Игорь Мальцев Игорь Мальцев Картиночки и мемчики сглаживают извилинки

То, что журналистика загибается – это этап становления общества. Называется «Тупой и еще тупее». Но если из этой ямы не выбираться, то наступит момент, когда без фоточки и мемчика люди перестанут понимать слово «тупой».

10 комментариев
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Верховной раде пора в утиль

Как минимум украинская власть незаконна с февраля 2014 года – с момента государственного переворота. Когда Верховная рада, не говоря уже о центральной исполнительной власти, стала принимать абсолютно неправомочные решения.

9 комментариев
Сергей Миркин Сергей Миркин Как происходящее в США отразится на майданной Украине

А если президентом станет Трамп? Для ЗЕ-команды это очень плохая новость. Из-за Зеленского против Трампа в 2019 году начали процедуру импичмента. А серый кардинал Андрей Ермак отказался помочь команде Трампа «утопить» семейство Байденов по делу компании Burisma.

4 комментария
12 сентября 2005, 23:31 • Политика

Исполнился год инициативам Путина

Исполнился год инициативам Владимира Путина

Исполнился  год инициативам Путина
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Сергей Ильин

Прошел год со дня принятия решения об отмене прямых выборов глав регионов. Решение это многими было воспринято в штыки, такое отношение сохраняется и на сегодняшний день. Однако сейчас, спустя год, можно говорить о том, что практика показала: плюсов у этого решения оказывается больше, чем минусов. Особенно если заглянуть в недавнюю историю.

Год назад президент Владимир Путин объявил на расширенном заседании правительства о новых шагах по реформе государственного управления и укреплению системы безопасности страны после бесланской трагедии.

Реальных мер было принято много – от кадровых (к примеру, на Южный федеральный округ был командирован, с расширенными полномочиями, Дмитрий Козак) до административных. Именно на этом заседании было объявлено о создании Министерства регионального развития РФ. Но самым, пожалуй, неожиданным, а для кого-то и спорным оказалось заявление о том, что отныне «высшие должностные лица российских субъектов должны избираться законодательными собраниями территорий по представлению главы государства».

Как выбирали губернаторов

Главы регионов фактически стали полноценными князьями на своих территориях, а параллельно стали претендовать и на максимум влияния при принятии решений федерального масштаба

Напомним, что изначально в новой России главы администраций регионов страны именно назначались. Первые губернаторские выборы состоялись в 1993 году (в ряде областей решили пойти по стопам автономных республик), а законодательно институт выборности региональных руководителей был закреплен лишь в 1996 году.

К концу президентства Бориса Ельцина губернаторский корпус (и, соответственно, Совет Федерации ФС РФ) стал едва ли не самой влиятельной составляющей политической элиты России. Прекрасно усвоив лозунг Ельцина «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», главы регионов фактически стали полноценными князьями на своих территориях, а параллельно стали претендовать и на максимум влияния при принятии решений федерального масштаба. Уровень губернаторских полномочий де-факто значительно вырос, а по статусу глава региона ощутимо превосходил федерального министра.

При столь высоком статусе не приходится удивляться тому, что войны за губернаторское кресло происходили в атмосфере невиданной жесткости. Действующий лидер «на полную катушку» использовал административный ресурс, огромные средства тратились на пиар-баталии, реками лился компромат. Губернаторские выборы становились, по своим последствиям, подобием небольшой, но опустошительной войны, результаты которой еще долго сказывались на хозяйственной жизни региона. При этом не нужно думать, что слово «война» следует понимать исключительно фигурально: при столкновении интересов различных финансовых кланов и переплетенных с ними криминальных структур проливалась вполне реальная кровь.

Народ безмолвствует

Александр Лебедь (фото ИТАР-ТАСС)
Александр Лебедь (фото ИТАР-ТАСС)

Говорить в такой ситуации о полноценном народном волеизъявлении едва ли приходилось. Пресловутый административный ресурс не ограничивался препонами на пути «альтернативных» кандидатов и массированной пропагандой через подконтрольные СМИ, часто эксперты говорили о прямом «вбросе» голосов. Разумеется, не особо ограничивали себя в выборе средств и «альтернативные» кандидаты.

Чтобы далеко не ходить, вспомним выборы губернатора Красноярского края в 1998 году, признанные одними из самых «грязных» в современной российской истории. Компромат на кандидатов уже не сводился к «воровству и бандитским связям», а перешел на медицинский уровень. Так, ныне покойному генералу Александру Лебедю приписывался энурез («медвежья болезнь»), а тогдашнему главе региона Валерию Зубову – латентный гомосексуализм (!). Подобный малоприятный балаган с манипуляциями над избирателем становился на выборах своеобразной нормой, и кто бы ни побеждал на выборах – «чистеньким» оставаться не удавалось никому. Тем более что прошлое многих кандидатов и впрямь было не вполне безупречным.

Еще один аспект сложившейся ситуации – психология победителя выборов: «что там будет на следующих выборах – не знаю, а четыре года – мои». И за эти четыре года на первый план вполне естественно выходило желание поставить под контроль максимум финансовых потоков. А заодно – по возможности «зачистить» политическую оппозицию накануне следующих выборов.

Дамоклова вертикаль

Валерий Шанцев (фото ИТАР-ТАСС)
Валерий Шанцев (фото ИТАР-ТАСС)

Понятно, что подобные приоритеты никак не шли на пользу развития региона. И точно не соответствовали интересам Российской Федерации, которая к концу 90-х стала уже больше напоминать конфедерацию. Отметим, что первыми значимыми шагами Путина на посту президента стало именно ослабление власти всесильных ранее «региональных царьков» (образование федеральных округов, вывод губернаторов за рамки Совета Федерации). В результате к 2004 году уже нельзя было говорить о том, что целостность страны находится под угрозой, однако дальнейшее укрепление «вертикали власти» было явно не лишним. При этом вполне очевидно, что отмена института прямых выборов глав регионов – никак не прямое следствие бесланских событий: подобные решения принимаются после долгой проработки, и недели тут явно бы не хватило.

Что до уровня проработки решения, то тут, как это ни банально, основным критерием является практика. Пока никаких серьезных казусов не наблюдается. Более того, в ряде случаев удачность «кандидатуры Путина» была признана всеми – например, направление на Нижегородскую губернию Валерия Шанцева.

Еще один положительный аспект новой системы продемонстрировал себя в обстоятельствах весьма драматических – после гибели алтайского губернатора Михаила Евдокимова. История уже знает подобный прецедент – гибель главы Краноярского края Александра Лебедя. Вертолет генерала разбился в апреле 2002 году, а новый губернатор Александр Хлопонин вступил в права только в начале октября.

Таким образом, один из крупнейших регионов страны оказался обезглавлен почти на полгода. Теперь имеется гарантия недопущения подобных ситуаций.

Впрочем, приведенный пример – все же из категории нештатных. Есть в новой системе «назначения губернаторов» и вещи более системные. То что руководитель региона постоянно отдает себе отчет в том, что он в любой момент может быть отрешен от должности, имеет все же больше плюсов, чем минусов. Потому что, как показали 90-е, нет ничего страшнее бесконтрольности – особенно на высоких этажах власти.

..............