Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/opinions/2015/3/5/732492.html

Ипотека в валюте была вынужденной мерой

   5 марта 2015, 07::57
Фото: из личного архива

Обвинять валютных заемщиков в глупости нет смысла: они приносили в банки справки о доходах в рублях, а им массово выдавали кредиты только в долларах и евро, и ЦБ смотрел на это сквозь пальцы.

Газета ВЗГЛЯД публикует ответ валютного заемщика Людмилы Есиповой журналисту Дмитрию Соколову-Митричу. Автор развенчивает мифы о проблемах, с которыми столкнулись люди, взявшие ипотеку в иностранной валюте.

Ваша личная история, Дмитрий, не вызывает у меня ни малейшего доверия:

«За полтора года до экономического кризиса 2008 года мы с женой взяли ипотечный кредит в сумме 80 тысяч долларов, чтобы купить квартиру, в которой теперь живем. Предпочесть валюту рублю считалось тогда делом вполне естественным. Зеленый стоил 23,5 рубля. В конце 2008-го доллар стоил уже 35 рублей».

Кризис начался в августе 2008 года, значит, кредит Вы брали в начале 2007 года. На сайте ЦБ несложно проверить, что курс доллара до марта 2007 года был выше 26 рублей за доллар, а максимальный курс в декабре 2008 года составил на 29 число 29,33 рубля за доллар (это самый высокий курс вообще за 2008 год).

Кроме того, в 2007 году двухкомнатная квартира в 60 кв. м на окраине Москвы обходилась примерно в 180 тысяч долларов. За 80 тысяч долларов в те времена нельзя было купить даже собачью конуру, не говоря уже о квартире.

Если автор искажает фактические данные и вводит читателей в заблуждение даже в вопросе курса доллара и стоимости квартиры, возникает вопрос: можно ли вообще относиться серьезно к его умозаключениям по данному вопросу?

Деление ипотечников на рублевых и валютных – совершенно надуманное. Ипотечники – это, прежде всего, люди, которые не встали в очередь на улучшение жилищных условий и не требуют от государства бесплатную жилплощадь. Это средний класс налогоплательщиков, которые готовы приобрести свое жилье на заработанные деньги. Нувориши, покупая элитное жилье, ипотеку не оформляют. И этих людей у Вас поворачивается язык называть «нытиками»? Кстати, во времена многоуважаемых (без иронии) выносливых стариков квартиры предоставлялись государством бесплатно.

Во всем мире ипотечные программы являются социально-ориентированными и поддерживаются государством, т.к. это единственный доступный способ среднестатистическому гражданину обзавестись собственным жильем. Ставка по таким кредитам обычно не превышает 5–6%, т.к. они предполагают наличие залога и банки ничем особенно не рискуют.

Миф о том, что ставка по валютным кредитам была значительно ниже ставки по рублевым, и валютные ипотечники сознательно пошли на этот риск, желая сэкономить, не выдерживает никакой критики. Да, ставка по валютным кредитам в 2007–2008 гг. была в среднем меньше на 1,5–2%, чем по рублевым.

Обвинять валютных заемщиков в глупости нет смысла: они приносили в банки справки о доходах в рублях, а им массово выдавали кредиты только в долларах и евро (Фото: Павел Смертин/ТАСС)

Обвинять валютных заемщиков в глупости нет смысла: они приносили в банки справки о доходах в рублях, а им массово выдавали кредиты только в долларах и евро (Фото: Павел Смертин/ТАСС)

Я знаю о ставках не понаслышке: согласно моему кредитному договору, заключенному до кризиса 2008 года, ставка зафиксирована на уровне 12% годовых в долларах США, а эффективная ставка, включающая все комиссии, страховки и прочие поборы банка, составляет 15,96% (кроме того, не стоит забывать о расходах на конвертацию валюты). В первой половине 2014 года средняя ставка по рублевой ипотеке составила 12,2%.

О какой существенной выгоде в ставке у валютных ипотечников здесь можно говорить? Создается ощущение, что дезинформация о разнице между ставкой в валюте и в рублях распространяется намеренно, чтобы вызвать раздор между валютными и рублевыми ипотечниками. Мол, были умные, которые взяли в рублях, а валютную ипотеку взяли «либо инфантилы, либо авантюристы, либо патологические скупердяи».

Кроме того, после девальвации рубля 2008 года выгоду в 1,5–2% годовых из-за разницы между ставкой в рублях и ставкой в валюте мы, валютные ипотечники, оплатили уже с лихвой и не жаловались. Но сейчас ситуация стала совсем критической, поэтому люди вынуждены привлекать внимание к своей проблеме.

Теперь валютные ипотечники должны платить в рублях в два-три раза больше, чем при подписании кредитного договора. Если ипотека выдавалась, когда платеж не превышал 30–40% от месячного заработка, то при нынешней девальвации ежемесячный платеж уже превышает месячный доход многих семей.

Но самое главное в том, что люди выбирали ипотеку в валюте вовсе не из-за большой любви к «зеленым», а потому что банки почему-то при одном и том же рублевом доходе не одобряли ипотечные кредиты в рублях и при этом одобряли высокорисковые в валюте. Есть те, кому выдали кредиты в так называемых «экзотических валютах»: в йенах и в швейцарских франках.

Вы думаете, люди настолько объелись суши, что сознательно выбрали йену в качестве валюты кредита? Я думаю, что реальная причина, по которой валютная ипотека получила такое распространение, заключается в том, что до кризиса 2008 года банки имели доступ к дешевым «длинным» валютным кредитам, преимущественно в долларах и евро.

Ставка по таким кредитам для банков была примерно 2–3%. В то же время наш ЦБ мог предложить банкам только рублевое финансирование под ставку рефинансирования, т.е. примерно 8% годовых. Ипотека в валюте выдавалась под 10–12% (это при том, что в других странах ипотечные кредиты в тех же самых долларах и евро выдаются под 5–6%), а в рублях – под 11–13%.

Получается, у банков был выбор – зарабатывать порядка 8% прибыли в валюте или 5% в рублях. Как Вы думаете, что они выбирали? Возможно, причина именно в этом, а не в патологический жадности, финансовой безграмотности и недальновидности валютных ипотечников.

Нужно иметь совсем извращенное сознание, чтобы обвинять людей, намыкавшихся по съемным квартирам, в желании приобрести собственное жилье, при этом переплатив из-за процентов полторы-две стоимости квартиры.

Валютные заемщики приносили в банки справки о доходах в рублях, а им массово выдавали кредиты в долларах и евро, и ЦБ смотрел на это сквозь пальцы и на протяжении многих лет заверял население в стабильности рубля. Уж кому как не банкам, профессионалам на финансовом рынке, не понимать того, что при девальвации рубля начнутся массовые дефолты?

Почему вообще такой банковский продукт, как валютная ипотека, существовал на рынке? Ведь граждан РФ, которые получают легальный доход в валюте, единицы. Разве это не государство и ЦБ в частности должны следить за правилами игры на рынке? Давайте признаем честно, что валютная ипотека – это некачественный банковский продукт, которого попросту не должно было быть на рынке, и виноваты в этом явно не заемщики.

По законодательству многих стран, в том числе и России, априори считается, что банк, финансовая корпорация с целым штатом юристов и финансистов, и частное лицо не могут являться равноправными участниками сделки. Почему-то Соколов-Митрич считает, что нас нужно строго наказать в виде лишения единственного жилища и выселить на улицу вместе с малолетними детьми и родителями-пенсионерами.

А давайте лучше накажем банки и их менеджеров, чтобы им в следующий раз было невыгодно «впаривать» людям обязательства, по которым они заведомо не смогут рассчитаться. Разве это не будет полезным сигналом обществу?

Валютная ипотека в портфеле банков – не единственный продукт, если по отдельным продуктам прибыль будет меньше запланированной или ее вообще не будет, это не приведет к банкротству банков. Только не нужно рассказывать про вкладчиков, которые пострадают: ипотека, выдаваемая на 15–25 лет, не финансируется из вкладов населения. На карту поставлено единственное жилье ипотечников с семьями и бонусы банкиров.

Валютные ипотечники не просят компенсировать им затраты из государственного бюджета, они просят ограничить аппетиты банков. В 2015 году было принято решение о докапитализации банков на 830 млрд рублей, на что пойдут эти средства?

Дело в том, что сейчас, даже если мы «положим ключи на стол банку», как советует Дмитрий, это не разрешит ситуацию. Из-за многократной девальвации рубля стоимость квартир в валюте снизилась настолько, что долг теперь превышает стоимость заложенных банкам квартир, несмотря на внесение первоначального взноса (а многие для его внесения продавали имеющиеся метры и вносили материнский капитал!) и платежей на протяжении шести-восьми лет.

Кредитные договоры составлены таким образом, что человек выплачивает банку сначала проценты, а уж потом начинает погашать собственно само тело кредита. Из-за несовершенства нашего закона «Об ипотеке» получается, что ипотечник отвечает всем своим имуществом по кредиту.

Это немыслимо: даже, например, бизнесмен – учредитель ООО несет ответственность исключительно в рамках своего учредительного взноса. Ипотека не должна превращаться в игру на бирже или казино. Это явный пробел в законодательстве, когда подписание ипотечного договора может привести к полному банкротству физического лица; риск должен быть ограничен заложенным имуществом.

Если валютных ипотечников начнут массово выселять, какой будет подан сигнал обществу? Берите ипотеку и становитесь бездомными банкротами?

«Ни одно государство в мире не в состоянии компенсировать все наши риски, и если уж оно идет на это – то лишь в качестве крайней меры. Например, поднимает в два раза страховые суммы вкладов – чтобы погасить панику и спасти финансовую систему. Или дает деньги системообразующим компаниям, чтобы предотвратить цепочку банкротств, которая нанесет экономике еще больший урон, чем объем пожертвованной ликвидности. История с валютными ипотечниками – явно не из этой серии».

Дмитрий, а когда Вы писали «ни одно государство в мире», признайтесь честно, Вы ведь даже не пытались найти какую-то информацию про международный опыт решения этой проблемы? Вы не слышали, что, например, в Испании в 2008 году был введен мораторий на выселение из ипотечных квартир, так как до этого по стране прокатилась волна самоубийств.

Искренне надеюсь, что в России до этого не дойдет. Ипотека в иностранной валюте – это беда многих государств со слабой национальной денежной единицей, Россия не исключение. В сентябре 2014 года правительство Венгрии установило льготный курс для конвертации ипотечных кредитов, выданных в швейцарских франках, в связи с девальвацией национальной валюты форинта. Аналогичные решения были приняты в Хорватии и Польше.

А что касается системного эффекта, то если семьи тысяч валютных ипотечников не смогут расплатиться по кредитам и будут выселены по суду, то властям придется предоставлять им какое-то временное жилье из муниципального фонда за счет бюджетных средств.

Я так понимаю, основная Ваша идея – это из относительно благополучного слоя населения сделать маргиналов без жилья и регистрации, которым уже государству в любом случае придется помогать. Без регистрации у нас невозможно ни записаться к врачу, ни отдать ребенка в садик или школу, а если дети будут выселены из единственного жилья, органы опеки могут отобрать их у родителей.

А с выходом на пенсию мы, видимо, отправимся жить в дом престарелых. Ну, если, конечно, Дмитрий, Вы разрешите государству взять таких алчных валютных спекулянтов-банкротов на содержание за счет уплаченных Вами налогов.

И не забывайте, что если на рынке появится большое количество квартир, это приведет к падению цен на недвижимость. Кого-то это обрадует, но только не рублевых ипотечников, так как в этом случае рыночная стоимость их квартир перестанет покрывать задолженность по кредиту, и застройщиков, которые платят налоги в бюджет и создают рабочие места для тысяч строителей.

В общем, насколько я понимаю, весь пафос статьи Дмитрия сводился к хвастовству тем, как удачно он выкрутился из долларовой ипотеки. Увы, не все так смогли.

Но оставшиеся «неудачники» смогли объединиться в сообщество и в рамках закона требуют внимания к своим правам: выходят на согласованные митинги, публикуют обращения к президенту, готовят коллективные иски в банки и т.п. Разве это не является прекрасным сигналом и примером того, как должно быть устроено современное гражданское общество?