Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/opinions/2012/9/6/596924.html

«Воинственная ксенофобия»

Антон Чаблин, журналист
   6 сентября 2012, 16::22
Фото: vk.com/achablin

Ксенофобия, боязнь чужого – одна из древнейших эмоций. Непознанная «периферия» своего локального мира всегда казалась человеку опасной, так уж устроена наша психика.

По долгу журналистской службы приходится общаться с самыми разными людьми – известными и не очень, идейными и не слишком, умными... Со страхом наблюдаю, как год от года в обществе растет градус бытовой ксенофобии. Причем все эти самые идейные и умные даже не пытаются понять истинные причины, откуда она в них берется.

Ксенофобия, боязнь чужого – одна из древнейших эмоций. Непознанная «периферия» своего локального мира всегда казалась человеку опасной, так уж устроена наша психика. Только если для первобытного человека она казалась населенной жуткими зверями и вылезшими из преисподней демонами, то для человека XXI века в ней обитают такие же люди, но других цветов кожи, волос, глаз...

«Отменить» ксенофобию так же нереально, как и укротить либидо, голод, тягу к сну – инстинктивные проявления человеческого естества. Возможно лишь минимизировать ее вредные и омерзительные проявления: «идейный» ксенофоб уподобляется неандертальцу. Только свои примитивные страхи он пытается спрятать за бравадой и брутальностью.

Как в начале XX столетия писал немецкий философ Карл Шмитт (которым, кстати, зачитывался Гитлер), политика черпает свою «энергию» именно из биполярности человеческих взаимоотношений, взаимооценок. Политик, который не может обнажить перед избирателем свою истинную жажду власти, вынужден ее стыдливо прятать в «цивилизованную» обертку из лозунгов. А смысл всех лозунгов, как прозорливо разгадал Шмитт, сводится к простой мысли: «Мы – лучшие! Чужак – враг!» А вот у националистов эти лозунги приобретают порой пугающую четкость, очищенную от политкорректных условностей.

Почему же воинственная ксенофобия так легко покоряет общественное сознание россиян?! То ли это общество, которому три четверти столетия, словно школьнику на уроке, доступно втолковывали простые идеи «дружбы народов» и «мира во всем мире»? Да еще и подтверждали писаные истины «наглядным материалом»: киргизы и узбеки, армяне и азербайджанцы были гражданами одной большой страны.

А поди ж ты сегодня где-нибудь в Москве напомни, что какие-то двадцать лет назад (по меркам истории пять минут!) таджики были такими же гражданами СССР, как и русские. Молодая поросль скинхедов эти времена не застала и вас на смех может поднять (а то и на финку). Люди же постарше, пораженные бациллой ксенофобии, времена «интернационализма» вспоминать не хотят.

Но только ли в этом дело, что прошли и забыли советские времена. Как-то слишком быстро забылись преподанные ими уроки – за то последнее десятилетие, что власть целенаправленно вытравливала из людей остатки политической культуры. Остатки рационального отношения к действительности, в которой, помимо «черного» и «белого», есть еще и полутона.

Только глаза миллионов, жадно вглядывающиеся в телеэкраны, сослепу уже не различают полутонов. Они – дешевое топливо для огромной махины под названием «Политика», про которое сотню лет назад писал Карл Шмитт. Их отношение к действительности укладывается в лозунги-формулы типа «Оппозиция – мерзавцы!» или «Россия для русских!» (между которыми с позиции политической психологии практически нет разницы).

Это монохромный, черно-белый, мифический мир, лишенный неустранимых противоречий реальности, где громоздкие умозаключения и непроясненные ощущения упрощаются вплоть до абсолютной символизации. Вот живой пример. Помните, с чего началось массовое побоище на Манежной площади в декабре 2010 года? С того, что из милиции на поруки выпустили нескольких подозреваемых в убийстве болельщика Егора Свиридова.

Доселе «безадресная» ксенофобия в сознании молодежи трансформировалась (понятно, не без сторонней помощи) в проявление вражды ко всем кавказцам за то, что якобы «купили» всю полицию. Хотя не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: полицию покупают далеко не только кавказцы.

Точно так же бытовой ксенофоб, валяясь на диване, скрипя зубами, смотрит криминальные сводки на НТВ и ненавидит кавказцев. За то, что «понаехали», а затем привозят за собой большие шумные семьи, за то, что травкой торгуют и девочками... По телевизору ведь не показывают, а обыватель уже и разучился сам соображать, что картина мира намного сложнее. И не «понаехавшие» – основная угроза его ленивому благополучию.

А те продажные менты, сотрудники миграционных и прочих контролирующих служб (на 90%, уверен, русские), которые за взятки готовы легализовать хоть черта лысого. Бацилла политического скудоумия поразила даже вполне респектабельных политиков. Вон даже краснодарский губернатор Александр Ткачев, яростно клеймящий незаконных мигрантов, искренне верит, что это они – корень всех зол на его благодатной Кубани. А вовсе не тотально коррумпированное чиновничество, которое своим небескорыстным бездействием и плодит этническую преступность.

Борьба с ксенофобией – вовсе не какая-то автономная, самодостаточная задача власти и экспертов (как эти самые эксперты нас убеждают). Это маленький кирпичик в огромном здании новой политической культуры, которую еще только предстоит построить в России.

Источник: Сайт «Кавказская политика»