Взгляд
18 ноября, понедельник  |  Последнее обновление — 17:01  |  vz.ru
Разделы

Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

Глеб Простаков, журналист
По исследованиям, большинство жителей Донбасса желают в том или ином качестве интегрироваться в Россию, в составе Украины хотят жить немногим более 5%. А раз так, к чему реинтегрировать эти чуждые новому украинскому самосознанию элементы? Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

Алексей Алешковский, сценарист
В жизни, конечно, мало однозначного. Но нравственные ориентиры задают не политические убеждения, а систему ценностей. Ведь что такое хорошо, а что такое плохо, мы узнаем значительно раньше, чем знакомимся с разными политическими платформами. Подробности...

Бьет – значит, не любит

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти. Подробности...
Обсуждение: 62 комментария

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Спецназ начал разгон демонстрантов у парламента Грузии

        Главная тема


        Украина получила испытание доброй волей России

        «гимн предательству»


        Соловьев оценил откровения «конченой твари» Орлуши

        «много тактических приемов»


        Названы контрмеры против американского сценария подавления ПВО России

        поставки газа


        Газпром направил Нафтогазу официальное предложение по транзитному контракту

        Видео

        QR-коды


        Премьер-министр Армении бросил вызов Сатане

        цена на газ


        Почему Украина отказывается от щедрого подарка России

        квартиры-гостиницы


        Как выгнать хостелы из жилых домов

        автодорога М-11


        Трасса Москва – Петербург решила большую проблему и породила несколько маленьких

        платная магистраль


        Трасса Москва – Петербург решила большую проблему и породила несколько маленьких

        Еще в цене


        Дмитрий Дробницкий: Кто и как создает «русские досье»

        Гуманитарная катастрофа


        Дмитрий Юрьев: Зачем и куда разводят войска в Донбассе

        Либеральный террор


        Максим Соколов: Коллективные письма – это смесь цинизма с идеализмом

        на ваш взгляд


        Нужен ли вам официальный брак с партнером/партнершей?


        Алексей Колобродов

        Несвоевременный роман, который очень вовремя

        Алексей Колобродов
        генеральный директор медиагруппы «Общественное мнение»
        17 апреля 2019, 18:10

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        «Некоторые не попадут в ад» – текст очень личный, сделанный в редком жанре «романа-переживания». История войны за независимость в Донбассе, «донбасская герилья», как ее называет автор, для Прилепина – факт не литературной, а человеческой биографии.

        Первыми рецензиями отстрелялись критики с либеральных позиций – так всегда бывает, либеральная мысль обычно быстра, неточна и поверхностна. Не поражает, но накрывает. В своем новом романе «Некоторые не попадут в ад» Захар Прилепин расставил немало ловушек, и в большинство из них, например, показательно угодила Галина Юзефович – литературный обозреватель издания «Медуза» (многие ее полагают главной в России по этому делу).

        Забавно, что Галина Леонидовна пеняет Прилепину на недостаточный отстой пены. «То, что Прилепин пока не готов к разговору о Донбассе, совершенно понятно и естественно. То, что несмотря на это он зачем-то все равно пытается о нем говорить, понять  и принять  гораздо сложнее». Но, собственно, претензия работает в обоих направлениях – почему бы и опытной критикессе было не повременить, пожив с романом недельку-другую? Вал рецензий будет только нарастать, но Галина Леонидовна с ее именем и статусом точно бы на общем фоне никуда не потерялась. В ее случае, впрочем, на вопрос «зачем?» рискну ответить я – известный соблазн прошуметь первым вердиктом по столь громкому литературному поводу.

        Но, собственно, я не собирался никого оспаривать; вижу свою задачу несколько в другом. Судьба оказалась ко мне благосклонна: с удивительным человеком и выдающимся писателем – Захаром Прилепиным – я знаком более десяти лет, литературные отношения давно переросли в дружеские, я написал о нем книжку и сделал его одним из героев еще одной, было немало статей, заметок, совместных выступлений. Мне легче, чем многим, ориентироваться в его мире – по-имперски сложном, по-андрейплатоновски прекрасном и яростном.

        Вместе с тем «Некоторые не попадут в ад», при всем документализме, иногда прямой репортажности (большинство персонажей гордо носят собственные имена, участники событий участвуют в презентациях книжки), при всей эмоциональной распахнутости, роман довольно сложный – собственно, как и положено большим произведениям русской литературы. Это роман с целой связкой ключей и, как было сказано, разветвленным квестом ловушек.

        Фото: Новости телеканала Царьград/YouTube

        Снова оговорюсь: так или иначе я близко наблюдал многие из описанных ландшафтов и обстоятельств, знаком (хорошо или мимолетно) с рядом его персонажей – речь, понятно, не об Эмире Кустурице и Монике Белуччи, но о бойцах и командирах сражающегося Донбасса, общих товарищах. Там, где читатель представляет, я вижу и слышу – чудесную улыбку ополченца Графа, «разом отменяющую всю его арийскую сущность» (Граф – из донбасских немцев); клекочущий говорок рэпера Хаски…

        Поэтому мне хотелось бы в связи с этой книгой сказать о вещах, которые кажутся мне принципиальными. А то ведь рецензенты на голубом глазу полагают, будто подзаголовок «Некоторых» – «роман-фантасмагория» – простодушное лукавство автора/издателя во избежание юридических последствий.

        Другие весело припоминают Хлестакова и Мюнхгаузена, забывая почему-то Тараса Бульбу и Тиля Уленшпигеля – тех же самых авторов, Гоголя и Горина. Вопрос не в том, что роману Захара куда более адекватен героический и эпический регистр (именно так), а в несводимости подлинного художника к одному полюсу и единым типажам. В романе «Некоторые не попадут в ад» как раз широкий интонационный разбег – иронии (в том числе самоиронии) и пафоса примерно поровну.

        Перейду к тезисам.

        Переживание

        «Некоторые не попадут в ад» – текст очень личный, сделанный в редком жанре «романа-переживания». История войны за независимость в Донбассе, «донбасская герилья», как ее называет автор, для Прилепина – факт не литературной, а человеческой биографии. В глубоком переживании отсутствует хроникальная точность – время вообще превращается в подобие бороды из лески на удочке незадачливого удильщика – где можно тянуть за любой конец в непрочной надежде распутать и разрешить… Уже по сборнику «Семь жизней» стало понятно, что прилепинской натуре, жадной до жизни в главных ее проявлениях, категорически мало литературы. «Захар ушел путем воина» – писал тогда я.

        Лирический герой растворился в донецких высохших степях и пороховой гари, старый бизнес литературы остался дома, в Империи. Путь воина привел сразу в несколько ипостасей: полевого командира, отца бойцам, снабженца и хозяйственника батальона, одного из лидеров ДНР, лоббиста республики и ходатая по ее делам, советника команданте Захарченко…

        «Возвращаясь из Москвы, Захарченко из раза в раз матерился и закипал:

         …я им говорю: предлагайте мне российского олигарха хотя бы! Что вы мне киевского навяливаете! У вас своих нет? К чёрту мне украинские?

        Звучала обычная малороссийская фамилия  поначалу я на неё даже не реагировал; у одной известной актрисы была такая же: Гурченко, что ли, или как-то так. Этому, как его, «Гурченко» отдельные кремлёвские распорядители отчего-то желали передать, передарить то, за что здесь  умирали.

        Не в тот раз, а в другой, раньше, Захарченко, словно вдруг разом утерявший надежду на справедливость в переговорах с империей, поднял на меня глаза  мы сидели за столом, вдвоём, в донецком ресторанчике, была ночь, – и попросил (никогда ни до этого, ни после ни о чём другом меня не просил):

         Заступись за нас?»

        Жизнь разделилась на до и после Донбасса, и Донбасс сам по себе сделался жизнью, а литература осталась предметом ностальгического, или чаще – иронического трипа. Отмечу, что и путешествия героя за пределы воюющей республики – всегда немного на край ночи, в реальность выморочную и сновидческую, в пространство, где обратно перематываются «Баллада о солдате» или «Жизнь как чудо».

        Кустурицы вообще в книге много, не только в качестве персонажа – балканская атмосфера, праздничная, скитальческая, карнавальная и кровавая, оказалась соприродной фронтовому Донбассу и Захару на Донбассе. Прекрасны бывают эти сны, с очаровательными персонажами и застольями, где при фосфорическом свете зачерпнутого официантом супа можно читать, а с винных бутылок стирают столетнюю пыль – всё равно настоящая жизнь осталась там, на «передке» или в Донецке. Отсюда в этой отменяющей литературные условности вещи, так много редкого и дорогого литературного вещества – подлинности.

        Фантасмагория

        Подзаголовок «роман-фантасмагория» должен опровергать тезис о подлинности, но в романе и его времени, где всё нелинейно, литература рождается из войны и политики, а жанры – из застольного планирования.

        I have a dream – говорит Захар на пресс-конференции в Донецке, посвященной проекту «Малороссия», но, собственно, мечта и есть мотор всех сценариев, которые отцы-командиры, руководители ДНР (Захарченко, Казак, Ташкент, Трамп, Захар) готовят для республики, для Украины и «нашего несчастного неприятеля» (фирменный оборот Захара относительно ВСУ и не только, на самом деле тоже очень личный).

        Проекты уходят в Москву, как в ватную стену, чтобы о них больше не вспоминали, а те, что удалось реализовать на свой страх и риск, очень настоятельно рекомендуют дезавуировать. Отдельная история – «наконец-то нам дали приказ наступать, отбирать наши пяди и крохи»; дня наступления рядовые и офицеры в окопной рутине ждут напряженно и радостно, передавая друг другу, как юбилейный адрес, каждый раз окончательную дату – и опять ничего не происходит.      

        Нереализованный политический сценарий – всегда фантасмагория; в этот разряд, увы, попали и проект «Новороссия», и проект «Малороссия», умножаясь в количестве, фантасмагорические сценарии составили роман-фантасмагорию. Но при подобном раскладе, не есть ли само существование независимых русских республик на Юго-Востоке Украины такой же фантасмагорией, осуществленной вопреки всему и уже не отменяемой?

        Политики

        В книге, весь сюжет которой – вокруг крупнейших политических событий 21-го века, политики нет совсем, за исключением скучного традиционного замеса, когда, дождавшись своего, власть у романтиков и воинов перехватывают бюрократы и торговцы. Вся деятельность лидеров и строителей республики противоположна политическим играм, а политику в высоком смысле – как управление массами – воплощают два персонажа: кремлевский Император и русский рэпер Дима Хаски.

        Первый, естественно, в романе не появляется, но присутствует незримо и повсеместно, работает символическим магнитом повествования и всей стоящей за ним реальности. Это мощный прием из готических и приключенческих романов, что-то очень близкое мы видим в великолепном пиратском «Острове сокровищ», когда вся захватывающая многослойная история крутится вокруг отсутствующего в романе капитана Флинта – его почитают, обсуждают, уповают на его наследство, следуют его указаниям, его продолжают бояться…

        Про политическую роль второго лучше Захара не скажешь:

        «Донецкие малолетки по большей части проживали какую-то отдельную, вне ополченских забот, жизнь. Вперялись в происходящее непонимающе.

        Они взрастали меж кружащихся вдалеке сечевиков, орков, комиссаров, вурдалаков, не разбирая их голосов. Бытие слабо пульсировало. И тут вдруг  русская весна. А что было до этого? Какое время года? Какую национальную принадлежность оно имело?

        Музыка  едва ли не единственное, что придавало им ощущение общности. В голове их происходило что-то вроде батла между условным московским рэпером и условным киевским. Только их слова могли они всерьёз расслышать, только их доводы  осознать. Остальные взрослые  были едва различимы, не опознавались как свои.

        И тут  Хаски. Он качнул чашу весов».

        «Некоторые не попадут в ад» – еще и замечательные воспоминания об Александре Владимировиче Захарченко – героический некролог сорокаградусной крепости, горькое приношение другу, лидеру, государственнику.

        Может быть, лучший в современной литературе портрет Эдуарда Лимонова, «старика Эда» – проницательный, объективный и по-прежнему восхищенный.

        Конечно, великолепно исполнены друзья-однополчане: казак Кубань, комбат Томич, начштаба Саша Араб, «личка» донбасских мушкетеров – Граф, Тайсон, Шаман, Злой. Здесь отношение и командирское, и отцовское, и братское переходит в писательское и социологическое – показать и подарить России эти выдающиеся типы – ей остро сейчас их не хватает. По аналогии со «Взводом» эту книгу можно было назвать «Батальон». Куда многим уже не попасть – на фоне свежего памятника можно только сфотографироваться.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Глеб Простаков, журналист
        По исследованиям, большинство жителей Донбасса желают в том или ином качестве интегрироваться в Россию, в составе Украины хотят жить немногим более 5%. А раз так, к чему реинтегрировать эти чуждые новому украинскому самосознанию элементы? Подробности...

        Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        Алексей Алешковский, сценарист
        В жизни, конечно, мало однозначного. Но нравственные ориентиры задают не политические убеждения, а систему ценностей. Ведь что такое хорошо, а что такое плохо, мы узнаем значительно раньше, чем знакомимся с разными политическими платформами. Подробности...

        Бьет – значит, не любит

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти. Подробности...
        Обсуждение: 57 комментариев

        Главный панк России против торжествующего либерализма

        Антон Крылов, журналист
        35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб». Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев

        Без штампа в паспорте о браке нет будущего

        Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
        Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством. Подробности...
        Обсуждение: 261 комментарий

        Коллективные письма – это смесь цинизма с идеализмом

        Максим Соколов, публицист
        Люди солидные, авторитетные и ничуть не охранители не удостоили своей подписью воззвание относительно проф. Гусейнова. Можно догадываться, чего им это стоило: либеральный террор – дело вполне серьезное, и человек, уклоняющийся от борьбы, сильно рискует. Подробности...
        Обсуждение: 63 комментария

        Зачем и куда разводят войска в Донбассе

        Дмитрий Юрьев, политолог
        Любая попытка сдать народные республики Донбасса Украине гарантированно приведет к гуманитарной катастрофе. Но наших донецких и луганских братьев можно успокоить – «развести» Россию (вместо войск) никому не удастся. Подробности...
        Обсуждение: 15 комментариев

        Не надо всюду видеть одну сплошную Украину

        Евгений Примаков, Депутат Государственной думы, генеральный директор АНО "Русская гуманитарная миссия"
        Постоянное битье себя пяткой в грудь, разрывание рубахи и крики «держите меня семеро, сейчас наши танки вот-вот и все!» – это проблема для нашей внешней политики. Потому что разогревает общественное мнение, когда нужно сохранять голову холодной. Подробности...
        Обсуждение: 25 комментариев

        Кто и как создает «русские досье»

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Лондонскому шпиону Стилу можно позавидовать – после стольких конфузов он все еще в цене. С другой стороны – на его месте надо быть осторожным, учитывая судьбу основателя «Белых касок» Ле Мезюрье. Тот тоже долго был полезен глобальному начальству. Подробности...

        Табу на разговоры о смерти мешают жить

        Святослав Шевченко, Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии
        Нам всем нужно лечиться от равнодушия. И начинать с малого – внимательности к ближнему. Ближний – это тот, кто сейчас находится рядом с нами. Возможно, именно в этот момент человек нуждается в поддержке или просто добром слове. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............