Взгляд
27 января, четверг  |  Последнее обновление — 19:11  |  vz.ru
Разделы

Россия стала объектом международного газлайтинга

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
Разговор о смерти дипломатии, к сожалению, приобретает практический смысл. Уж если британцы свой легендарный Форин Офис используют как сливной бачок, то что же делать другим странам? Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Школьные уроки истории хотят деевропеизировать

Михаил Диунов
Михаил Диунов, кандидат исторических наук, публицист
Какой в этом прок, если школьники не будут знать, как образовалось национальное русское государство или какие реформы проводили Петр I и Александр II. Не кажется ли авторам новой концепции, что русская история несколько важнее истории стран Азии и Африки? Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

«Омикрон» – это детская версия ковида

Алексей Федоров
Алексей Федоров, кардиохирург
Деликатный вопрос детской вакцинации: стал бы я теперь вакцинировать детей от ковида? Посмотрев, как болел сын – скорее, нет. Посмотрев, как болела дочь – скорее, да. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Аэромобиль AirCar получил разрешение на полеты в Евросоюзе

Словацкая компания Klein Vision завершила сертификацию в ЕС летной годности своего первого аэромобиля AirCar и может приступать к массовому производству новинки. Особенностью автомобиля являются складывающиеся крылья, которые позволяют ему передвигаться не только по дорогам, но и по воздуху
Подробности...

Британия с помощью авиации завозит тонны оружия на Украину

Накануне на Украину прибыла очередная партия международной технической помощи от Великобритании. В этот раз ВС Украины были предоставлены новые легкие противотанковые средства. Стороны указывают на исключительно оборонительное предназначение оружия
Подробности...

Обвиняемый в терроризме Порошенко вернулся в Киев

Экс-президент Украины Петр Порошенко вернулся в Киев из-за границы. Ожидалось, что бывший глава государства, которого подозревают в госизмене, будет арестован прямо в аэропорту. Но Порошенко прошел через погранкордоны, хотя и не без инцидентов
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: СМИ сообщили о применении минометов и гранатометов на границе Таджикистана с Киргизией

    Главная тема


    Россию просят спасти еще одну страну в Африке

    штаммы COVID-19


    В центре Гамалеи предупредили о новых мутациях вируса после «омикрона»

    пособник нацистов


    Верка Сердючка спела песню про Бандеру на передаче для российского канала

    телевизионное шоу


    Подопечную Пелагеи на детском «Голосе» заподозрили в лжеминировании вуза

    Видео

    война на украине


    Военную помощь Донбассу сдерживает «Минск»

    замена российского газа


    Действия США в Европе провоцируют жесточайший энергетический кризис

    Спутниковые снимки


    Как западная разведка врет руководству США о «российском вторжении»

    киевская пропаганда


    Как украинцев настраивают на «битву с Россией»

    «Украине нет места в НАТО»


    Определен главный русофил среди президентов Евросоюза

    массовое отключение


    Владимир Прохватилов: От блэкаутов Центральную Азию может спасти только Россия

    Онлайн-челлендж


    Александр Малькевич: Ради хайпа и лайка толкают на смерть

    решительное отступление


    Тимофей Бордачёв: США устроили панику накануне отступления в Европе

    на ваш взгляд


    Планируете ли вы привить своих детей вакциной «Спутник М» для подростков в возрасте от 12 до 17 лет?
    Татьяна Шабаева

    Это сладкое слово – «донос»

    Татьяна Шабаева
    журналист, переводчик
    2 августа 2016, 16:30

    25 июня 2014 года я была на заседании Московской предметной комиссии по литературе. Это было мероприятие, посвященное неожиданному спаду успехов московских школьников на ЕГЭ по литературе, а я всего за месяц до того стала редактором приложения «Словесник» в «Литературной газете».

    Если на мое слово «донесли» – значит, его опасаются

    На том заседании отлично выступила учитель знаменитой 57-й школы Надежда Ароновна Шапиро. Она сказала: если к детям на ЕГЭ сейчас предъявляются строгие требования – то и проверяющие должны предъявлять к себе строгие требования.

    Я была с этим полностью согласна. Когда все действо завершилось, я подошла к ней на улице и сказала:

    – Надежда Ароновна, здравствуйте. Я из приложения «Литературной газеты» «Словесник»...

    Она прервала меня:

    – Ой, нет-нет-нет...

    И ушла.

    Я была в недоумении. Я последовала за ней и продолжила:

    – Мне очень понравилось, как вы говорили о том, что если к детям предъявляются строгие требования, то справедливо требовать того же от проверяющих... Не могли бы вы написать для нас...

    И на это она ответила:

    – Я один раз написала для «Словесника», и мои друзья сказали мне: что ты сделала, это ведь «Литературная газета», это ведь такой ужас, мы теперь не сможем тебя прочитать!

    Меня как обухом по голове ударили. Я не могла представить, чтобы я сказала своему другу, если бы его позвали, например, на неуважаемый мною Первый канал, что теперь не смогу его посмотреть. И я выдавила из себя только одно:

    – А… вам не кажется, что это некрасиво?

    И она ответила:

    – Ой, нет, я потом поняла, что они были правы, я почитала какие-то две заметки из вашей газеты, и это был ужас.

    Вести себя так, будто Сталин есть, когда Сталина давно нет, – это так сладко (фото: РИА Новости)

    Вести себя так, будто Сталин есть, когда Сталина давно нет, – это так сладко (фото: РИА «Новости»)

    И она заспешила прочь от меня по Комсомольскому проспекту. А я еще долго стояла там и, не выдержав разочарования, заплакала.

    Конечно, это было очень глупо: мне к тому времени уже стукнул тридцатник, и я уже прочла «Красные бокалы» Сарнова… я все это в теории знала: возьмемся за руки, друзья, узкий круг, рукопожатность, хорошие лица… Я просто еще никогда не видела это вот так близко – не в книге, не в интернете – в реальной жизни.

    Фото: facebook.com/tatiana.shabaeva

    Вот уже тридцать лет, как мы живем в государстве, где есть свобода слова. Любой, желающий сказать, может сказать – не в одном СМИ, так в другом. Мы дожили уже и до того, что начались поползновения ограничивать свободу слова. Правда и то, что по охвату аудитории СМИ далеко не равновесны, и это важно. Но давайте говорить откровенно: как мы использовали эти тридцать лет?

    Разве мы стали лучше слышать и понимать друг друга – а для чего еще может быть нужна свобода слова? Для эксгибиционизма?

    Нет. Нет. Все тот же узкий круг, тот же котел единомышленников, в котором варятся, «обмениваясь мнениями», все одни и те же. И на том московском заседании тоже была она – тотальная неготовность московских учителей-словесников услышать друг друга, над которой воспарил торжествующий глава департамента образования Исаак Калина.

    Но есть одна волна, которая жадно выхватывается из чужого эфира.

    Это сладкое слово – донос.

    Если на мое слово «донесли» – значит, его опасаются, а это значит, что мое существование как человека, произносящего слова, имеет смысл. И это тем более прекрасно, что на деле я ничем особенным не рискую.

    Я уже писала об этом: вести себя так, будто Сталин есть, когда Сталина давно нет, – это так сладко.

    И нужна самая малость: заявить, что оппонент не просто выражает свое мнение – он именно «доносит».

    В концентрированном виде идею доноса как ответа недавно выразила Ирина Лукьянова в «Новой газете». В этой окрошке примеров того, что, по ее мнению, является доносом, есть и моя статья «Жизнь после литературы».

    Лукьянова пишет:

    «В прошлом году я забанила в «Фейсбуке» одну журналистку, которая постоянно искала повода обвинить меня в русофобии; журналистка продолжала пристально следить за тем, что пишу я и некоторые мои коллеги, и наконец на основании своего анализа наших записей в соцсетях печатно обвинила «продвинутых московских словесников» в слишком большом интересе к делу Надежды Савченко при полном равнодушии к ситуации с русским языком в национальных республиках. Почему не к вымиранию редких видов, не к голоду в Африке, не к в войне в Сирии, не к чему-нибудь другому?»

    К сожалению, в одном этом маленьком абзаце намешано очень много вранья, включая ошибку в трех единственных закавыченных словах.

    Начать с того, что Лукьянова забанила меня в «Фейсбуке» не в прошлом, а в 2013 году. В ее ленте я к этому времени появилась второй раз, и в тот последний раз речь шла о Гоголе.

    Можно ли сказать о том разговоре, что я «искала повода обвинить в русофобии», – честно говоря, я не помню конкретных формулировок. Уверена, что не помнит их и Лукьянова, просто надо же было что-то придумать.

    Почему Лукьянова поняла, что она лично имеет отношение к моей статье, ведь в статье не было ее фамилии? Поняла она это только потому, что одна из дружественных ей коллег пришла ко мне в фейсбучную ленту и несколько раз попросила конкретизировать. Уступая ее настояниям, я конкретизировала. Такой вот получился донос.

    Кстати, коллега уверила, что сама никого не банит, но тут же повела речь про «древнейшую профессию» и тоже меня забанила. Но мы отвлеклись.

    Захар Прилепин, с которым Лукьянова по неразумению своему связала мое выступление (не имея понятия, что с Захаром мы спорили несравненно больше и ожесточеннее, чем с нею), написал ей ответ в том духе, что речь вовсе не о «равнодушии к ситуации с русским языком в национальных республиках», а об убийствах, которые производят ВСУ в Донбассе.

    Захар, спасибо, но это неверно.

    Я писала репортажи из Крыма, Луганска, Донецка, Киева. Я по-прежнему считаю нерешенную проблему Донбасса самой больной, какая прямо сейчас есть у России.

    Но в тот конкретный мартовский день я написала не о ВСУ, а именно то, что написала: о равнодушии московских прогрессивных (правда, я уже не очень понимаю, что это такое) словесников к преподаванию русского языка в республиках, где проживают «титульные» национальности.

    Не к голоду в Африке, Ирина Лукьянова, и не к войне в Сирии – а к русскому языку в нерусских республиках. Отчего-то мне казалось, что эта проблема должна интересовать московских словесников. Реакция учителя словесности Лукьяновой, поставившей эту проблему в один ряд с Африкой, показала: нет, не должна.

    Где-то это реакция понятна.

    Но так получилось, что, будучи сама родом из Татарии, я хожу на собрания, где преподаватели филфаков из, условно, «нацреспублик» снова и снова рассказывают о своих затруднениях. И о том, как исчезающе мало помогает им федеральный центр.

    Так, на майском съезде Общества русской словесности я слушала Татьяну Петровну Млечко, ректора Славянского университета Республики Молдова – о том, в частности, как мало желающих приехать к ним из России преподавать русский язык.

    Да ну, скажете вы. Это ж Молдавия – не Россия. Какое нам дело до русского языка в Молдавии, правда? Быть может, вы не скажете.

    Но снова и снова, бывая на круглых столах, я слышу, как московские филологи объясняют проседание позиций русского языка в бывших советских республиках «естественным течением вещей», в которое и вмешиваться-то грешно.

    На том же съезде было тревожное выступление преподавателя из Северо-Кавказского федерального университета, которое ушло в проброс, потонуло в десятках других. Потом до меня дошли вести об упразднении бюджетной магистратуры по русской филологии в Казани…

    Это все – «естественное течение вещей»?

    Нет, это то самое течение вещей, при котором Украина и Молдавия стали не Россией. Это то течение вещей, при котором возникли Приднестровье и Донбасс. Так бывает, когда становится слишком поздно.

    Мы, формулирующие люди, живем в пору, когда у нас все вроде бы есть. Нас не хватают за слова – нам за них даже платят гонорары. Иногда нас, правда, смещают с должности и отказывают от места – но в столице, где много возможностей, и это пока что выносимо. Так жить, прямо скажем, скушновато.

    Можно подумать, что в твоих словах нет никакого смысла: вот один сказал, что хотел, другой, пятый, десятый… А как же самиздат на папиросной бумаге, и дрожащие пальцы, и листки под матрасом, и опасливый шепот на ушко? Ничего этого нет. Всем просто плевать.

    А отвечать оппоненту по существу, слушать оппонента, не друга из своего круга, а такого, неприятного человечка – это трудно.

    И вот тогда – если доноса нет – его надо придумать.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •