Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/politics/2011/2/11/467439.html

«Мы не хотим политизировать доклад Марти»

Посол Сербии в России Елица Курьяк рассказала, как Белград будет добиваться наказания виновных в «черной торговле» человеческими органами в Косово

11 февраля 2011, 16::35


«Если действительно в «черной торговле» участвовали нынешние руководители Косово, пусть отвечают перед судом», – потребовала в интервью газете ВЗГЛЯД посол Сербии в России Елица Курьяк, комментируя уже ставший скандальным доклад Дика Марти в ПАСЕ. В пятницу миссия ЕС в Приштине начала расследование этих обвинений.

Миссия ЕС в области верховенства закона в Косово начала в пятницу предварительное расследование доклада ПАСЕ о нелегальной торговле человеческими органами. Как заявил заместитель главы миссии Энди Спаркс, его цель узнать, достаточно ли доказательств для начала официального следствия по делу о нелегальной трансплантологии.

Содержание доклада Дика Марти о «черной трансплантологии» в Косово, обнародованного в январе в ПАСЕ, повергло в шок большинство европейских политиков. Расследование фактически подтвердило озвученные ранее обвинения  экс-прокурора Международного трибунала для бывшей Югославии Карлы дель Понте, рассказавшей в своих мемуарах о многочисленных фактах похищения сербов ради незаконного изъятия внутренних органов.

Марти указывал, что нынешний премьер отколовшегося края Хашим Тачи являлся одним из главных боссов крупнейшей косовской криминальной группировки, участвовавшей в массовых похищениях и убийствах людей, подпольной торговле человеческими органами и контролирующей идущий в регион наркотрафик.

Однако для самого Тачи появление доклада с описанием преступлений, о которых он не мог быть не осведомлен, не имело каких-либо последствий. Победив со своей партией на прошедших в декабре досрочных парламентских выборах, бывший руководитель Освободительной армии Косово на днях договорился о формировании правящей коалиции и сохранении за собой кресла главы правительства.

Тачи договорился о разделе власти с человеком, также прекрасно известным в России. Это лидер Альянса за новое Косово (АНК) миллиардер Беджет Пацоли (Паколи). Пацоли (Паколи) сомнительно прославился в России в 1998 году как глава швейцарской строительной компании «Мабетекс», которая провела роскошный ремонт Кремля. Как подозревали тогда власти и пресса, Паколи провел ремонт по явно завышенным ценам, и часть уплаченных из российского бюджета денег ушла в качестве «отката» людям из окружения тогдашнего президента Ельцина. Впрочем, в итоге доказать эти обвинения официально не удалось.

Елица  Курьяк(фото: пресс-служба посольства Сербии)

Елица Курьяк (фото: пресс-служба посольства Сербии)

О том, каковы шансы на то, что Тачи и его приближенные окажутся на скамье подсудимых, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказала посол Сербии в России Елица Курьяк.

ВЗГЛЯД: Госпожа посол, в Сербии давно говорили о том, что только теперь нашло свое подтверждение в докладе Марти. Известно, что среди жертв «черной трансплантологии» косоваров были граждане разных стран, в том числе и россияне, но в первую очередь сербы. Есть ли у Белграда конкретные данные о количестве пострадавших?

Елица Курьяк: Мы не располагаем такими данными. Доклад Дика Марти лишь подтвердил наши предположения. К сожалению, подтвердилось и то, что сегодняшние власти Косово участвовали в этом, и это скрывалось.

Доклад Марти не должен быстро уйти в историю. Теперь идет процесс, и Дик Марти призвал заняться этим делом и EULEX (миссию ЕС в Косово), и ООН.Для нас важна в этом деле и поддержка стран Евросоюза и России. Для нас также очень важно, чтобы следственные органы расследовали теперь это в рамках уголовного дела. Если действительно в «черной торговле» участвовали нынешние руководители Косово, пусть отвечают перед судом.

Сегодня главное защитить свидетелей. Известно, что один из людей, давших показания по этому делу, уже недавно погиб, а на других посыпались угрозы.

Тачи пропустил удар по почкам

ВЗГЛЯД: В Вашингтоне и Брюсселе многие, видимо, опасаются, что официальное расследование в итоге сыграет на руку Белграду, поскольку лишний раз дискредитирует сепаратистов. Запад начал в 1999 году войну против Югославии и добился отторжения Косово под лозунгами защиты косоваров от геноцида. При этом лично Хашима Тачи США объявили тогда выразителем воли косовского народа, демократическим вождем. Теперь их легитимация рушится, и выясняется, что Тачи был связан с мафией...

Е.К.: Это уголовное преступление, и им должны заниматься не чиновники, а правоохранительные и судебные органы.

Многие почувствовали, что могли бы быть обвиненными в том, что они знали и замалчивали. Безусловно, они могут препятствовать расследованию предполагаемых случаев похищения людей, отказываясь раскрыть секретные документы.

Да, атака – самый лучший способ защиты. Однако наш МИД отметил, что мы не будем заниматься политизацией этого вопроса. Мы просто требуем, чтобы это дело было трактовано именно как уголовное.

ВЗГЛЯД:  Как вы полагаете, окажется ли Тачи на скамье подсудимых?

Е.К.: Это сложный вопрос, особенно для западных государств, которые признали независимость Косово. Как известно, в этих странах очень важно соблюдение закона и прав человека. С одной стороны, с их точки зрения Тачи был в декабре законно избран и стал премьер-министром, с другой – появился доклад Дика Марти. Вероятно, Хашим Тачи ожидал, что ЕС окажет ему полную поддержку. Но этого не произошло. Теперь все ждут, что будет дальше. Он, как известно, отрицает вину и питается повернуть случай в другую сторону.

ВЗГЛЯД:  Белград недавно утвердил платформу для предстоящего диалога с представителями Приштины, однако уже обещано, что в переговорах не будут участвовать высокопоставленные государственные деятели. Почему?

Е.К.: Сербское руководство подготовило платформу еще осенью. Мы ждем сигнала, когда будет сформировано правительство Косово. Они говорят, что якобы будут готовы начать переговоры только после этого. Мы готовы начать хоть завтра.

По поводу участников мы сразу оговорили с Евросоюзом, что поскольку переговоры будут касаться только повседневных вопросов, а не статуса Косово, поэтому в них будут участвовать только эксперты из министерств. Темы образование, здравоохранение, имущество, в частности, статус монастырей, долги. Мы также должны обсудить проблемы сербов, живущих в Косово.

Если бы участвовали наши высокопоставленные чиновники, это бы косвенно означало, что мы признаем Косово как государство. Для нас неприемлемо провозглашение независимости Косово, и мы до сих пор считаем край частью Сербии.

ВЗГЛЯД:  Но часть политиков в Сербии уже предлагает подумать об обмене землями ради примирения с косоварами. Например, предлагают отдать под власть Приштины часть населенной в основном албанцами Прешевской долины, которая находится собственно в Сербии, в обмен на то, что Приштина признает статус анклавов для древних сербских православных монастырей внутри Косово. Еще предлагают сохранение за Сербией территории к северу от реки Ибар в обмен на полное признание Белградом суверенитета Косово. Ваше правительство с порога отвергает такие схемы?

Е.К.: Вопрос разделения территорий не стоит на повестке дня у нашего правительства. Тем не менее мы продолжаем бороться за сохранение территориальной целостности Сербии.

Кто бы ни стоял у руля в Белграде, ни один лидер не пойдет на признание независимости Косово. Все разговоры о возможном разделении, обмене противоречат нашему основному принципу  о территориальной целостности и нашей конституции, в преамбуле к которой четко написано, что это часть нашей страны.

«Облегчить положение сербов в крае»

ВЗГЛЯД: Почему вы призвали живущих в крае сербов бойкотировать парламентские выборы в Косово, прошедшие в декабре, однако готовы вести диалог с теми албанскими политиками, кто был все же избран по итогам этих выборов?

Е.К.: Официальная позиция об этих выборах была озвучена нашим МИДом. Нашим гражданам, живущим, в первую очередь, на севере Косово, мы рекомендовали не участвовать в выборах, мы не признаем Косово государством, а значит и сами выборы.

Но некоторые политические организации сербов в Косово считают, что все-таки им нужно участвовать, поскольку они живут там, и присутствие в органах власти как-то сможет облегчить их положение.

ВЗГЛЯД: Совбез ООН в ноябре выразил озабоченность продолжающимися случаями вандализма в отношении сербских святынь в Косово. По-вашему, напряженность между сербами и албанцами в крае не снижается?

Е.К.: Когда статус территории не определен, то не определен и статус других национальных меньшинств, в том числе сербов. Тогда вопрос напряженности, стабильности и безопасности остается открытым. Иногда он бывает очень острым.

На данный момент ярко выраженных противоречий нет, но они в любой момент могут вспыхнуть с новой силой. Международные силы контролируют и безопасность, и дорогу в Сербию,  и линии разделения – как посредники. Но возможность дестабилизации есть всегда.

Что касается защиты наших исторических памятников и святынь в Косово, существует необходимость реставрации, в которой большую роль играет ЮНЕСКО и, в частности, Россия. Кроме того, необходимо также предпринять любые усилия по защите памятников от вандализма.

За спиной у Газпрома

ВЗГЛЯД: Сербия уже пообещала начать строительство своего участка трубопровода «Южный поток» в 2012 году. На каком этапе находится его подготовка?

Е.К.: В 2008 году президенты Сербии и России подписали стратегическое энергетическое соглашение, состоящее из трех частей. Первая часть – это то, что мы на 51% продали «Национальную индустрию Сербии» (НИС) Газпрому. Считаем, что из этого проекта может вырасти компания, интересная для балканского региона.

Для нас жизненно важна эта трасса, мы это не скрываем. Ведь Сербия становится транзитным государством, независимым энергетически, а значит, и более стабильным. Однако дела развиваются не так динамично, как бы нам хотелось. Причины связаны с кризисом. Но мы регулярно получаем от российских друзей заверения в том, что все будет в порядке и газопровод будет построен в срок.

Правда, продолжаются разговоры о конкурентном газопроводе «Набукко», или о том, что «Южный поток» пройдет по территории Болгарии, Румынии, Венгрии в обход Сербии, но я не уверена в их правдивости.

ВЗГЛЯД: Прошлой осенью ваш президент Борис Тадич и премьер Болгарии Бойко Борисов согласовали маршрут участка «Южного потока», договорившись, что труба пересечет границу между странами в районе города Димитровград. Это выгодно Сербии, поскольку удешевит для нее распространение газа на юге республики, но против этого варианта выступал Газпром, ссылаясь на то, что он заметно удлиняет трассу и делает проект дороже уже для российской стороны. Будет ли Белград и далее настаивать именно на таком маршруте? Почему переговоры прошли без участия Газпрома?

Е.К.: Лидеры Сербии и Болгарии говорили о двухсторонних отношениях. Поэтому посчитали, что нет никакой потребности, чтобы на переговорах присутствовали представители Газпрома.

Да, сначала говорили, что трубопровод пройдет через Димитровград. Но, на самом деле, это не имеет большого значения. Для нас главное, чтобы газопровод прошел через Сербию.

«Нет улик, что Младич на нашей территории»

ВЗГЛЯД: В конце ноября США и Великобритания выразили поддержку как Сербии, и отдельно Косово, по интеграции в ЕС и в НАТО. Вас не задел тот факт, что в одном ряду и в одном тексте упомянуты и Сербия, и ее край?

Е.К.: Во-первых, вопрос о вступлении в НАТО не стоит  на повестке дня сербской внешней политики. Наш парламент – Народная скупщина – принял декларацию о том, что Сербия в этом вопросе придерживается нейтралитета.

Мы сотрудничаем с НАТО в программе «Партнерство ради мира», как и многие государства, в том числе и Россия. Мы определились с планами по интеграции в Евросоюз. Что касается поддержки США и Великобритании, для нас она важна. Нашим внешнеполитическим приоритетом является вступление в Евросоюз. Мы об этом давно говорим и готовимся. Конечно, мы не всегда довольны динамикой подготовки для вступления, но на данный момент кажется все пошло в лучшую сторону. До конца года мы ожидаем получения статуса кандидата вступления в ЕС.

Думаем, что и с европейской стороны есть понимание, что нельзя больше отодвигать Сербию от интеграции в ЕС. Мы не признаем Косово, но хотим развиваться дальше. Дайте нам шанс. Почему же постоянные претензии? Это как пороховая бочка, которая может вспыхнуть когда угодно. Поводом может быть новый экономический кризис или что-то аналогичное. Поэтому очень важна стабилизация Сербии, а тем самым и региона.

ВЗГЛЯД: Какие требования предъявляет к вам ЕС?

Е.К.: Все мы знаем, какой период пережила Сербия. У нас остаются открытыми многие вопросы, которые требуют быстрого решения. К примеру, не закончены структурные изменения в экономике, говорим о возможности изменений в политической системе, улучшения выборного законодательства, улучшения судебной системы и т.п.

Мы долго развивались как политическое, партийное общество, и поэтому необходимо заниматься теперь уже не политикой, а экономическим развитием. Четыре-пять лет назад мы считались нестабильным политическим обществом, но никто не пойдет инвестировать в нестабильное общество. Это замкнутый круг: нет стабильности – нет инвестиций. Мы пытаемся стабилизировать общество, институции, экономику. Но наш процесс транзакции совпал с экономическим и финансовым кризисом, и всё замедлилось.

ВЗГЛЯД: А какие внешнеполитические условия вам ставят?

Е.К.: Существуют проблемы с выполнением требования Гаагского трибунала. Вы знаете, что мы еще не выполнили их, не выдали несколько политических обвиняемых, в том числе генерала Младича. Полное сотрудничество с Гаагским трибуналом это одна из главных предпосылок получения статуса кандидата на вступление в ЕС. Это условие ускорения вступления Сербии в Евросоюз.

ВЗГЛЯД: Растет ли на Западе понимание того, что поиски Ратко Младича вы ведете всерьез и от итога этих поисков не должен зависеть процесс вашей интеграции в ЕС? Вообще, в каких единицах можно измерить добросовестность таких розысков, чтобы убедить скептиков?

Е.К.: Понимание, безусловно, есть, но определенное недоверие тоже сохраняется. Но мы делаем все, что в наших силах, мы действительно не можем его найти, у нас нет доказательств, что он находится на нашей территории. Мы не в силах его найти, и если кто-то из международных сил знает, где он, пусть нам помогут.ВЗГЛЯД: На что же нацелены такие заявления Вашингтона и Лондона? Ведь очевидно, что Косово не сможет вступить ни в ЕС, ни в НАТО, поскольку его не признают даже многие члены ЕС – Греция, Испания, Кипр.

Е.К.: Дело в том, что США и многие страны ЕС уже признали независимость Косово. Они делают теперь все, чтобы его «продвинуть». Сербия уже встала на путь вступления в ЕС, уже подписано соглашение об экономическом сотрудничестве и развитии. Большинство стран уже ратифицировали документ.

Что касается Косово, Евросоюз открыт для всех, в том числе и для Косово, и для всех стран западных Балкан. Факт, что все страны ЕС не признали независимость Косово, говорит о несправедливости дела и нарушении международного права. Правда, помимо этого, на нашей стороне, и время покажет, что искусственное создание новых государств может очень серьезно повлиять на безопасность региона, Европы и даже шире.

Текст: Мария Сусликова