12 декабря, четверг  |  Последнее обновление — 10:46  |  vz.ru
Разделы

Москва под кепкой не запылилась

Дмитрий Бавырин, журналист
Максима «о мертвых либо хорошо, либо ничего» имеет окончание «кроме правды», обычно опускаемое в среде добродушных русских. А правда в том, что каждое из несомненных достоинств Лужкова оборачивалось для Москвы чем-нибудь фатальным. Подробности...

Украина обречена на вечную войну

Андрей Манчук, политолог
Встреча в «нормандском формате» завершилась тем, чем только и могла завершиться – ничем. По той простой причине, что никому на Украине невыгодно останавливать войну в Донбассе. Подробности...
Обсуждение: 45 комментариев

На карте мира появилась новая страна

Игорь Окунев, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО
Сегодня подведены итоги референдума о независимости острова Бугенвиль от Папуа – Новой Гвинеи. 97 процентов граждан проголосовали за отделение. Таким образом на планете появилось новое государство. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

    Умер бывший мэр Москвы Юрий Лужков

    В мюнхенской клинике Гроссхадерн во время плановой операции на сердце скончался бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Ему было 83 года. По данным СМИ, столичный градоначальник не смог выйти из глубокого наркоза – у него оторвался тромб
    Подробности...

    Выбрана «Мисс Вселенная-2019»

    В американской Атланте прошел 68-й по счету конкурс «Мисс Вселенная». Жюри выбирало самую красивую девушку планеты из представительниц 90 стран мира. Победительницей стала 26-летняя южноафриканка с необычной внешностью Зозибини Тунзи, являющаяся бакалавром технологических наук
    Подробности...

    Меланья Трамп показала рождественский интерьер Белого дома

    Первая леди США Меланья Трамп показала, как украсила к Рождеству и Новому году свою резиденцию. «Дух Америки сияет в Белом доме», – написала Меланья в своем Twitter. Длина всех гирлянд, развешанных по дому, превысила 240 метров
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:При крушении «Ночного охотника» на Кубани погибли замкомандира полка и командир эскадрильи

        Главная тема


        Грета Тунберг обрела силу стариков

        «северный поток – 2»


        В Германии обвинили Меркель в капитуляции перед США

        выборы в США


        Процесс импичмента начал мешать врагам Трампа

        бывший мэр Москвы


        Главврач немецкой больницы объяснил, от чего умер Лужков

        Видео

        Диалог Путина и Сокурова


        Почему Путин отказался «придумывать Россию заново»

        25 лет назад


        Как Чечня едва не развалила Россию

        Новое «дело врачей»


        «Дело гинеколога Сармосян» вбивает клин между врачами и пациентами

        бывший мэр Москвы


        Чем запомнится Лужков в российской истории

        Неуклюжие действия


        Юрий Зайнашев: Дудаеву удалось переиграть и Ельцина, и Грачева

        Итоги референдума


        Игорь Окунев: На карте мира появилась новая страна

        Нормандский формат


        Андрей Манчук: Украина обречена на вечную войну

        «Поздравить страну!»


        Газета ВЗГЛЯД объявляет сбор новогодних видеообращений читателей

        на ваш взгляд


        Как вы оцениваете роль Лужкова в истории страны?

        «Мне было интересно»

        Политолог Александр Рар рассказал о том, чего не хватало членам Валдайского клуба на встрече с Путиным

        26 октября 2012, 21:25

        Текст: Александр Мишин,
        Карина Аракелян

        Версия для печати

        «В следующем году надо выбрать такую тему, которая бы устраивала всех: и тех, кто хочет вести прагматичный разговор с президентом, и тех, кто желает сенсаций», – заявил газете ВЗГЛЯД политолог Александр Рар. Так он прокомментировал упреки своих коллег по Валдайскому клубу в том, что прошедшая накануне встреча с президентом оказалась «скучной».

        Иностранные эксперты международного дискуссионного клуба «Валдай» встретились накануне с президентом России Владимиром Путиным в его подмосковной резиденции в Ново-Огарево.

        Ожидалось, что дискуссия состоится острая и не менее интересная, однако ее участникам не пришлась по душе смена формата встречи с Путиным: свободная дискуссия была переформатирована в три блока вопросов. Таким образом, политическая повестка на этот раз осталась в стороне.

        «Было скучно. У меня впечатление сложилось, что и ему (Путину) скучно, и нам скучно, и мне было скучно, потому что экономическая дискуссия была не острой, и скорее Путин занимался чтением лекций о проблемах российской экономики», – заявил по итогам встречи директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США Николай Злобин.

        Как сообщил политолог, единственный политический вопрос, который прозвучал, касался Pussy Riot, но Путин ответил «в русле того, что он всегда отвечает на эту тему». Он также добавил, что не было вопросов про оппозицию, и никаких откровений не прозвучало.

        «Никто не пошел с Путиным на конфронтацию, никто не вынудил его начать защищаться, он все время сидел в позе лектора и спокойно, расслабленно рассказывал, что он считает нужным», – сказал член дискуссионного клуба. «Кормили по-прежнему вкусно, но так скучно мне никогда с Путиным не было», – рассказал РБК daily Злобин. Судя по выражению лица президента, ему тоже было невесело в сотый раз обсуждать одни и те же темы.

        Начали с сырьевого проклятья России. «СССР стал давать сбои, когда появилось много нефти, страна утратила стимулы для развития, – прокомментировал Путин эту тему в очередной раз. – Но главная проблема крылась в нерыночном характере советской экономики. И для нас испытание сырьем, которое у нас в изобилии, тоже может стать вызовом. И мы принимаем усилия по диверсификации экономики».

        Президент России отверг саму мысль о возможности интеграции в Европу, которая вряд ли переварит и нашу территорию, и наше население. Да и система принятия решений в структурах Евросоюза Путину не по душе: «27 стран, 27 языков – такая бюрократия, что сдохнуть можно, пока дослушаешь до конца. Сил нет там сидеть». Внешнеполитический курс России по-прежнему будет лежать на постсоветское пространство и Китай. «Были вопросы и об оппозиции, – рассказал изданию о закрытой части советник президента российско-германской внешнеторговой палаты Александр Рар. – Путин в очередной раз заявил, что и его рейтинг, и «Единой России» объективно выше, а оппозиции надо что-то показать».

        Научный директор Российско-германского форума Александр Рар в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал о дальнейшем развитии формата «Валдая».

        ВЗГЛЯД: Александр Глебович, вы – завсегдатай клуба, и в этом году даже стали одним из трех координаторов дискуссии. Отличалось ли это заседание клуба от предыдущих?

        Александр Рар: В этом году мы работали в другом формате. На встрече с президентом мы обсуждали не все вопросы, которые интересуют членов «Валдая», а  ограничились дискуссией по одной теме – экономикой. Каково будущее России – вплоть до 2030 года, в какой стадии будет находиться Россия в это время. До встречи с Путиным обсуждали разные сценарии, которые послужили потом фундаментом для диалога с Путиным.

        Мы ограничились экономической темой, но попытались более конструктивно углубить эту тему. Мы движемся к превращению клуба в думающую фабрику, которая будет генерировать идеи, в том числе для российского правительства. Это первая попытка создать общий документ, стратегическую бумагу,  доклад, обсудить его с Путиным и, думаю, он уже скоро будет открыто обсуждаться в российской прессе как общий продукт западных, китайских, российских экспертов.

        ВЗГЛЯД: Ваш коллега по клубу Николай Злобин посетовал, что встреча была скучна причем как для Путина, так и для экспертов. А вам как?

        А.Р.: Мне на встрече было интересно. Может быть, у кое-кого сложилось неправильное впечатление, что некоторые вопросы не хотим задавать. Была просто договоренность, что мы пробуем новый формат. Мы обсуждаем экономические вызовы, перед которыми стоит Россия. В том числе худшие сценарии, хорошие сценарии, и под конец – самые лучшие. В следующем году надо выбрать такую тему, которая бы устраивала всех: и тех, кто хочет вести прагматичный разговор с президентом, и тех, кто желает сенсаций.

        Кто-то хочет говорить о новой национальной идее для России. Это могло бы расширить рамки встречи с Путиным, где можно о политике, культуре, цивилизации, экономике вместе поговорить. Может, следующая встреча будет обо всем, менее прагматичная, более философская, для журналистов более интересная.

        ВЗГЛЯД: Справедливо ли, что среди политологов, которые были все равны, появилось три как бы главных политолога, которые сами решали, кому дать слово? Одним из них были вы...

        А.Р.: Дело в технике, а не в политике. Количество участников таких встреч с Путиным все растет и растет. Там более 50 человек за столом. А нам было сказано, что у президента в этот раз время более ограничено. Невозможно в таком объеме выступить в рамках двух часов, поэтому из-за того, что мы изменили формат, мы провели три общих обсуждения. Первое – глобальные вызовы экономики, второе – о разных сценариях для экономики России, третье – оптимальный сценарий для России. 15–16 вопросов было задано Путину, и он достаточно развернуто ответил.

        ВЗГЛЯД: Вы, в частности, задали Путину вопрос о консолидации российского нефтяного рынка через «Роснефть». Довольны ли вы ответом на этот вопрос?

        А.Р.: Я задал вопрос с точки зрения интересов клуба. Очень многие участники попросили меня задать этот вопрос, так как это самое яркое событие последних дней, и все любопытствовали. Я думаю, что он ответил на него вполне интересно. Может, я ожидал углубления, мне показалось, что можно пару слов сказать о газовом бизнесе, но он его как-то пропустил.

        ВЗГЛЯД: Путин на встрече посетовал, что Запад отказывается вводить безвизовый режим с Россией. После этого заседания, по-вашему, будут ли участники клуба западные политологи – активнее защищать в ЕС идею отказа от виз?

        А.Р.: В Германии очень сильное лобби, выступающее за отмену визового режима с Россией. Я думаю, что такое же сильное лобби существует в Италии, Франции в тех странах, которые имеют углубленные экономические отношения с Россией. Я думаю, такая страна, как Польша, отменившая визы для калиниградцев в некоторые районы Польши, идет в русле прогрессивного мышления. Но есть страны бывшего Варшавского договора, которые блокируют продвижение в этом вопросе.

        Летом этого года ЕС отменил визы для сербов и македонцев, чтобы привлечь элиты к вступлению в ЕС. И что получилось? Из этих стран тысячи и тысячи так называемых беженцев вдруг переехали в Германию и просят здесь политическое убежище. Их вряд ли кто-то преследует, а если преследует, то не по политическим причинам. Но они здесь сидят, они имеют право и ждут, пока суды все проверят. В 90% случаев дела заканчиваются негативно, но за это время пребывания в Германии они приравниваются к безработным и получают приличную сумму на руки от государства, чтобы иметь возможность жить и ждать решения суда. Идет манипуляция немецким законодательством.

        Эти люди тем самым закрывают дорогу для подобного развития отмены виз для России, Украины и ЕС. Злоупотреблениями, которыми пользуются сербы и македонцы, могут воспользоваться теоретически и россияне. Это напугало до смерти европейских чиновников.

        Комментарии экспертов

        Николай Злобин, политолог
        Николай Злобин, политолог
        Настроение по ходу встречи менялось, у меня впечатление сложилось, что и ему скучно, и нам скучно, и мне было скучно, потому что экономическая дискуссия была не острой, и скорее Путин занимался чтением лекций о проблемах российской экономики, а на предложенные сценарии ее развития он никак не прореагировал. Я вообще не хотел обсуждать политэкономию, но тема была экономика, поэтому я скучал. Путин максимально вытянул эту встречу, но в конце концов и ему надоело. Единственный политический вопрос, который прозвучал, касался Pussy Riot, но Путин ответил в русле того, что он всегда отвечает на эту тему. Никаких откровений, вопросов про оппозицию не прозвучало. Никто не пошел с Путиным на конфронтацию, никто не вынудил его начать защищаться, он все время сидел в позе лектора и спокойно, расслабленно рассказывал, что он считает нужным. В общем, формат, впервые использованный в четверг в беседе, который предусматривал три блока подготовленных вопросов, оказался неудачным // ВЗГЛЯД.РУ

        Светлана Миронюк, главный редактор РИА
        Светлана Миронюк, главный редактор РИА "Новости"
        Никогда не комментировала итоги валдайских дискуссий и встреч экспертов с Путиным, осознанно отводя себе и РИА организационную роль более, чем смысловую. Нарушу свое же правило. По поводу скуки на встрече и переживаний политолога Злобина. Нил Бакли в ФТаймс написал накануне встречи с ВВП, что противоречивый и неоднозначный Валдайский экспертный клуб наконец стал серьезным think-tank с осмысленной повесткой, сценарными подходами и экспертизой. Согласна на все 100. Давайте не путать форматы! Это точно не итоговая пресс-конференция лидера государства перед иностранными журналистами и не Comedy Club. У него нет задачи ни удивить, ни рассмешить, ни позабавить. И отсутствие дешевых сенсаций, повторяющихся из года в год вопросов про следующий срок с подвывертом «Двое в комнате – я и Путин», с последующим самопиаром – маркер того, что обе стороны (эксперты и президент) говорят о смыслах, а это всегда довольно скучно. В мире проходят сотни таких «скучных» обывателю встреч. Именно они, если получается диалог, формируют повестку дня и восприятие страны.
        Валдайский клуб (ВК) – точно не летающий цирк-шапито, и большинство его участников – это серьезные ученые, для которых Россия – объект исследований, а не бубенчик на колпаке. Я рада, что кому-то стало скучно: значит, началась серьезная работа. Что заметила я: обычно Президент говорит 90 процентов времени, члены клуба – 10. И это в основном хаотичные вопросы, некоторые повторяются из года в год, иногда экспертные мнения. В этот раз больше говорили «валдайцы», где-то треть времени, они говорили о своих выводах, о проблемах и о застое в решении давних проблем. Довольно политкорректно, у нас спрашивают жестче. Но называя вещи своими именами: и про креативный класс, без которого не будет развития, и про городские протесты, и про отток интеллектуальной элиты на Запад, и про доминирование государства в экономике, и про Роснефть, и про «Пусси Райот». Путин слушал и реагировал, что-то пропускал, что-то заострял. И это и есть содержательная работа. А самый креативный, на мой взгляд, вопрос задал бывший министр обороны Германи Руэ: «Какими заголовками в газетах вы хотели бы, чтобы вас проводили СМИ, когда вы будете уходить в отставку?»
        Да, ответы были не сенсационными, и энергетики, искры в этой конкретной встрече было маловато. Ну так по-разному бывает, мы все люди. Только наши журналисты всего этого не узнали, потому что традиционно общаются с тремя–четырьмя раскрученными в СМИ русскоговорящими экспертами ВК. Так ведь проще. Поэтому и смыслы проходят мимо. Вместе с бывшими премьерами, министрами, ведущими журналистами и учеными мирового уровня, которые и составляют интеллектуальный костяк клуба //Facebook.com

        Наталия Нарочницкая, зампред Комитета Госдумы по международным делам
        Наталия Нарочницкая, зампред Комитета Госдумы по международным делам
        В этом году в клубе произошел сдвиг в сторону большего реализма, меньше чувствовалась идеологическая заданность. На этот раз участвовало несколько членов Изборского клуба – это Проханов, Делягин, Глазьев и я, – что уже говорит о желании учесть все точки зрения, найти общий взгляд, учитывающий различные аспекты и нашего мировоззрения в обществе, и социальных альтернатив.
        Очень интересным был деловой завтрак, в котором участвовал Герман Оскарович Греф и вел его, участвовали и наших два новых министра: финансов и экономики, еще несколько банкиров. Это было необычайно интересно – послушать дискуссию, которая развернулась на наших глазах между Грефом и министрами экономики и финансов. Греф показался мне достаточно убедительным в своих вопросах по бюджету.
        Утром в четверг с Сергеем Борисовичем Ивановым, руководителем администрации президента, разговор вообще был без камер, он был очень откровенен. Вечером, во время встречи с Владимиром Владимировичем Путиным, камеры были только вначале, и поэтому тоже вышел очень откровенный разговор.
        Путин любит острые вопросы, раскрывается, проявляет свою энергетику. Но организаторы решили, что надо выделить трех человек, которые расскажут и суммируют высказанный взгляд своих коллег. И они, на мой взгляд, это сделали крайне скучно. В прошлом году было живее. Почему? Был предвыборный год, все кипело, все говорили о политической реформе, об оппозиции. У всех это было на устах, это было нельзя обойти. Год после выборов надо заниматься штопаньем дырок, а это всегда скучно.
        Путин говорил о многом, он действительно владеет всеми выкладками. Он говорил о том, что слишком высокие цены на нефть – это совсем не так хорошо. В свое время в Советском Союзе, когда пошла нефть, мы ее стали добывать в огромных количествах и продавать, то исчез стимул для развития. Он давал выкладки о том, как уменьшается доходная часть бюджета за счет нефти и газа, и ВВП.
        Все говорили об эффективности управления. Меня удивило, что какими бы умеренными и понимающими российскую реальность с ее наследием, территорией, климатом, социокультурным разнообразием ни были участники, они рассматривают все государства лишь как бизнес-проект.
        Эффективность менеджмента чуть ли не определяющей является. Я не спорю с тем, что эффективность управления очень важна. Но ведь даже если в нашей стране по мановению волшебной палочки появилась бы лучшая в мире система принятия и доведения до конца решений, то это не сняло бы проблему и упадка промышленности, и упадка малых городов, и расстояний тысячных в километрах между городами, и отсутствия дорог и самой элементарной инфраструктуры для рывка, и отсутствия жилья… Ведь за год этого не построишь.
        Путину задали вопрос об отношениях с Евросоюзом и попросили провести параллели, будет ли его идея евразийского сообщества что-то брать в качестве модели. Он сказал, что, безусловно, будет. Кризисное явление в Евросоюзе многому учит, какие пути или дорожки боковые являются тупиковыми. Единая валюта, например, оказалась для многих стран ловушкой, потому что их экономика ей не соответствует. Если бы у них была бы своя валюта, они бы девальвацию провели, например, в Греции – драхмы, и ничего. А так только в долги залезают. У нас нет единой валюты, и никто не собирается предлагать даже такое. У нас есть единый язык, а Евросоюз так расширился, что заседания происходят на всех языках, там столько переводчиков – это, может, и мелочь техническая, но она действительно осложняет.
        Путин говорил, что в Евросоюз мы вступить не сможем, это нереалистично. Такие вопросы наивны и задаются для провокации политической дискуссии. Он сказал, что надо сближаться, надо сотрудничать, но Евросоюз не во всем хочет. И поэтому безвизовый режим никак не можем ввести. У Евросоюза – безвизовый режим с Латинской Америкой, со многими африканскими странами, откуда просто-напросто может пойти и эпидемия, и террор… А с нами – не хотят // ВЗГЛЯД.РУ

        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............