчка о прощании.

Людмила Алексеева, взаимодействуя с Кремлем и общаясь с Владимиром Путиным, отняла у профессиональных оппозиционеров свои похороны.

Если ее жизнь была посвящена помощи людям, спасению невинно пострадавших, то уж смерть, видимо, должна была принадлежать либералам. Они свято верили – это они должны были выступать душеприказчиками правозащитницы, они – стоять у гроба и принести самый пышный венок. А главное – давая комментарии на фоне гроба, должны были наперебой клеймить Путина, что не пришел, не почтил, не скорбел.

Но Путин пришел, почтил, скорбел. И этого либералы ни Путину, ни Алексеевой не простят.

Текст: Елена Калашникова