Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/opinions/2018/4/10/916804.html

Кенигсберг – наш заслуженный трофей

   10 апреля 2018, 14::00
Фото: Дмитрий Чернов/РИА Новости

У нас есть улицы Вагнера, Шиллера, Генделя, памятник Шиллеру, могила Канта. Но есть у нас и улица 9 апреля, причем в самом центре. Туристы спрашивают: а что такое было в этот день? Каждый местный житель им может ответить.

9 апреля исполнилось 73 года со дня падения Кенигсберга. Это событие тогда было предвестием полной победы. Ровно через месяц, 9 мая, капитулирует вся Германия, а пока сдалась только столица Восточной Пруссии.

Этот штурм вошел в военные учебники как образец – считавшийся неприступным город-крепость был взят всего за трое суток. Штурм начался 6-го числа, а уже 9-го комендант города генерал Отто фон Ляш велел прекратить огонь и поднять белые флаги.

Кенигсберг еще в середине XIX века был опоясан несколькими линиями обороны – крепостными стенами, фортами и рвами. Считалось, что взять их невозможно. Толщина стен в фортах достигала 1–2 метров. То есть и в середине XX века пробить было невозможно, даже прямой наводкой. Город слыл неприступным. Каждый дом был превращен в отдельную крепость.

Гарнизон специально формировали в основном из местных солдат, чтобы укрепить волю к сопротивлению. Немцы мечтали повторить успех начала Первой мировой, когда вошедшие в Восточную Пруссию две русские армии были полностью разгромлены. Генерал Ляш потом писал в мемуарах: он был уверен, что город сможет сражаться многие месяцы.

Вспомните, сколько держался в блокаде Ленинград, который, кстати, пытался взять тот же самый фон Ляш, – и так и не сдался. Сколько дней держалась в полном окружении Брестская крепость, сколько дней держались в обороне Смоленск и Сталинград. К Москве немцы подошли на 24 километра, но взять так и не смогли. Гитлеровская пропаганда в канун штурма Кенигсберга как раз и начала от безысходности взывать к советскому опыту, напоминая своим солдатам, как Севастополь дрался в окружении девять месяцев.

На что советские политруки ответили: мы обороняли Севастополь 250 дней, а взяли – за четыре. Кенигсберг в итоге – за три.

Конечно, много наших воинов отдали свою жизнь при штурме. Например, знаменитый 5-й форт брали врукопашную, потому что ни артиллерия, ни авиация не могли пробить его метровые стены. Многие из наших солдат получили за взятие Кенигсберга звания Героев Советского Союза, ордена и медали.

Узнав о падении Кенигсберга, Гитлер приказал бросить жену и детей фон Ляша в тюрьму, а самого коменданта заочно приговорил к казни.

Что касается победителей, то они обошлись с фон Ляшем относительно благородно – бывший комендант отсидел в Воркуте 10 лет, а затем был отпущен доживать свой век на пенсии в Западную Германию. Победители могут позволить себе быть снисходительными.

И вот теперь гербы 22 муниципалитетов Калининградской области совпадают с гербами немецкого времени. Пусть не нацистского, но немецкого, то есть догитлеровского, но это не имеет большого значения. Герб в любом случае несет определенный дух, государственную символику, он является воплощением чуждой для России политической традиции – и это необходимо исправить. На вид безобидные тевтонские кресты были нанесены на самолеты «Торнадо», которые еще не так давно бомбили Югославию.

А культурная, историческая память о немецком прошлом Калининграда в городе сохраняется. Есть улицы Вагнера, Шиллера. Есть улица Генделя – и на ней стоит здание местной ФСБ. Сохранили мы памятник Шиллеру, восстановили могилу Канта, другие памятники, храмы, органные залы. Культурное наследие мы чтим и сохраняем, и ни у кого не вызывает это вопросов. Потому что мы – великая благородная нация. Только сильные народы могут позволить себе великодушие к поверженному противнику.

#{author}Но есть у нас и улица 9 апреля, причем в самом центре. Туристы спрашивают: а что такое было в этот день? Каждый местный житель им может ответить.

Для нас 9 апреля – это почти что 9 мая. Кенигсберг, нынешний Калининград – наш заслуженный трофей, и политический, и военный.

Мы не допустим возрождения нацизма в Европе ни при каких обстоятельствах. Мы дадим отпор, даже если он пытается поднять голову в соседних с нами странах. Пусть там помнят уроки прошлого.

Те, кто пытается сейчас разжечь огонь войны, пусть тоже не забывают, как за считанные дни сдавались их города под напором российской армии.