Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/politics/2017/7/8/877768.html

«Трамп просто повторил то, что ему написали поляки»

Участникам восстания удавалось даже захватывать немецкие танки (на снимке – трофейная «Пантера» батальона «Зоська» Армии Крайовой), но силы были фатально неравны   8 июля 2017, 10::30
Фото: Juliusz Bogdan Deczkowski/Wikipedia
Текст: Никита Коваленко

«Да, у нас в Кремле сидел диктатор, но он не был идиотом, чтобы не понять, ради чего это восстание поднято», – заявила газете ВЗГЛЯД историк Альбина Носкова. Она предположила, кто и зачем написал для Трампа речь, в которой вновь были повторены обвинения в адрес советской армии в связи с Варшавским восстанием.

В пятницу в Варшаве прозвучали очередные обвинения в адрес Москвы – Россию заподозрили в «угрозе свободному миру». Поводом стали российско-китайские учения на Балтике, которые, по мнению министра обороны Польши Антония Мачеревича, и явились проявлением такой угрозы.

Резонно предположить, что на очередные антироссийские высказывания министра подвигли недавние заявления Дональда Трампа, который по дороге на саммит G20, как известно, сделал остановку в Варшаве.

Накануне исторической встречи с Владимиром Путиным Трамп пообещал полякам «расширять сотрудничество в НАТО», в том числе «в ответ на действия и дестабилизирующее поведение России».

Свою речь перед отбытием в Гамбург на саммит Трамп прочитал на площади Красиньских в Варшаве, у подножия памятника героям Варшавского восстания 1944 года. Президент США (или спичрайтер из Белого дома или Госдепа, подготовивший речь) не обошел вниманием этот исторический эпизод, который в его изложении выглядел как пример «дестабилизирующего поведения» Советского Союза. Трамп, впрочем, начал издалека.

«В 1939 году в вашу страну вторглись... нацистская Германия с запада и Советский Союз с востока», – рассказал полякам президент США. Далее Трамп заявил, что поляки находились «под двойной оккупацией», и после перешел непосредственно к истории Варшавского восстания:

«Летом 1944 года нацистская и советская армии готовились к ужасной и кровавой битве прямо здесь, в Варшаве. Среди этого ада на земле граждане Польши поднялись, чтобы защитить свою родину... Более 150 тыс. поляков погибли во время этой отчаянной борьбы за свержение угнетения... С другой стороны реки советские вооруженные силы остановились и ждали. Они наблюдали, как нацисты безжалостно уничтожали город, злобно убивая мужчин, женщин и детей».

Прочитав речь, Трамп отбыл на саммит, а российская и польская блогосфера закипели спорами о трагических событиях более чем 70-летней давности.

О том, откуда «растут ноги» у той версии фрагмента истории Второй мировой, которую озвучил Трамп, газета ВЗГЛЯД поговорила с доктором исторических наук Альбиной Носковой, главным научным сотрудником Центра по изучению общественных процессов в Восточной Европе после Второй мировой войны Института славяноведения РАН.

Альбина Носкова<br>(фото: кадр из видео)

Альбина Носкова


(фото: кадр из видео)

ВЗГЛЯД: Альбина Федоровна, на чем, по вашему мнению, основаны слова Трампа?

Альбина Носкова: На польском толковании тех событий, которые происходили в 1939–1945 годах. Господствующая польская историография исходит из позиции той политической группировки, которая была представлена лондонским правительством (эмигрантским правительством Польши, которое базировалось в Лондоне в 1940–1945 годах) и политическим руководством подполья, подчинявшегося лондонскому правительству.

ВЗГЛЯД: Слова Трампа о том, что советские войска «стояли, ждали и смотрели»...

А. Н.: Тоже из польской историографии. Трамп просто повторил то, что ему написали поляки.

Когда я слушала, что говорил нынешний президент Соединенных Штатов, для меня было абсолютно ясно: это тезис, который был выдвинут еще руководителями восстания – тогда, в августе 1944 года, когда они поняли, что проиграли. Надо было найти виноватого. Нашли.

ВЗГЛЯД: Из слов президента США следует, что восстание стало следствием отчаяния жителей Варшавы, когда «нацистская и советская армии готовились к ужасной и кровавой битве». Оно действительно было стихийным?

А. Н.: Концепция восстания против Германии и СССР присутствовала в планах польского политического класса начиная с осени 1939 года. План был такой: с Запада подойдут англо-американские войска, и в это время подполье (командование той структуры, которая потом стала называться Армией Крайовой) поднимает всеобщее восстание и решается вопрос о власти в Польше и о ее освобождении.

Восстание готовилось давно, это не было ответом на текущую ситуацию. Но поскольку в августе 1944 года союзники застряли где-то в Европе, а советские войска продвигались очень быстро, то решен был вопрос о восстании в столице. Оно началось 1 августа и было окончательно подавлено гитлеровцами 2 октября 1944 года.

Англичане были поляками поставлены в известность. Потом они заверяли Сталина, что «мы ничего не знали». Немцы знали о восстании и отслеживали начало восстания по часам. Командующий Армии Крайовой (на тот момент – Тадеуш Бур-Коморовский) понимал, что в военном плане восстание не будет решающим, а вот политически «я создам Советам большую трудность». Так что замысел был политический.

Они решили, что Красная армия идет столь высокими темпами, что она возьмет Варшаву. Но в самом начале двадцатых чисел июля точка бифуркации была пройдена и войска замедляли темп. К Варшаве они подошли уже основательно выдохшимися.

ВЗГЛЯД: Было ли восстание неожиданностью для Сталина?

А. Н.: Документов, подтверждающих или отвергающих это, пока нет. Но, имея в виду, какие у нас были люди в Лондоне, в том числе в окружении английского и польского правительства, может быть, и знал.

Но он не мог бросить в наступление армию, которая на рубеже июля–августа потерпела сокрушительное поражение под Варшавой. Наступавшая на Варшаву 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта была разбита в пух и прах и ее после 5 августа уже вывели с боевых порядков – там не осталось бронетехники. Немцы не собирались сдавать Варшаву. Это был укрепленный район, куда дополнительно ввели четыре танковые дивизии. А у нас войска, прошедшие за месяц 500 километров.

Поэтому немцы кинули все силы на то, чтобы не допустить советского прорыва.

ВЗГЛЯД: А как быстро командование Варшавского восстания поняло, что обречено?

Но помощь была оказана начиная с 13 августа и закончилась, когда повстанцы капитулировали. Сбросили с самолетов столько, сколько западные союзники не сбрасывали: вооружение (винтовки, автоматы, противотанковые ружья, гранаты), продовольствие, медикаменты.

ВЗГЛЯД: И никакой благодарности Советам?

А. Н.: Благодарности на советскую сторону за эту помощь шли от повстанцев – и какие! Выражал благодарность и глава правительства Станислав Миколайчик. Теперь это, конечно, все перечеркнуто и забыто.

ВЗГЛЯД: Как историки оценивают потери в ходе восстания?

А. Н.: По польским данным, одних только повстанцев было убито около 15 тысяч. Командиры – это кадровые офицеры довоенного Войска польского. А солдаты – это молодежь. Мы видели, на какие радикальные поступки способна молодежь... Еще 15–17 тысяч сдались в плен.

Население было самой страдающей стороной. Уже в августе начался голод, не было воды. Начались эпидемии. Раньше в Варшаве в Саском сквере было написано на плитах 200 тысяч погибших. Сейчас польские историки считают, что погибло около 150 тысяч населения.

Нацисты уничтожали и людей, и город. Мирное население вывозилось в лагеря под Варшаву. Кого-то отправили на трудовую работу в Германию, кого-то в концлагерь, кто-то разошелся по ближайшим деревням.

Это величайшая трагедия польского народа. Нас обвиняют, что мы, мол, плохо относимся к повстанцам. Но ни в одной книге за весь советский и постсоветский период вы не найдете слов осуждения повстанцев. Наоборот – везде говорим и пишем о героизме этих людей. Но время и цель, которая была сугубо антисоветской, не позволили даже ценой такого героизма решить вопрос о власти в Варшаве. Задача организаторов восстания была в том, что Советы придут, а в Варшаве уже власть эмигрантского правительства. Вот это была цель! Предстать хозяевами. Хорошо, пришли бы и увидели, а дальше что? Допустили бы в Варшаве враждебное Москве правительство?

ВЗГЛЯД: Трамп в своей речи также упомянул поход РККА на Западную Украину и в Западную Белоруссию сентября 1939 года. Оправданы ли заявления об этой операции как о вторжении и оккупации? Ведь советские войска вступили на территорию, находившуюся под юрисдикцией Польши.

А. Н.: Что касается 1939 года, конечно, ни о какой оккупации Польши речи не идет. Красная армия вступила на территории, которые по договору 1921 года после поражения Советской России в польско-советском вооруженном конфликте были уступлены Польше.

Эти территории, которые по-советски называлась Западной Украиной и Западной Белоруссией, состояли из земель, которые в период Российской империи в 19-20 веках были российскими, кроме Восточной Галиции (или Львовщины), которая находилась в составе Австро-Венгерской империи и была с разрешения Антанты оккупирована польскими войсками, затем признана польской территорией.

Что касается состава населения, то большинство его принадлежало к восточному славянству (украинцы, русины, русские, белорусы), также существовали многочисленные еврейские общины. Польское население на всех этих территориях не превышало 30% и преобладало в основном в крупных городах. Никакие этнически польские земли советская сторона в 1939 году не захватывала и не оккупировала.

Этот вопрос о действиях Советского Союза в отечественной историографии имеет разные толкования. В украинской историографии существует мнение, что действия СССР в 1939 году ни в коей мере не нарушали действовавшего в ту пору международного договорного права. Говорить об оккупации нельзя тем более потому, что в первые месяцы после вступления советских войск на эти территории основная масса населения поддерживала советскую власть, лишившую поляков власти и передавшую ее украинцам, русским и евреям. Что происходило потом - другой вопрос.

ВЗГЛЯД: Почему такое решение было принято? Каково на сей счет мнение российских историков?

А. Н.: Точки зрения разные. Есть люди, которые называют подписание пакта Молотова – Риббентропа и, главное, секретных протоколов к нему преступлением. Но, между прочим, через два дня после подписания советско-германского пакта Польша подписала договор с Великобританией, где тоже был подписан секретный протокол, который был направлен против Германии. В этом не было ничего исключительного, это была норма в международных отношениях, основаных на договорах.

Простите, а разве Польша не имела договора с Германией о ненападении («Пакт Пилсудского – Гитлера»)? Да тогда все имели договоры с гитлеровской Германией и все торговали с ней. А Польша, кроме того, после Мюнхена даже и поучаствовала вместе с гитлеровцами в разделе Чехословакии. Заользье было оккупировано поляками.

Если вдаваться глубоко, то оценки могут быть разные. У нас сейчас демократия и в науке.

ВЗГЛЯД: Тогда западные страны приняли советскую версию по поводу событий 1939 года, те же англичане?

А. Н.: Совершенно верно. Почему? Почитайте дневник Ивана Михайловича Майского – был такой посол СССР в Лондоне с широчайшим общением с английской элитой. Любопытна реакция Уинстона Черчилля 6 октября 1939 года – допустим, на то, что сделал Сталин в сентябре 1939 года. Черчилль тогда был только военным министром.

Реакция была следующей: «Сталин играет сейчас большую игру и играет ее счастливо. Он может быть доволен. Но я не вижу, почему мы должны быть недовольны, если это не затрагивает английских интересов...». И при обсуждении действий Сталина в Палате общин мнения были не единодушные и только негативные, антисоветские. Правда, западные державы и США не признали западную границу СССР, существовавшую по состоянию на 1941 год – но они ее и не отрицали. На словах в общении – да, но «решать будем после войны». На самом деле союзники не обещали полякам восстановить границу, существовавшую по состоянию на 1 сентября 1939-го. Граница была как подвешенная. Но СССР-то добился ее признания, но признали ее союзники, правда, в Ялте, а в Потсдаме закрепили.

Текст: Никита Коваленко