26 июня, понедельник  |  Последнее обновление — 01:20  |  vz.ru

Главная тема


Вашингтон вряд ли услышит напоминание Москвы о Саманте Смит

МИД России


Захарова рассказала о «фантомных болях отставного чиновника» Макфола

«Все-таки они редкие идиоты»


Рогозин ответил на критику в адрес «Арматы» со стороны украинского блогера

авиасалон в Ле Бурже


Компания из США представила сверхзвуковой беспилотник «Валькирия»

«Это избранные»


Путин рассказал о работе в нелегальной разведке

депутат vs футболист


Вице-спикер Госдумы Лебедев: Жиркову в раздевалке надо в морду дать

«прицельный огонь»


Украинские силовики пожаловались на «засады снайперов» в Донбассе

по соображениям безопасности


Власти Стамбула третий год подряд запретили гей-парад

черные списки


Пригожин обвинил Киев в вымогательстве 1 млн долларов

Кубинский гамбит


Дмитрий Дробницкий: У Гаваны нет иного будущего, кроме как вернуться в орбиту Вашингтона

«людоедские размышления»


Андрей Бабицкий: Простосердечный каннибализм Светланы Алексиевич

«Россия – «плохая»


Сергей Худиев: Принятие ЛГБТ-воззрений – это определенный знак повиновени

на ваш взгляд


Прохожие вернули часть денег мотоциклисту, рассыпавшему по трассе 12 млн рублей. А как бы вы поступили, найдя подобную сумму?

В гражданских войнах не бывает красных линий

Последствия последних обстрелов Донецка   4 февраля 2017, 10:30
Фото: Валентин Спринчак/ТАСС
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Опять в Донецке идут бои, опять обстрелы, опять гибнут люди. И в который уже раз множество русских людей задается вопросом: почему Россия не может силовым путем прекратить это безумие? Ударить по ВСУ, разгромить их – провести принуждение к миру по типу Южной Осетии в 2008-м. Где та красная линия, которую Кремль, пусть и не произнося этого вслух, прочертил перед украинской армией? И есть ли она вообще?

Обострение ситуации в Донбассе снова поднимает волну возмущения в русском обществе. Причем возмущаются не только действиями Киева, но и «вялой, неадекватной» реакцией на них Москвы.

«Россия не может воевать с Украиной – потому что это будет гражданской войной»

Как же так, в Сирии мы, значит, воюем – против террористов и за то, чтобы война не пришла на территорию России и к нашим границам, а в Донбассе спокойно наблюдаем, как гибнут русские люди? Этот самый «проклятый» вопрос в российском обществе возникает каждый раз, когда происходит обострение на «Востоке Украины».

Да, формально это Украина – но скоро будет три года с момента кончины той, домайданной Украины, и все понимают, что Донбасс не вернется в нынешнюю, прозападную версию «Незалежной». И это понимание еще больше усиливает недоумение – не только жителей Донбасса, но и русских в России: так почему же нужно терпеть эти обстрелы, эти жертвы, во имя чего?

Если воссоединения Украины и Донбасса уже все равно не будет, то почему Россия не может просто включить в свой состав ДНР и ЛНР? Ну, хорошо, геополитика, отношения с Западом, санкции – но почему нельзя хотя бы так ударить по украинским позициям вдоль границ с ДНР и ЛНР, чтобы отбить у них всякую охоту обстреливать Донбасс? Эти вопросы нельзя оставлять без ответа – и можно обозначить ту красную линию, за которой «все изменится».

Но для начала нужно напомнить то, чем занимались нечестные критики украинской политики Путина первые год-полтора после Крыма – они все время кричали о том, что «Путинслил», о том, что вся политика Кремля направлена на возвращение отколовшихся республик в состав Украины, что вот-вот будет «сдан Донбасс». В любых заявлениях Москвы по тому же минскому процессу искали признаки слабости, уступок, заигрывания с Западом. Всячески высмеивали «хитрый план Путина» – ну где же он, когда же он заработает? «Кровь Донбасса на руках Путина – если бы весной или летом 2014-го он ввел войска, ничего бы не было», «поманили Донбасс – и бросили» – нет числа подобным упрекам. И что мы видим теперь?

Разговоры о «сливе Донбасса» Кремлем остаются уделом сумасшедших или повернутых путиноненавистников – даже самые тревожные и недоверчивые люди понимают, что Донбасс никто в обиду не даст. Но при этом люди там продолжают гибнуть, ситуация со статусом подвешенная – что рождает уже другое недоумение.

Как долго это будет длиться? Год-пять-двадцать? Понятно, когда таким вопросом задаются сами жители ДНР и ЛНР – это вопрос жизни их семей, их будущего, им нужна определенность и стабильность. Но тем, кто в России переживает за статус и положение Донбасса, потому что от этого в конечном счете зависят и жизни живущих там русских людей – что можно сказать им?

То же самое, что и три года назад – Украина распалась, там идет гражданская война.

Крым был оперативно выведен Россией из зоны риска – потому что там стояла русская армия и подавляющая часть русского населения хотела воссоединения с Россией. Остальные области Украины, включая Донбасс, были в недоумении – после свержения прозападными силами Януковича и ухода Крыма они понимали, что прежняя Украина закончилась, но не понимали, какой будет новая.

То, что взявшие власть в Киеве попытаются сделать ее «украинской» и антирусской, дошло не до всех и не сразу – восстание поднялось только в Донецке и Луганске. Началась гражданская война, в которой часть Донбасса с оружием в руках отбилась от украинизаторов.  Россия взяла ее под свое крыло – и геополитически, и военно, и экономически. Но присоединять к себе не стала, потому что вся Украина – это Россия.

Да, мы один народ – с подавляющей частью населения Украины, кем бы – украинцами или русскими – они себя ни называли. Единственным исключением являются жители Галичины – этнически обычные русские, они за много веков пребывания под немецко-польским и католическим влиянием, по сути, отпали от единого народа. Все остальные – часть большого русского народа. Украинство, в которое заигралась внезапно получившая независимость «национальная элита», пройдет – а единство даже не судеб, а русского мира останется. Именно поэтому Россия не может воевать с Украиной – потому что это будет гражданской войной. Да, она и так есть – но все-таки в рамках «Украины», этой части русского мира. А если мы начнем войну между РФ и Украиной, то это будет полноценная гражданская война в рамках одной большой России.  

Ввести войска РФ на территорию Украины можно было и летом 2014-го, и сейчас – повод у нас действительно есть, и он более чем серьезный: защита русских, точнее, той их части, кто осознает себя таковыми. Но тогда нам придется воевать с такими же, как и мы, русскими людьми, которые носят форму украинской армии и считают Россию агрессором. Да, их воспитали в духе фальшивого «украинства», да, их головы забиты русофобией, то есть отрицанием собственного народа – но то, что это произошло за годы после распада СССР, – это наша общая трагедия, беда, огромная проблема.

Но ни в коем случае не повод уничтожать их, воевать с ними. Потому что так мы уподобимся нынешним киевским правителям – тем, кто считает нас разными народами, народами, у которых не только разное прошлое, но и различное будущее. Очень легко войти в гражданскую войну между двумя частями одного народа – и очень сложно из нее выйти.

Да, гражданская война на Украине сейчас всего лишь заморожена, приостановлена – и она, увы, может возобновиться даже в гораздо более страшных масштабах, чем в 2014–2015 годах. Но пока Россия держит ситуацию под частичным контролем, этого не будет – Киев боится даже пробовать пытаться силой вернуть Донбасс, понимая, какой силы ответный удар он может получить.

Ситуация на самой Украине неизбежно будет деградировать – в том смысле, что несостоявшееся «государство» постепенно будет ветшать и дезинтегрироваться. Элиты будут грызться, а народ постепенно осознавать, что обманом был не только слоган «Украина – это Европа», но и постулат «Украина – не Россия». Никто не знает, сколько этот процесс займет лет – но мы должны делать все, чтобы он протекал как можно быстрее. Как?

Не допуская ухода Украины под западный, атлантический или европейский «зонтик безопасности» – то есть не давая продажным, антинациональным по сути киевским элитам увести Незалежную в Европу. Если бы Украина зацепилась за НАТО и ЕС, процесс ее дерусификации пошел бы полным ходом – элиты продали бы и предали бы собственный народ. Но «конфликт на Востоке Украины», вся ситуация с отделившимися-неотделившимися ДНР-ЛНР не давала Западу приступить к перевариванию Украины – и в Европе, и в США понимали, что Москва не будет молча наблюдать за «оккупацией» и атлантизацией Украины. Запад уже согласен сделать ее буфером, то есть первую, самую жесткую атаку на всю Украину мы уже отбили, притом что главные сражения еще впереди.

И они будут не военными, и они будут не с Западом – это будет духовная, идеологическая, ценностная битва за возвращение населения Украины в состав русского мира. Как только это произойдет – под воздействием экономических или других факторов – вернется и украинская территория. Люди, которые живут на Украине, – это наши люди. И люди, которые гибнут в Донбассе с обеих сторон, – это наши люди.

Именно поэтому у Кремля нет никакой красной черты, после которой начнется война с Украиной, потому что единственная красная черта проходит по западной границе «Украины». И она называется границей русского мира – другой у него не было и не будет. На это работает и Путин, и вся тысячелетняя русская история.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............