Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/politics/2016/3/6/798001.html

Версия о «русской революции на немецкие деньги» не лишена оснований

Присутствие при дворе людей с немецкими фамилиями служило катализатором распространения самых диких слухов   6 марта 2016, 10::10
Фото: общественное достояние
Текст: Дмитрий Лысков

Ровно 99 лет назад, 6 февраля 1917 года, в Петрограде вспыхнули «хлебные бунты» – так начиналась Февральская революция, следствием которой стало отречение Николая II. До сих пор те события вызывают ожесточенные споры. Правы ли те, кто считает, что смену власти в России оплатил кайзер, заблаговременно подкупив элиты? И может ли что-то подобное повториться опять?

Одни из наиболее дискуссионных на сегодняшний день вопросов в большой теме революционных событий 1917 года – золото кайзеровской Германии и его роль в дестабилизации ситуации в России. В своем предельном выражении этот тезис выглядит так: группа профессиональных революционеров, имея неограниченный кредит в золотых марках, действовала в России с целью развала армии и сепаратного выхода страны из войны. Соответственно, и сама революция с этой точки зрения являлась не более чем внешним заговором.

Сразу отметим, что утверждения о влиянии немецкого золота (если брать шире, экономических и политических усилий Германии) на развитие революционной ситуации в России не лишены оснований. Но для того чтобы понять природу тех событий и обоснованность или ложность озвученных обвинений, требуется серьезное погружение в исторический контекст. Попробуем разобраться в этом непростом вопросе максимально беспристрастно, с привлечением исторических источников и – по возможности – избегая оценочных суждений.

Владимир Ленин говорил, что политика – это концентрированное выражение экономики. А Карл фон Клаузевиц утверждал: «Война есть продолжение политики иными средствами». Таким образом, начать стоит с анализа экономических причин вступления России в Первую мировую войну.

Россия – колония Германии

Экономические отношения России и Германского таможенного союза определялись торговым договором 1867 года. Гигантский экономический рывок, совершенный Германией после объединения (1871 год), позволил ей занять доминирующие позиции на рынках Российской империи – 46% от объемов импорта в РИ к 1877 году.

Россия поставляла в Германию преимущественно продукцию сельского хозяйства, в первую очередь зерно. Германия в Россию – фабричную продукцию. Политика протекционизма, продиктованная необходимостью защиты собственной промышленности от засилья немецких фабричных товаров, позволила снизить долю германского ввоза, но породила таможенную войну. Кайзер же облагал все более высокими пошлинами российское зерно – основу экспорта России. Итогом борьбы стал новый торговый договор – от 1894 года. Формально потери обеих сторон от снижения таможенных пошлин были одинаковы, на практике же, во-первых, сохранялась прежняя диспропорция во внешней торговле: «хлеб в обмен на промышленные товары». Во-вторых, развитие сельского хозяйства в конце XIX века позволило самой Германии превратиться в крупного европейского поставщика зерна, вытесняя Российскую империю с рынков европейских государств.

#{interviewpolit}На фоне неудачной для России Русско-японской войны Берлин вынудил Петербург подписать в 1904 году новый торговый договор, который ущемлял позиции российского сельского хозяйства и делал промышленность империи фактически беззащитной перед неограниченным ввозом немецких товаров. Показательный факт: с 1906 года Германия начала поставки хлеба в Россию и к 1913 году монополизировала рынок зерна в российской Финляндии. Еще один не менее показательный факт: ближе к Первой мировой войне доля германского ввоза во внешнеторговом обороте России составила безумные 47,5%. И это не большевистская пропаганда, а данные из официального дореволюционного статистического сборника «Обзор внешней торговли России по европейским и азиатским границам».

Ситуацию с российско-германским торговым договором активно обсуждала пресса. Сильнейший всплеск дискуссия получила в 1912 году после доклада немецкого и российского экономиста, доктора наук профессора Московского университета Иосифа Гольдштейна «Русско-германский торговый договор. Следует ли России быть колонией Германии». В 1913 году эта работа была издана отдельной брошюрой.

Сам Гольдштейн употреблял термин «колония» в кавычках. Тем не менее утверждение «Россия – колония Германии», хоть и оставалось дискуссионным, получило серьезное распространение. Его использовали социалисты, его употребляли консерваторы, лишь либералы отчасти спорили с ним, но только в том ключе, что нет никаких оснований для радикальных мер – нужно проводить диверсификацию экономики и при сохранении немецкого влияния поднимать до сравнимых масштабов торговлю с другими странами. Побеждали, однако, сторонники радикальных взглядов.

Надо сказать, этому немало способствовала деятельность самой правящей фамилии. Распутинщина нанесла страшный урон по авторитету монархии. «В Петрограде, в Царском Селе ткалась липкая паутина грязи, распутства, преступлений, – писал в «Очерках русской смуты» Деникин. – Правда, переплетенная с вымыслом, проникала в самые отдаленные уголки страны и армии, вызывая где боль, где злорадство. Члены Романовской династии не оберегли «идею», которую ортодоксальные монархисты хотели окружить ореолом величия, благородства и поклонения».

Присутствие при дворе людей с немецкими фамилиями служило катализатором распространения самых диких слухов. Говорили о том, что «немка» – императрица Александра Федоровна – возглавляет «немецкую партию», что телефонный провод проложен из Царского Села непосредственно в немецкий Генштаб, что в покоях «принцессы Алисы» лежат секретные карты с расположением русских войск.

Деникин вспоминает: «Помню впечатление одного думского заседания, на которое я попал случайно. Первый раз с думской трибуны раздалось предостерегающее слово Гучкова о Распутине: «В стране нашей неблагополучно...» Думский зал, до тех пор шумный, затих, и каждое слово, тихо сказанное, отчетливо было слышно в отдаленных углах. Нависало что-то темное, катастрофическое над мерным ходом русской истории... Но наиболее потрясающее впечатление произвело роковое слово – «измена». Оно относилось к императрице».

«В армии, – пишет Деникин, – громко, не стесняясь ни местом, ни временем, шли разговоры о настойчивом требовании императрицей сепаратного мира, о предательстве ее в отношении фельдмаршала Китченера, о поездке которого она якобы сообщила немцам, и т. д.».

Очень скоро дошло до прямых, публичных, документально подтвержденных обвинений в развале России на германские деньги – в адрес правительства империи. Об этом говорил в своей знаменитой речи в Госдуме (рефреном в которой звучало «Что это, глупость или измена?») в 1916 году лидер кадетов Милюков. «Во французской «Желтой книге» был опубликован германский документ, в котором преподавались правила, как дезорганизовать неприятельскую страну, как создать в ней брожение и беспорядки, – утверждал он. – Господа, если бы наше правительство хотело намеренно поставить перед собой эту задачу или если бы германцы захотели употребить на это свои средства, средства влияния или средства подкупа, то ничего лучшего они не могли сделать, как поступать так, как поступало русское правительство».

Немецкая пресса с радостью реагировала на волну шпиономании у противника, последовательно допуская в своих публикациях «утечки» компромата на высших сановников РИ. И пожинала вполне очевидные плоды своих усилий: берлинскими газетами потрясали с трибуны Думы.

Но были и «очевидные» свидетельства, не оставляющие равнодушными никого. Ведь в покоях императрицы уже после революции действительно обнаружили сверхсекретные карты. Деникин вспоминает об этом: «Генерал Алексеев, которому я задал этот мучительный вопрос весною 1917 года, ответил мне как-то неопределенно и нехотя:

– При разборе бумаг императрицы нашли у нее карту с подробным обозначением войск всего фронта, которая изготовлялась только в двух экземплярах: для меня и для государя. Это произвело на меня удручающее впечатление. Мало ли кто мог воспользоваться ею...»

«Германские деньги сыграли свою роль»

Уже после Февральской революции 1917 года управляющий делами Временного правительства Набоков пишет: «В какой мере германская рука активно участвовала в нашей революции – это вопрос, который никогда, надо думать, не получит полного исчерпывающего ответа. По этому поводу я припоминаю один очень резкий эпизод, произошедший недели через две в одном из заседаний Временного правительства. Говорил Милюков, и не помню, по какому поводу, заметил, что ни для кого не тайна, что германские деньги сыграли свою роль в числе факторов, содействовавших перевороту. Оговариваюсь, что не помню точных его слов, но мысль была именно такова, выражена она была достаточно категорично».

За скобками остается вопрос, кому именно приписывал получение этих денег Милюков, но от подозрений не был защищен никто.

Тем более что в развале армии самое деятельное участие приняла крестьянская партия эсеров (большевики на тот момент вообще не представляли собой хотя бы малейшей политической силы), а уничтожил вооруженные силы Приказ № 1 Петроградского совета (эсеры и меньшевики), в котором разрешались в армии азартные игры, вводилась выборность командиров и т. д. Появился Приказ № 1 сразу после Февраля, и Временное правительство, принявшее власть у Петросовета, лишь усугубило ситуацию рядом своих новых «армейских» законов.

Деникин говорил летом 1917 года: «Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала армии послужили большевики, я протестую. Это неверно. Армию развалили другие, а большевики – лишь поганые черви, которые завелись в гнойниках армейского организма. Развалило армию военное законодательство последних четырех месяцев».

Эта деятельность Петросовета и Временного правительства также не была избавлена от обвинений в работе на германский генштаб за кайзеровское золото. Спустя несколько месяцев аналогичные обвинения были выдвинуты уже в адрес большевиков. Впрочем, данная тема достойна отдельного рассмотрения.

Текст: Дмитрий Лысков