Взгляд
8 августа, суббота  |  Последнее обновление — 02:31  |  vz.ru
Разделы

Британия видит Турцию своим региональным наместником

Юрий Мавашев, востоковед, директор Центра изучения новой Турции
Пандемия COVID-19 не только не замедлила, но и, напротив, активизировала международные процессы. Причем часто ключевые из них почти не освещаются ни СМИ, ни аналитиками. Подробности...

Пещерные новации в старом театре

Максим Соколов, публицист
Умирание старого и рождение нового может происходить с разной степенью приличия. Конечно, лицедеи – цех задорный, но все же порой бывает и пристойнее. Однако с «Современником» этого не получилось. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

«Испанский Горбачёв» превзошел президента СССР

Никита Коваленко, политический обозреватель
Эмиграция монарха, пусть даже бывшего, из собственной страны – ситуация из ряда вон выходящая в любые времена, обычно связанная с внутренним или внешним конфликтом. Вот и сейчас отъезд почетного короля Хуана Карлоса I из Испании вызвал бурный резонанс. Подробности...

Столицу Ливана сотряс мощнейший взрыв

В порту Бейрута, вблизи базы ВМС Ливана, произошел грандиозный взрыв. Пострадала половина города. Погибли десятки человек, более двух тысяч ранены. Среди пострадавших семья премьера Ливана и люди из его окружения. Ущерб также нанесен президентскому дворцу и зданию посольства РФ
Подробности...

Житель Урала отправился на Черное море в вагоне с углем

Житель Курганской области решил поехать в отпуск бесплатно – на грузовом поезде, следовавшем в сторону Черного моря. Причем ехать пришлось под открытым небом в вагоне с углем. Нарушителя поймали в Морозовске в Ростовской области. С собой «курортник» вез самодельную гитару
Подробности...

Лесные пожары охватили Калифорнию

Более 8 тыс. га охвачено лесными пожарами в Калифорнии. Из-за быстрого распространения огня экстренно эвакуируют тысячи человек. Пожар, которому присвоили имя Эппл, начался в пятницу в полдень и продолжается уже третий день. В тушении участвует примерно 1,3 тыс. пожарных
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Посол в Белоруссии обвинил «третью страну» в провокации против россиян

    Главная тема


    Льготная ипотека теряет актуальность

    отчуждение территорий


    Юрист оценил возможность уголовного наказания Глюкозы за слова об украинском Крыме

    рекомендации ученых


    Стали известны противопоказания для вакцинации от коронавируса

    «Михаил юлит»


    Юрий Грымов заявил об «уничтожении» Ефремова

    Видео

    «красная линия»


    «Война за Крым» имеет для Лукашенко особый смысл

    рынок электроэнергии


    Запуск Белорусской АЭС меняет энергетическую карту Европы

    300 лет назад


    Как Россия окончательно разгромила Швецию

    Взрыв в порту Бейрута


    Плавучая бомба из Батуми разрушила экономику Ливана

    эмиграция монарха


    Никита Коваленко: «Испанский Горбачёв» превзошел президента СССР

    скандал в «Современнике»


    Максим Соколов: Пещерные новации в старом театре

    международные процессы


    Юрий Мавашев: Британия видит Турцию своим региональным наместником

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    Какой процент голосов официально получит Лукашенко на выборах президента Белоруссии в это воскресенье?
    Владимир Можегов

    Пока стоит Москва, существует мир

    Владимир Можегов
    публицист
    1 августа 2020, 11:55

    Россия – особая цивилизация. Не сводимая ни к Востоку, ни тем более к современному Западу, кажется, окончательно потерявшему свои корни и потому – падающему на наших глазах, подобно тысячелетнему дубу. Великое и печальное зрелище, но лучше в этот ужасный момент находиться чуть в стороне и дать свершиться Божиим судам. Едва ли кто-то, когда обсуждали поправки к Конституции, всерьез думал об этом. Но настоящий их смысл мне кажется теперь именно таким. Внятно проговорить: мы – не Запад, и мы не готовы вместе с ним сокрушать памятники своей истории и лететь в бездну «прогресса» и «новой морали» с трансгендерами в виде нового абсолюта человечности.

    Но если мы не Запад и не Восток, кто же мы? Попробуем взглянуть на нашу историю именно так: не в эмпирических ее перипетиях, но заглянув в самое ее духовное сердце. За свою тысячелетнюю историю Россия побывала в разных ипостасях, носила разные имена. Но несомненно, во всех своих исторических формах – Киевской Руси, Московского царства, Петербургской империи, Советского Союза и современной России – сохраняла некий осевой код, всегда остающийся в глубине своей неизменным.

    Код этот сформировала поэтичная русская природа, века спокойного развития славянских племен северного Причерноморья. К VIII веку это была уже вполне сформировавшаяся цивилизация скотоводов и землепашцев со множеством городов и правовым кодексом, характерным прежде всего свободолюбием и уважением к личности. В «Русской правде» Ярослава (XI век) обращает на себя внимание отсутствие тюрем и телесных наказаний. Редчайшим приговором является казнь, обычным – штраф (вира), тяжким – изгнание... Перед нами свободная община свободных людей, весьма терпимых друг к другу, но готовых в случае необходимости без колебаний избавиться от чуждого элемента.  

    Но по-настоящему русский народ кристаллизует Крещение, с которым Русь выходит на историческую сцену среди других новых народов Европы, которых так же, как и нас, являет на свет «этногеническая сила» христианства: немцы, англичане, французы... Но у русских было серьезное отличие, в начале исторического пути совершенно незначительное, со временем, однако, приобретавшее всё большее значение.

    Дело в том, что русские получили христианство от Византии и усваивали первые азы веры не на непонятной ученой латыни, а на родном языке. Что предопределило гораздо более глубокое, «сердечное» (в отличие от умозрительного западного) восприятие христианства. Что, в свою очередь, очень рано дает изумительные результаты.

    Фото: Михаил Краснов/ТАСС

    Уже в эпоху Ярослава Мудрого Русь рождает удивительно зрелое произведение – «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона, в котором фактически декларирует свою национальную идею. В «Слове» очень явственно звучит, во-первых, устремленность к эсхатологическому концу мира, а во-вторых, стремление к какому-то абсолюту христианства.

    Пафос «Слова» – выбор пути благодати, а не закона, пути не столько культурного строительства, сколько святости. Здесь еще совершенно нет какого-то мессианского сознания, особого предназначения, но несомненно имплицитно всё это уже присутствует...

    Одним из центральных сюжетов «Слова» была мысль о грядущем и уже «близ есть при дверях» Апокалипсисе и призыв к духовной мобилизации. И как показала история, призыв был вполне своевременным. Ведь совсем уже скоро по историческим меркам русский народ ждали великие испытания: участие в крупнейшей геополитической схватке мировой истории, двухсотлетнее татарское иго, создание Московского царства... 

    «Слово о Законе и Благодати» подготовило русский народ к тому, чтобы встретить и принять свою историю. Символично, что произносится оно в момент (плюс-минус несколько лет) крупнейшей геополитической катастрофы христианского мира – Раскола 1054 года. Хотя никто тогда еще не воспринимал очередную ссору христианского Востока и Запада как катастрофу, в духовном мире трагедия несомненно уже свершилась, и тревога была разлита в воздухе эпохи.

    Раскол дает начало всем последующим трагедиям христианского мира. Почти незаметная трещина скоро обращается в ров, затем в пропасть... Но чтобы мессианское сознание Руси наконец включилось, должно было произойти нечто очень серьезное. Таким событием стала уния греков с Римом (1450 г.), которую на Руси восприняли очень болезненно – как духовное падение Византии. И последовавшее скоро физическое падение Константинополя (1453 г.) на Руси было воспринято как неминуемая кара за духовное отступление и знамение скорого конца Света.

    На Руси же это было время обретения независимости. Стояние на Угре (1480 г.) кладет конец татарской власти, и так уже практически номинальной. А примерно с 1497 года московский князь Иван III, женатый на византийской царевне Софье Палеолог из дома последнего византийского императора, начинает использовать печать с двуглавым византийским орлом. Это несомненно было заявкой на право наследования имперских инсигний и одновременно ответом императорам Священной Римской империи, которые (сперва Сигизмунд, а затем Фридрих III Габсбург), начиная с 1442 года, начинают использовать в качестве своего имперского герба двуглавого орла.

    Так, уже с первых шагов обретения независимости Русь начинает осознавать себя духовной наследницей Византии. Если у Ивана III это еще и не до конца осознанные амбиции, то уже через два десятка лет Русь созревает до формулы «Третьего Рима». Эта формула, изложенная старцем Филофеем в посланиях 1523 и 1524 годов (последнее было адресовано Василию III), имела уже совершенно внятный эсхатологический смысл.

    В свете происходящих эсхатологических событий: уния, падение Константинополя, наконец, проникновение на Русь течения, вошедшего в историографию под именем «ереси жидовствующих» (1470-1504 годы), которое чуть было не обернулась дворцовым переворотом, Московское княжество начинает восприниматься как последний хранитель истинной веры.

    Если Москва – Третий Рим, то сколько бы он ни был мал (как мала была Византийская империя перед своим концом), смысл ее существования обретает космическое значение. С этим смыслом споры с Западом о праве на имперские регалии уходили на второй план, на первый же выступала полнота ответственности за судьбу истиной веры, последним хранителем которой в охваченном апостасией (отступлением от веры) мире оставалась Москва.

    Следовательно, гибель Москвы означала бы конец мира и начало Апокалипсиса. Всё это столь свойственно было русскому менталитету, что просто не могло не кристаллизовать его мессианского сознания. Которое ярко полыхнуло (на фоне действительно эсхатологических событий европейской Реформации) уже в царствование Ивана IV.

    Тот же «мессианский код» мы видим и в идее Второго Иерусалима патриарха Никона. Овладение Константинополем мыслилось как восстановление Византийской империи – Римского царства, но теперь уже во главе с Москвой и духовным Новым Иерусалимом. Увы, и тот и другой проекты закончились трагически: царство Грозного – смутой, патриаршество Никона – расколом. Но они ничуть не угасили, а наоборот, лишь обострили эсхатологическое и мессианское сознание Руси. Если Иван Грозный обожествил миссию Кесаря (как Удерживающего), а Никон – миссию Патриарха, то Петр Великий обожествил гений Государства. Это было очень непривычно для Руси, но накал мессианского и эсхатологического сознания меньше от этого не стал.

    Наоборот! В Петре тут же признали Антихриста, а его реформам придали апокалипсический смысл. Мнение это было вполне понятным. Но ведь и фигуры Грозного и Никона были не менее двусмысленны. В них обоих умещались как будто Бог и дьявол, Христос и Антихрист. Это была великая плата за русскую всечеловечность («широк человек, я бы сузил» – как позднее устами одного из своих героев скажет Достоевский). Так же и миссию Петра нельзя, конечно, оценивать ни однозначно негативно, ни однозначно позитивно. «Мои мысли – не ваши мысли, и ваши пути – не Мои пути» (Ис. 55-8), – говорит Всевышний. Это отчасти можно отнести и к судьбам народов, тем более – судьбе России, которая, как заметил елизаветинский генерал граф Миних, «управляется самим Господом Богом (ибо иначе вообще непонятно, как она до сих пор существует).

    Прорубив «окно в Европу», Петр действительно бросил Россию навстречу революции и сам стал «первым революционером», что отлично понял уже Пушкин. Но быстрая модернизация без вестернизации была уже невозможна. В то же время ход западной цивилизации по пути технологического прогресса был неостановим, и промедление (отсталая армия, отсутствие флота) означало лишь скорое завоевание и гибель. Третий Рим теперь становился потенциально возможен лишь в формах Петербургской империи... И эксцессы «новгородской ереси» (чуть было не пожравшей великокняжеский дом), и эксцессы Грозного, и эксцессы Никона, и эксцессы Русского раскола, и эксцессы Петра Великого были срывами мессианско-эсхатологического напряжения Русской души... Но проведение вело Русь через все ее бездны к ее, быть может, еще не исполненной миссии.

    Быть Эсхатоном, Удерживающим, хранителем остатков человеческого в стремительно расчеловечивающемся мире (и раскрытием божественного замысла о человеке) – не такова ли ее извечная роль? Быть может, вся история России была лишь подготовкой к этой, еще ожидающей ее миссии? События последних десятилетий, последних лет, наконец, последних дней – когда Америка и Европа уничтожают памятники своей истории, а с ними и саму свою историческую память – лишь укрепляют нас в этом мнении.

    Вы согласны с мнением автора?

    35 голосов 5 голосов


    Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •