22 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 15:41  |  vz.ru
Разделы

Тотальный либерализм добрался до классического искусства

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Гоген был слишком гетеро, слишком белый, слишком привилегированно-нищий. И таких Гогенов – тыщи, куда ни плюнь. Слюны не наберешь на все ваши обители зла – национальные галереи в каждой стране, забитые идейно вредными картинками, которые намалевали похотливые белые мужики. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

С географией можно спорить

Максим Соколов, публицист
Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

От Минздрава не зависит продолжительность жизни

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

    Tesla представила футуристический пикап Cybertruck

    Глава Tesla Илон Маск представил Cybertruck – мощный футуристический пикап, который позволит компании побороться за самый популярный в США сегмент автомобилей. Дизайн машины был вдохновлен фильмом Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» 1982 года
    Подробности...

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин предупредил о серьезных мировых угрозах

        Главная тема


        «Северный поток – 2» вывел «борцов с Путиным» на чистую воду

        изменения медосмотра


        Одобрившая новые правила получения справок для водителей врач рассказала о повышении

        ближний восток


        Эксперт объяснил провал сирийской ПРО при отражении атаки Израиля

        «Для большего хайпа»


        «Мисс Беларусь» отреагировала на статью The Times о романе с Лукашенко

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        ужасающая статистика


        До Европы дошел масштаб совершаемых мигрантами преступлений

        сортирные аргументы


        Антироссийская пропаганда сконцентрировалась на унитазах

        социальные сети


        Борьба с хамством чиновников дошла до «перегибов»

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?


        Зачем нужна правда о потерях в Великой Отечественной войне?

        Андрей Рудалёв, публицист, литературный критик
           8 мая 2017, 10:00
        Фото: личный архив

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Всем известна набившая оскомину фраза про ложь, наглую ложь и статистику. А все потому, что цифры – оружие спекуляции. В последнее время целые спекулятивные фронты развернулись по двум основным историческим направлениям: потери Советского Союза в Великой Отечественной войне и количество жертв репрессий.

        «Правда необходима и для разделения героев и предателей, которые оказались вписанными в общий ряд»

        Мертвые не отвечают. В пропагандистских бухгалтериях их суммируют, прибавляют и пасуют, руководствуясь исключительно благими намерениями. С одной стороны, большие цифры поражают воображение, а с другой – внушают комплекс вины и неполноценности, форматируют историю.

        Так, чем дальше от события, тем больше росли оценки потерь СССР в Великой Отечественной войне.

        Во времена Союза общество практически свыклось с гигантской цифрой – 20 миллионов. Но дальше объяснили, что все кругом было неправдой и большевики скрывали реальные потери. Определенный консенсус был достигнут 27 миллионами, о которых сказал в свое время Горбачев, но с уточнением, что это далеко не окончательный вердикт.

        Буквально недавно, будто из рукава фокусника вытащили новую цифру потерь – 42 миллиона. Стратегия на увеличение якобы должна заслуживать доверие. Логика проста: раньше скрывали правду, и вот она постепенно просачивается.

        Эту «уточненную» цифру в интервью «Новой газете» комментировал «историк» Борис Соколов. Надо полагать, что это тоже промежуточный итог, дальше будет больше, а значит «правдивее».

        Для чего это делается? Чтобы показать масштабы трагедии? Едва ли, ведь и советский консенсус в виде 20 миллионов – это запредельная цифра.

        Ответ напрашивается простой: нужна иллюстрация для идеологических клише о Великой войне. Таких, как тезис о безграмотном руководстве, приведшем к огромным жертвам и утверждению, что победили, закидав трупами, то есть не умением, а выкладывали дорогу к победе телами своих граждан.

        Помните эпизод из фильма Никиты Михалкова, где красноармейцы идут в атаку с березовыми кольями? Вот как-то так. 

        Преступный режим, мало чем отличимый от гитлеровского, не считается с жизнями людей, они для него – винтики или летящие в разные стороны щепки – это основной постулат, через призму которого нам стали рассказывать историю Великой Отечественной. В истерике доходили и до того, что победителей называли «сталинскими рабами».

        Екатеринбургский историк Сергей Беляков опубликовал в журнале «Новый мир» (2017, № 2) совершенно неангажированное и блестящее исследование «Военная тайна» с подзаголовком «Можно ли подсчитать потери Советского Союза в Великой Отечественной войне?»

        Мифы и правда о Великой Отечественной
        Мифы и правда о Великой Отечественной
        По мнению исследователя, потери в войне не могут быть больше 19,5 миллиона человек, а в реальности, судя по всему, составили порядка 13–16 миллионов. «Точнее ответить вряд ли возможно», – заключает Беляков.

        Во-первых, исследователь подвергает критике данные о численности населения страны на начало войны, которые служат основой для многих демографических подсчетов.

        По его словам, довоенный Союз – «страна на колесах», что крайне мешало точности подсчета. Были и определенные основания для завышения, чтобы показать рост численности как признак приближающегося благоденствия.

        Обозначены вопросы по количеству военнопленных, кто из них не вернулся обратно в страну, а эмигрировал, или кто вернулся, числился пропавшим без вести, а потом повторно был призван на фронт.

        Вызывает вопросы и соотношение военных и гражданских потерь, которые оцениваются 1:3, отсюда и закономерное сомнение: находиться на оккупированной территории было в три раза опаснее, чем на передовой? Разве такое возможно?

        Это же касается и количества не вернувшихся граждан Союза, вывезенных на работы в Германию. Возникает вопрос: под каким знаменем воевали? Получается, что все жители СССР как один сражались против фашистской Германии и ее союзников, а это не так. Можно ли записывать в списки потерь предателей, коллаборационистов, бандеровцев, «лесных братьев»?

        «Почему-то никто не задавался вопросом: а в потерях какой армии и какой страны учтены погибшие солдаты РОА и партизаны из отрядов УПА*?», – спрашивает Беляков. Приводит пример, как в Крыму местные жители сожгли красноармейцев-разведчиков. Те, которые сжигали, – это тоже наши потери?

        Еще раз подчеркнем: вопросы Белякова здравые и убедительные, его критика практики подсчетов потерь страны лишена какого-либо политического окраса.

        По большому счету, эти выводы можно назвать сенсацией, они лишают почвы многочисленные истерики и спекуляции. Это уже совершенно иной вектор, направленный на исторический реализм, на историческую правду, избавленную от инерции магии запредельных цифр и их манипуляции.

        В итоге мы возвращаемся к тому, откуда пришли – к «брежневским» 20 миллионам, только они являются не точкой отсчета, а максимальной цифрой, выше которой – спекуляции и демагогия.

        Эта правда в арифметике жертв войны необычайно важна в контексте недопущения переписывания ее истории, акценте на бесталанном руководстве, цене человеческой личности, которая, как нас настойчиво убеждали, не стоила и медного гроша.

        Правда необходима и для разделения героев и предателей, которые оказались вписанными в общий ряд жертв.

        Все манипуляции призваны подвести аудиторию к вопросу о цене Победы и утверждению о том, что без пакта Молотова–Риббентропа войны бы и не было... Однако вся эта логическая линия рассуждений существует не сама по себе, а в еще более широком контексте.

        Речь идет о тезисе о преступности советского периода истории страны. Его синоним – смерть. Абсолютный Мордор.

        И здесь, симметрично с возгонкой цифр военных потерь, выстраивается и громада цифр жертв сталинских репрессий.

        Как и в случае с потерями в Великой войне, используется такой же принцип пропагандистской гиперболизации. В сознании людей укоренилось, например, восприятие сталинского периода как жесточайшей мясорубки, происходившей без каких-либо причин (нас убедили, что жертвы – безвинны).

        В этом случае, как правило, доходят до совершенно фантастических цифр. Когда возникали сомнения в их правдивости, то заверяют, что зло невозможно измерить количеством и употреблять такие сравнительные категории, как много или мало.

        К примеру, как-то литератор Сергей Минаев потребовал «прекратить наконец этот вредный треп, сколько у нас было наших мертвых – 649 243 человека или 1 500 000 или 10 миллионов».

        На самом деле, есть ли разница? Но когда из рукава вытаскивали жуткие миллионы, разница имелась. Когда же арифметическая эйфория улеглась, любые сомнения в правоте демонических цифр воспринимаются уже оправданием самих репрессий...

        Так что же делать с разницей между полюсами: 649 243 человека или 10 миллионов? Это конкретные люди или цифры в логике манипуляции, расходный материал для аргументации своей идеологии?

        Этим людям, которые составляют разницу, необходима историческая справедливость или это наши «мертвые души» в грандиозной чичиковской афере?..

        Во все этом есть определенная инерция, набор привычек, из которых складывается удобный образ мира.

        В свое время председатель «Мемориала» Арсений Рогинский выступил с докладом «о молчании историка». Он говорил о выборе, который лично ему однажды необходимо было сделать.

        С одной стороны – устоявшееся мнение об огромных цифрах «советского террора», где счет идет на многие десятки миллионов. А с другой – собственные подсчеты, основанные на объективных данных: «с 1921 по 1987 год органами безопасности было арестовано 7 миллионов 100 тысяч человек».

        И как быть с этими объективными данными, когда идет общий эмоциональный вектор стратегии на гиперболизацию? Правильно, не идти против течения и дальше продолжать свою деятельность по обличению «советского террора».

        Такой вот консенсус с общественным мнением.

        Почему так? Почему мы смотрим на историю с позиций классицистической расстановки «плохой–хороший» и если ставим клеймо, то от него ни шагу назад? Почему накрутка миллионов – это «попытка восстановить историческую справедливость» и «отыскать правду»? А слово о том, что количество жертв преувеличивалось и не все жертвы были безвинны, – это «оправдание крови», это ад и «танцы на костях»?

        Или образы тотальной мясорубки, вызванной паранойей, установившиеся в нашей голове, становятся догмами, от которых мы не может отступить и о которых невозможно критически помыслить?

        Пример таких исследователей, как Сергей Беляков, показывает, что есть альтернатива исследовательской нечистоплотности, ангажированности и конформизму. Он не подгоняет под нужный результат, не прописывает удобную версию, а через вопросы подходит к нашей правде. Теперь необходимо, чтобы эта правда стала достоянием общества.

        * Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Тотальный либерализм добрался до классического искусства

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Гоген был слишком гетеро, слишком белый, слишком привилегированно-нищий. И таких Гогенов – тыщи, куда ни плюнь. Слюны не наберешь на все ваши обители зла – национальные галереи в каждой стране, забитые идейно вредными картинками, которые намалевали похотливые белые мужики. Подробности...

        С географией можно спорить

        Максим Соколов, публицист
        Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...
        Обсуждение: 23 комментария

        От Минздрава не зависит продолжительность жизни

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
        Обсуждение: 47 комментариев

        Человечество бьется в экологической истерике

        Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
        Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Европа и Украина разочарованы друг в друге

        Глеб Простаков, журналист
        21 ноября Украина буднично празднует шестую годовщину Евромайдана. Спустя шесть лет после этого события число граждан, считающих, что страна движется в неправильном направлении, продолжает расти. Подробности...
        Обсуждение: 12 комментариев

        Турецкие проблемы стали и российскими

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Москва вновь пытается спасти Эрдогана. На этот раз тем, что удерживает его от политического самоубийства в Сирии. Причем Кремль тут отнюдь не альтруист – спасая Турцию, он спасает и российский интерес. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Остается один вопрос: чем является уступка Москвы европейским партнерам? Просто личной любезностью Путина по отношению к Меркель и Макрону, или же можно рассчитывать на возврат долга? Подробности...
        Обсуждение: 32 комментария

        Как обустроить вандалов

        Николай Гурьянов, журналист
        Судьбу граффити должны решать не коммунальщики, не чиновники, не коммерческие структуры, а местная гражданская община посредством некоего органа самоуправления. Иначе все будет, как сейчас: талантливые граффити закрашивают, некрасивые – наносят. Подробности...
        Обсуждение: 26 комментариев

        Русским не хватает любви к жизни

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...
        Обсуждение: 56 комментариев

        Хлеб и оружие можно отнять у других

        Герман Садулаев, писатель, публицист
        Наша повседневная жизнь наполнена ритуалами, которые мы не распознаем, пока не утратим. И они не менее важны для самосохранения индивида и целого народа, чем хлеб и оружие. Я рискну предположить даже, что более. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............