Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/opinions/2012/8/23/594831.html

«Не в интересах Америки»

Мартин Сифф, старший научный сотрудник Американского университета в Москве, главный аналитик журнала The Globalist, бывший главный редактор международного отдела газеты The Washington Times
   23 августа 2012, 18::37
Фото: rt.com

Россия и Китай сегодня пользуются таким же стратегическим преимуществом по отношению к Соединенным Штатам, каким последние наслаждались все 44 года холодной войны.

Россия и Китай сегодня пользуются таким же стратегическим преимуществом по отношению к Соединенным Штатам, каким последние наслаждались все 44 года холодной войны.

Тогда Советский Союз стал сверхдержавой – лидером мирового левого движения, как его понимали еще во времена Французской революции. Это было государство, стремящееся к продвижению коммунизма и революционных изменений во всем мире.

Соединенные Штаты, напротив, являлись сверхдержавой правого толка – приверженцами поддержания глобальной стабильности и преемственности государственных режимов.

Такую политическую теорию разработал американский политолог и дипломат Джордж Кеннан в своем историческом эссе за подписью «X», в котором он изложил концепцию «сдерживания». Это эссе было опубликовано в июле 1947 года в журнале Foreign Policy под названием «Истоки советского поведения» и легло в основу генеральной стратегии Соединенных Штатов на протяжении всей холодной войны.

США выиграли эту войну, доказав, что приверженность к стабильности и преемственности гораздо сильнее и надежнее, чем революционный пыл. Советский Союз, в конечном итоге, был истощен физически и практически изолирован от всего остального мира своей маниакальной приверженностью к распространению идеологии коммунизма.

Сегодня, однако, роли двух великих держав поменялись местами. С приходом Мадлен Олбрайт на пост государственного секретаря в 1997 году, а затем Джорджа Буша-младшего в Белый дом в 2001 году Вашингтон все более стремится к тотальному распространению «демократии быстрого приготовления» по образу и подобию самих Соединенных Штатов. В то же время Россия и Китай стали основными «консервативными» и «правыми» силами, которые преисполнены решимости защитить и сохранить статус-кво.

По иронии судьбы приверженность США идее «всеобщей демократической революции» во всем мире выступает как возрождение полностью дискредитированной и провальной концепции Льва Троцкого. Иосиф Сталин забраковал ее, когда пришел к власти в Советском Союзе в 1920-х годах. Это дало ему свободу проявить большую дипломатическую и идеологическую гибкость для создания альянса с Соединенными Штатами и Британской империей – альянса, который сумел одержать победу во Второй мировой – Великой Отечественной войне.

К несчастью для Советского Союза, Никита Хрущев возродил гибельную концепцию Троцкого: он и его преемник – Леонид Брежнев – за треть века (с 1954 года в Египте по 1987 год в Афганистане) бессмысленно потратили огромное количество ресурсов сверхдержавы на продвижение революции в развивающихся странах вместо улучшения жизненного уровня своего народа. Это, в конечном счете, не только привело к краху советской системы, но и подвигло многие страны искать защиты у Соединенных Штатов от попыток СССР разжечь мировую революцию.

Сегодня кандидаты в президенты от обеих партий Соединенных Штатов постоянно демонстрируют нам свои троцкистские заблуждения. Как республиканцы, так и демократы, по существу, призывают к перманентной революции, пока цель по утверждению полной и совершенной демократии наконец не будет достигнута. Но это все может закончиться так же трагически для США, как и для СССР.

Знаменательно, что столь многие из старшего поколения американских неоконсерваторов начинали свою политическую жизнь в 1930-х и 1940-х как коммунистические энтузиасты, например Ирвинг Кристол или Норман Подгорец. Современные американские неоконсерваторы – это неотроцкисты под новым маркетинговым лейблом. Покупатели этого тухлого товара должны быть весьма бдительны.

Россия и Китай во главе с более прагматичными правительствами, напротив, руководствуются традиционными представлениями о выгоде и защите собственных интересов. Они поддерживают и хотят вести бизнес с существующими правительствами и политическими системами по всему миру, что позволяет назвать их «новыми правыми» на международной арене в XXI веке.

Это объясняет, например, огромные стратегические успехи Китая в вытеснении Соединенных Штатов и государств Европейского союза из Африки  и других частей света. Китайские инвестиции и помощь поступают без дестабилизирующего потенциально революционного и идеологического подтекста, угрожающего текущему правительству и подрывающего существующие политические системы в регионе.

Правительства Китая и России ненавидят и боятся революций и смотрят на бесконечное идеологическое продвижение демократии по американскому образцу в соседних государствах как на рассадник хаоса и распада. Обе страны сами в свое время пережили революции и имеют ужасный опыт, который стоил им десятки миллионов жизней и приводил к экономическому упадку. Память о тех трагических событиях будет жива у народов и руководств этих стран еще для многих будущих поколений.

Демократия прекрасно работает в странах, где ей позволено развиваться постепенно и органично. Однако когда другие правительства пытаются искусственно ускорить ее развитие извне, посредством прямого вторжения или информационных войн, результаты почти всегда прямо противоположны. С большой вероятностью к власти часто приходят экстремистские силы, которые отбрасывают демократическое развитие общества на долгие годы.

Стремление французских революционеров и Наполеона огнем и мечом насаждать свободу, равенство и братство по всей Европе привело к выживанию старых традиционных империй в течение еще 120 лет. Усилия Ленина и Троцкого экспортировать социализм и коммунизм с помощью аналогичных средств были еще более катастрофическими. Негативное принятие их политики в Германии привело к власти Адольфа Гитлера.

Следовать таким же путем, мягко говоря, не в интересах Америки.

Специально для газеты ВЗГЛЯД