Взгляд
2 декабря, четверг  |  Последнее обновление — 18:44  |  vz.ru
Разделы

Люди стали хуже понимать юмор

Сергей Лукьяненко
Сергей Лукьяненко, писатель
Вообще-то потеря чувства юмора – признак отмирания тонких структур головного мозга и упрощения сознания. Можно было бы списать на ковид, но началось раньше. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Как России принудить НАТО к миру

Тимофей Бордачёв
Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
Даже если сейчас Запад отвергнет российскую инициативу «с порога», предстоящие переговоры неизбежны, они займут долгие годы и будут перемежаться моментами колоссальной военной напряженности. Подробности...

Охота в том числе и про гуманизм

Максим Соколов
Максим Соколов, публицист
Гуманные и зеленые экологи не знают или не хотят знать, что охотники, кроме всего прочего, регулируют численность опасных зверей, не давая им расплодиться до такой степени, когда они угрожают жителям селений и даже больших городов. Подробности...

Сибирячки встретили приход зимы в купальниках и катанием на сап-досках

Жители Новосибирска устроили акцию «Белые пляжи Сибири» в честь прихода зимы. Несмотря на мороз, сибирячки организовали заплыв на сап-досках в купальниках и провели фотосессию на фоне Оби. Акция проходит уже несколько лет и приобрела популярность
Подробности...

Умер певец и композитор Александр Градский

Народный артист России, певец и композитор Александр Градский умер в возрасте 72 лет. Причиной смерти стал инфаркт головного мозга. Здоровье музыканта ухудшилось после перенесенного коронавируса, но несмотря на плохое самочувствие, он до последнего продолжал работать
Подробности...

Российские школьники установили абсолютный рекорд на Международной олимпиаде по астрономии

Российские школьники завоевали восемь золотых и две серебряные медали на международной олимпиаде по астрономии и астрофизике, установив абсолютный рекорд. Мероприятие проходило в дистанционном формате с 14 по 21 ноября в столице Колумбии – Боготе. В олимпиаде приняли участие 48 стран и 62 команды. В ходе соревнований ребята должны были пройти пять туров – теоретический, анализ данных, обработка солнечных данных, наблюдение и командный этап
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Генпрокурор перечислил выявленные нарушения на шахте «Листвяжная»

    Главная тема


    Как стали легендой советские подлодки проекта 613

    кризис неплатежей


    Молдавии предрекли новые проблемы с погашением долга «Газпрому»

    противопоказания для вакцинации


    Депздрав Москвы рассказал, как получить медотвод от прививки против COVID

    проверка документов


    В Выборге мигранты избили двух полицейских

    Видео

    референдум 1991 года


    Украинская независимость построена на тотальном обмане

    экспорт будущего


    Россия обойдется без Украины в поставках водорода в Европу

    товары со скидками


    «Черная пятница» вскрыла необычное поведение россиян и иностранцев

    «Белый лебедь»


    Россия получит ядерное преимущество над НАТО

    ноты Баха


    Наглость украинского посла поможет России

    афганский наркотрафик


    Россия и Китай теснят Британию в Горном Бадахшане

    травма, а не правда


    Алексей Алешковский: Как либералам и патриотам найти путь друг к другу

    работа гениев


    Игорь Мальцев: Как Beatles писали свои песни

    на ваш взгляд


    Как вы отнесетесь к идее Лукашенко разместить российское ядерное оружие в Белоруссии?
    Сергей Худиев

    Сравнивать тех, кто зажег печи Освенцима, и тех, кто их погасил – жульничество

    Сергей Худиев
    публицист, богослов
    24 ноября 2020, 12:30

    20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс. Перед трибуналом предстали 24 обвиняемых, входивших в высшее руководство нацистской Германии. Как заметил президент России Владимир Путин, «долг всего мирового сообщества – стоять на страже решений суда народов, потому что речь идет о принципах, которые лежат в основе ценностей послевоенного миропорядка».

    В самом деле, этот процесс сформировал (и продолжает формировать) современный мир, который построен на убеждении, что нацизм был предельным в человеческой истории злом, негативной точкой отсчета – и нравственное сознание человечества строится на безусловном отвержении этого зла. 

    Расшатывание этого убеждения связано с постепенным укреплением той точки зрения, что нацизм был злом лишь относительным, одним из зол ХХ века, которое вполне может быть поставлено в один ряд с советским тоталитаризмом. Можно ли с ней согласиться?

    При том, что в адрес сталинского СССР можно высказать много справедливого негодования, говорить о том, что на востоке война была «столкновением двух тоталитаризмов» можно примерно с тем же основанием, с каким можно говорить о том, что столкновения на западе были борьбой двух расизмов.

    И Британская империя, и США 1930–1940-х годов были обществами несомненно расистскими, разве что в унтерменши, браками с которыми никак нельзя осквернять высшую расу, зачисляли не славян, а цветных. Но отношение нацистов к «восточным народам» и весь нацистский колонизаторский проект явно вдохновлялся опытом Британской империи. 

    Фото: collections.ushmm.org

    Сама расовая теория, доведенная германскими нацистами до логического предела, вызрела и приобрела респектабельность солидной академической науки – не столько в германском, сколько в англоязычном мире.

    Как сказал подсудимый Риббентроп: «К чему весь этот шум относительно нарушенных нами договоров? Вы читали историю Британской империи? Она полна нарушенных договоров, угнетения меньшинств, массовых убийств, агрессивных войн и всего остального».

    История Британской империи действительно полна преступлений, и индийцы склонны оценивать Черчилля совсем не так, как британцы. Но это не значит, что Британская империя и Третий рейх равноценны, и адвокаты подсудимых, которые напоминают о грехах Британии, вряд ли производят на нас впечатление. О грехах Британии и США можно и поговорить – но не в этом контексте. Как и о грехах Советского Союза. Когда мы переходим от обобщенных описаний («расистский», «тоталитарный») к конкретным действиям нацистов, разница начинает бросаться в глаза.

    При всех многих и тяжких грехах союзников, у Второй мировой войны был несомненный инициатор, и злодеяния национал-социалистов представляли собой уникально глубокую степень одичания – особенно учитывая то, что Германия была отнюдь не диким и отсталым племенем, а одной из самых развитых наций мира. Размывать разницу между теми, кто зажег печи Освенцима, и теми, кто сражался, чтобы их погасить, было бы жульничеством.

    Приговор нацизму задал определенную нравственную планку. Осудив расизм и агрессивные войны в случае с Третьим рейхом, люди постепенно учились осуждать их везде. Нацизм стал восприниматься как полюс зла, отталкиваясь от которого человечество смогло сформулировать общие для всех нравственные и правовые принципы.

    Как сказано в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году, «принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества».

    Размывание этой негативной точки отсчета под разговоры «А кто не варвар, господа присяжные заседатели?» может быть в кратковременных интересах некоторых узких групп. В частности, тех политических сил в Восточной Европе, в мифологии которых нацистским коллаборантам – причем не просто людям, сражавшимся на стороне нацистов, но и непосредственным участникам преступлений против гражданского населения – присваивается статус национальных героев и борцов за независимость. Эти коллаборанты нельзя сказать, чтобы идеологически близки глобальной либеральной элите – нет, конечно – но они полезны; больная, извращенная, с самого начала запятнанная версия национализма, как мы видим на украинском примере, идеально сочетается с самым полным подчинением глобальным центрам власти.

    Однако долговременным интересам человечества в целом такое размывание едва ли соответствует.

    С другой стороны, Нюрнбергский процесс поставил вопрос о природе закона – и добра и зла вообще. Всем было очевидно, что нацисты совершили неслыханные злодеяния. Однако по какому закону их следовало судить?

    Этот вопрос вызывал к жизни старую полемику между двумя подходами к закону: теории правового позитивизма, с одной стороны, и естественного закона – с другой. 

    Правовой позитивизм исходит из того, что обязательным к исполнению законом является воля суверена – существующие власти устанавливают законы, и граждане обязаны им повиноваться, не входя в рассмотрение того, нравственны они или нет.

    Мораль и закон – принципиально отдельные понятия. Закон обязателен к исполнению не потому, что он сообразен какому-то стоящему над ним нравственному стандарту, а просто потому, что он отражает волю суверена – то есть властей данного общества. Конечно, лучше, когда требования закона и нравственности совпадают – но моральность закона не имеет отношения к его обязательности. Ссылки на индивидуальную совесть или религиозные убеждения не могут быть приняты, поскольку начни люди отвергать требования закона на основании своих личных убеждений, общество погрузится в хаос.

    Правовому позитивизму противостоит представление о естественном законе, который не создан людьми и не может быть отменен никакими человеческими властями.

    Как пишет об этом Цицерон, «истинный закон – это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая; запрещая, от преступления отпугивает... Предлагать полную или частичную отмену такого закона – кощунство; сколько-нибудь ограничивать его действие не дозволено; отменить его полностью невозможно, и мы ни постановлением сената, ни постановлением народа освободиться от этого закона не можем, ... и не будет одного закона в Риме, другого в Афинах, одного ныне, другого в будущем; нет, на все народы в любое время будет распространяться один извечный и неизменный закон, причем будет один общий как бы наставник и повелитель всех людей – Бог, создатель, судья, автор закона. Кто не покорится ему, тот будет беглецом от самого себя и, презрев человеческую природу, тем самым понесет величайшую кару, хотя и избегнет других мучений, которые таковыми считаются» (Марк Туллий Цицерон, «О Государстве», Книга III, глава XXII).

    Теория естественного закона глубоко укоренилась в христианской Европе – Бог вложил нравственный закон в сердца людей (Рим. 2:14,15), и установления государства не должны ему противоречить. Например, «нельзя убивать невинных людей» – это часть естественного закона, и государство не может его отменить. Человек может быть оправдан в непослушании властям и их установлениям, если они требуют от него поступать против этого закона.

    Проблема, возникшая в Нюрнберге, состояла в том, что с точки зрения правового позитивизма нацистам невозможно было предъявить претензий: то, что они делали, было прямо предписано правившим на тот момент сувереном – Адольфом Гитлером – и находилось в полном согласии с его установлениями. Линия защиты «они просто выполняли приказы», к которой прибегали адвокаты на суде, была с точки зрения правового позитивизма безупречной.

    Конечно, деяния подсудимых могли быть чудовищны с нравственной точки зрения; но юридически они не нарушали законов своего государства – а судить их по законам стран-победительниц было невозможно, потому что они никогда не были их гражданами. Более того, в рамках такого представления о законе осуждению подлежали как раз немецкие антифашисты, которые противились воле суверена и нарушали его законы.

    Трибуналу пришлось прилагать большие и не всегда юридически несомненные усилия, чтобы утвердить то, чего требовала очевидная справедливость. Высокопоставленные нацисты – злодеи, и должны быть наказаны.

    Таким образом трибунал утвердил – хотел он этого или нет – тезис о том, что над государством и над людьми вообще есть нравственный закон, который никто не может отменить. Человек, попирающий этот закон, виновен, даже если он повинуется законам своего государства; тот, кто соблюдает его – прав, даже если власти будут преследовать его за это.

    Это особенно важно помнить сейчас, когда по миру ходит призрак нового тоталитаризма, который, как все тоталитарные движения, стремится к разрушению семьи и религии – но, кроме того, пытается отменить даже самые фундаментальные представления о человеческой природе. За этим движением стоит огромная политическая, финансовая и пропагандистская мощь, которая в состоянии перехватывать выборы в могущественных странах и переписывать под себя законы.

    И тут самое время вспомнить, что естественный закон переписать нельзя, а установления, которые ему противоречат, не могут нас обязывать. Нюрнбергский процесс стоит помнить по множеству причин – в частности, по этой.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •