23 октября, среда  |  Последнее обновление — 18:01  |  vz.ru
Разделы

Водительскую взаимовыручку мы потеряли вместе с СССР

Иван Соловьев, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ
В советское время, к которому так модно сегодня апеллировать и по которому ностальгируют до оскомины, поморгать фарами встречным машинам о стоящем в кустах гаишнике с радаром считалось нормой. При этом ГАИ уважали гораздо больше, но боялись меньше. А сегодня? Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Анонимность в интернете требует жертв

Виктория Федотова, журналист
То, что в Сети можно оставаться незамеченным, – заблуждение. За вами следят с того момента, как вы нажимаете кнопку «включить». И даже раньше – устройства прекрасно передают информацию и выключенными. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Украинская удавка на шее русской интеллигенции

Ольга Андреева, Журналист
«Россия должна вывести войска из Донбасса, прекратить войну на Украине и перестать давить танками свободу». У меня остался только один вопрос, но ответа на него нет: в каком информационном поле существуют люди, считающие себя совестью нации? Подробности...
Обсуждение: 62 комментария

    Дамбу прорвало в Красноярском крае

    Прорыв дамбы в Красноярском крае унес жизни 15 человек, столько же считаются пропавшими без вести. Трагедия произошла на технологическом водоеме золотодобывающей артели на реке Сейба
    Подробности...

    Представлен первый костюм для космических туристов

    Ричард Брэнсон, Virgin Galactic и Under Armour представили первый костюм для космических туристов. Комплект одежды включает в себя базовый слой одежды, основной костюм, специальную обувь, тренировочный комбинезон и куртку астронавта
    Подробности...
    Обсуждение: 14 комментариев

    Ким Чен Ын покорил священную гору на белом коне

    Северокорейский вождь Ким Чен Ын покорил священную гору Пэктусан (3 тысячи метров). Причем, как утверждает печать КНДР, вождь поднялся туда на белом коне. Его отец и дед тоже поднимались на гору, но только пешком
    Подробности...


        Российские шоферы рискуют оказаться зажатыми в тиски между ГИБДД и местными властями

        Российским водителям готовят ряд жестких мер

        Глава МВД Владимир Колокольцев сумел заинтриговать едва ли не каждого российского водителя, пообещав ряд «серьезных и жестких» мер для снижения смертности на дорогах. Если речь о том, чтобы ужесточить скоростной режим или полностью передать контроль за дорожными видеокамерами местным властям, то в Госдуме категорически против. А вот идея создания базы данных злостных нарушителей получила широкую поддержку. Подробности...
        Обсуждение: 118 комментариев
          НОВОСТЬ ЧАСА:В Чехии осквернили памятник Красной армии

          Главная тема


          Какая катастрофа грозит крупнейшей в России дамбе

          самая бедная


          Украина заняла последнее место в Европе по покупательной способности населения

          ближний восток


          Эксперт оценил критику США договоренностей Путина и Эрдогана по Сирии

          «ведут себя грубо и нагло»


          В Госдуме отреагировали на имитацию бомбардировки Крыма ВВС США

          Видео

          охота на «мамонтов»


          В российских тюрьмах изобрели новую схему обмана пользователей соцсетей

          сбой запуска ракеты


          Ядерный щит России потребовал проверки на прочность

          Розовский и Басилашвили


          Почему советская интеллигенция поддерживает противников России

          ближний восток


          Путин и Эрдоган решили курдский вопрос в пользу Сирии

          викторина


          Что вы знаете о русской водке?

          Ближе к небу


          Святослав Шевченко: Как выжить во время информационного апокалипсиса

          Информационные вбросы


          Василий Стоякин: Фейковая политика против реального мира

          Жертвы перестройки


          Сергей Мардан: Россиянам не удастся привить комплекс неполноценности

          на ваш взгляд


          Вы уверены в надежности «ядерного щита» России?

          Реакция Китая показывает истинную цену резких заявлений Трампа

          Губернатор Айовы Терри Бранстед вместе с председателем КНР Си Цзиньпином. Пекин, апрель 2013 года. Бранстед станет послом США в Китае, и это крайне знаковое назначение   12 декабря 2016, 22:22
          Фото: Andy Wong/Reuters
          Текст: Петр Акопов

          Версия для печати  •
          В закладки  •
          Постоянная ссылка  •
            •
          Сообщить об ошибке  •

          Едва ли не главным международным событием последних дней стала возможная ссора США с Китаем из-за заявлений Дональда Трампа по поводу Тайваня. Пошли даже разговоры о фундаментальном изменении китайско-американских отношений. Однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что своими скандальными жестами Трамп преследует совсем другие цели.

          О том, что Трамп поговорил по телефону с Цай Инвэнь, стало известно еще десять дней назад. Сам избранный президент сообщил об этом в своем «Твиттере»: «Президент Тайваня позвонила мне сегодня, чтобы поздравить с победой на президентских выборах. Спасибо!» После этого начался скандал – причем в большей степени внутриамериканский, чем международный.

          «Никто не верит, что Трамп действительно собирается пересмотреть принцип, фундаментальный для отношений двух стран»

          Осудили разговор и в Белом доме, а госсекретарь Керри посетовал, что команда Трампа не выслушала предварительно рекомендации Госдепа. Трамп отвечал через соцсети, но в прошедшее воскресенье дал более развернутый комментарий.

          В эфире телеканала Fox News избранный президент ответил на упреки в том, что этот разговор с президентом Тайваня был заранее спланирован окружением Трампа. Перед тем New York Times написала, что беседу планировал Боб Доул, бывший в 1996 году кандидатом в президенты от республиканцев, работающий сейчас в лоббистской компании, обслуживающей тайваньцев. Якобы Доул уже сводил Трампа с тайваньскими чиновниками, а разговор стал «скорее не дипломатическим просчетом, а итогом тщательно проработанного плана Тайваня использовать выборы президента для углубления отношений с США». Трамп вынужден был отбиваться от упреков в том, что он стал марионеткой в руках лоббистов – что вдвойне обидно для него, обещавшего бороться за ограничение влияния лоббистских структур.

          «Речь не шла о нескольких неделях. Я узнал, что будет звонок, может быть, за час или два», – сказал Трамп:

          «Я не хочу, чтобы Китай диктовал мне, что делать. И это был звонок мне, я сам не звонил. Он был очень короткий: «Поздравляю вас с победой». Очень хорошо и коротко. И вообще, почему другая страна может говорить мне, что я не могу поговорить по телефону? Мне кажется, было бы очень неуважительно не взять трубку».

          Не ограничившись объяснениями, Трамп перешел в наступление:

          «Я полностью понимаю, в чем состоит политика «одного Китая». Но я не знаю, почему мы должны быть связаны политикой «одного Китая», если только мы не заключим сделку с Китаем по ряду иных вопросов, в том числе торговле... На нас болезненно сказывается девальвация в Китае и огромные налоги для нас на границах (в то время как мы не взимаем их с китайцев), строительство огромной крепости в центре Южно-Китайского моря (что они не должны были делать) и отсутствие помощи в вопросе с Северной Кореей в вопросе ядерного оружия (Китай может решить эту проблему, но совершенно нам не помогает)».

          То есть Трамп не просто повторил свои главные претензии к КНР, но и поставил под сомнение принцип «одного Китая», увязав его соблюдение с достижением договоренностей по остальным вопросам двухсторонних отношений. И вот это уже и в самом деле сенсация – или было бы ей, если бы Трамп действительно собирался отказаться от принципа «одного Китая».

          Ведь именно на этом принципе базируются отношения двух стран как таковые. Вытащи его – и все посыпется. Что такое «один Китай»? Это означает, что есть только один Китай, и у него есть только одно правительство, расположенное в Пекине – никакого другого китайского правительства и другого Китая нет и быть не может. Это не китайская грамота – а американская параллельная реальность.

          С 1949 по 1979 год у США не было дипломатических отношений с КНР. Китаем считалось правительство острова Тайвань, называвшее себя правительством Китайской республики. Благодаря мощи и влиянию США и позиции Запада в целом Тайвань до 1971 года занимал и место Китая в ООН. То есть одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, обладавших правом вето, было правительство Чан Кайши, проигравшее в 1949 году гражданскую войну в Китае и укрывшееся на Тайване. Это как если бы Россию в СБ ООН сейчас представляли власти нынешней Украины – на том основании, что они являются прямыми наследниками и СССР, и царской России, а в Москве, да и то лишь временно, сидят захватившие власть путчисты.

          Американцы два десятилетия пытались изолировать Китай – и решили восстановить отношения лишь только после того, как зашли в полный тупик во вьетнамской войне. К тому же им показалось, что отношения Пекина и Москвы балансируют на грани войны (то есть после событий на Даманском в 1969-м), что позволяет США занять выгодную позицию.

          В 1971-м президент США Никсон стал наводить мосты с коммунистическим Китаем, и главным условием для того, чтобы он мог приехать в Пекин, было признание Тайваня частью Китая. Что Никсон и сделал в феврале 1972-го. Но еще за полгода до этого, как только было объявлено о предстоящем визите Никсона, стало понятно, что США больше не будут препятствовать возвращению места в ООН Пекину. И осенью 1971-го Тайвань вышел из ООН, а Пекин стал полноправным членом «большой пятерки».

          К концу десятилетия отношения Тайваня и США были приведены в соответствие – американские военные выведены с острова, а дипломатические отношения прекращены. В 1979-м США и КНР установили дипломатические отношения, а за год до этого начались экономические реформы в коммунистическом гиганте. В итоге с помощью денег зарубежных китайцев, то есть в первую очередь тайваньских и гонконгских инвестиций, китайская экономика начала свое превращение в крупнейшую мировую фабрику и главного мирового экспортера.

          Тайвань при этом оставался под крылом США как неофициальный военный союзник. В 1979-м Конгресс США принял «Закон об отношениях с Тайванем», по которому Вашингтон оставляет за собой право защитить остров. Штаты поставляют Тайваню оружие, что является одним из шести «принципов гарантий», изложенных еще Рейганом в 1982 году – и ведут большую торговлю. Кроме того, Тайвань находится на девятом месте среди крупнейших держателей американских казначейских обязательств – у него их на 165 миллиардов.

          Одним словом, Тайвань является уникальным государством – не обладающим международным признанием, но при этом самостоятельным и богатым, к тому же находящимся в центре противоречий двух крупнейших держав современности. Ничто не мешает Тайваню жить мирно. Главное – не злить и не провоцировать Пекин, то есть не провозглашать независимость и не участвовать в антикитайских играх. Тайвань с каждым годом все плотнее экономически и человечески связан с Китаем – и понятно, что если на материке все будет нормально, то через несколько десятилетий остров воссоединится с КНР. Но есть ведь еще и американцы...

          Слова Трампа о принципе «одного Китая» вызвали резкую реакцию КНР – впрочем, вполне ожидаемую:

          «Китайская сторона обратила внимание на соответствующие сообщения. Мы выражаем глубокую обеспокоенность в связи с этими заявлениями. Тайваньский вопрос относится к вопросу государственного суверенитета, территориальной целостности, а также коренных интересов. Мы призываем новую администрацию США, а также руководителей всех уровней в полной мере осознать высокую степень болезненности тайваньского вопроса и продолжать придерживаться политики единого Китая, чтобы не нанести ущерба китайско-американским отношениям в будущем».

          Еще после реакции Пекина бывший госсекретарь Генри Киссинджер подчеркивал, что он «очень впечатлен спокойной реакцией китайского руководства», потому что «она говорит о решительном настрое на то, чтобы проверить, возможно ли вести ровный диалог». И сейчас, в принципе, ничего не изменилось – потому что, хотя Трамп и повышает ставки, в Пекине наблюдают за его игрой с абсолютным спокойствием.

          Никто не верит, что Трамп действительно собирается пересмотреть фундамент отношений двух стран. Ведь любая попытка поднять на официальном уровне тайваньский вопрос вызовет глубочайший кризис американо-китайских отношений. Китай просто не будет вести переговоры на тему статуса Тайваня – для него это точно так же неприемлемо, как для России обсуждать статус Крыма. И если, например, США заявят о возможности признания независимости Тайваня, то это неминуемо приведет к разрыву дипломатических отношений с США со стороны КНР.

          Но пока что Трамп всего лишь избранный президент, и он может набивать цену будущей «торговле вокруг торговли». Он уже обещал ввести 45-процентные заградительные пошлины на китайские товары, расчесывал совершенно пустую тему влияния Китая на корейскую ядерную проблему – вот теперь и за Тайвань взялся.

          Китайцы молча наблюдают за поведением Трампа. Их, если говорить честно, больше волнует то, насколько Россия будет верна достигнутым в последние годы двухсторонним договоренностям и, главное, курсу на совместное строительство нового мирового порядка. Не впадет ли снова в ревизионизм – на сей раз в виде «примирения с Западом» на условиях «честной» интеграции в «золотой миллиард». То есть не предаст ли «элита» русские национальные интересы, заключающиеся в том, чтобы не быть ни Западом, ни Востоком – и связанные сейчас с ними китайские интересы, заключающиеся в стратегическом партнерстве двух стран. Тут уже Москве нужно успокоить китайских товарищей: нет угрозы такого развития событий.

          А в то, что Америка и тем более Трамп вместо «торговли о торговле» сейчас просто перевернет шахматную доску, в Пекине не верят. Тем более что давно уже играют с Вашингтоном в го, то есть облавные шашки, если переводить на русский.

          И, кстати, среди жестов Трампа китайцы обратили внимание на тот, что был сделал уже после телефонного разговора с Тайбеем. А именно – на решение назначить следующим послом в Пекине 70-летнего Терри Бранстеда. Губернатора Айовы называет своим «старым другом» товарищ Си Цзиньпин, и действительно, они знакомы уже более 30 лет. Дело в том, что в 1985-м Си, тогда работавший вице-мэром провинциального города Сямэнь, приезжал в составе китайской делегации в Айову, где уже тогда губернатором был Бранстед.

          Американец действительно избрался в губернаторы еще в 1983-м – и пробыл им до 1999-го, а спустя 12 лет вернулся на этот пост. Тогда же, в 2011-м, он снова встретились с Си Цзиньпином, который был заместителем председателя КНР и готовился на следующий год встать у руля Поднебесной. За последующие пять лет Бранстед и Си несколько раз встречались и в США, и в Китае. Так что Трампу сложно было найти лучшую кандидатуру для установления доверительных отношений с главой Китая.

          «Отношения с Китаем – одни из важнейших из тех, которые нам надо улучшить» – так сказал Трамп, представляя Бранстеда, добавив, что «мы заставим их играть по правилам» и между двумя странами «сложатся отношения взаимного уважения». Насчет серьезного настроя Трампа можно не сомневаться. Вопрос только в том, кто будет определять правила, по которым будут играть не только китайцы и американцы, но и весь мир.


          Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

          Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

           
           
          © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
          E-mail: information@vz.ru
          .masterhost
          В начало страницы  •
          Поставить закладку  •
          На главную страницу  •
          ..............