Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/opinions/2011/12/15/547294.html

«Образ будущего»

Михаил Хазин, российский экономист, президент компании экономического консультирования «Неокон»
   15 декабря 2011, 20::46
Фото: ИТАР-ТАСС

В официальной литературе под инновациями подразумевается обязательно нечто научно-техническое, что можно стимулировать мощнейшими бюджетными вливаниями. В то же время более или менее адекватное описание современной экономической ситуации дает основания считать, что инновации вообще не будут играть важной роли в ближайшее время.

В официальной литературе под инновациями подразумевается обязательно нечто научно-техническое, что можно стимулировать мощнейшими бюджетными вливаниями. В то же время более или менее адекватное описание современной экономической ситуации дает основания считать, что инновации вообще не будут играть важной роли в ближайшее время. Дело в том, что сама концепция научно-технического прогресса, возникшая по большому счету где-то веке в XVII–XVIII, была основана на механизме постоянного расширения спроса. Отметим, что это понимал уже Адам Смит, но затем, к началу ХХ века, это понимание постепенно было утеряно.

Вместе с тем оно играет крайне важную роль. Если общество находится в более или менее стационарном состоянии, то есть не меняется со временем, то оно просто не может себе позволить инновации, поскольку, для того чтобы купить что-то новое, нужно отказаться от старого. А это очень трудно, да и не всегда возможно. Даже те инновации, которые повышают производительность труда в традиционных секторах экономики, далеко не всегда можно легко реализовывать, поскольку они увеличивают безработицу, то есть создают дополнительные проблемы.

А вот если рынки сбыта расширяются, то все в порядке. Даже если это совершенно дикие рынки, как, например, колонии в прежние времена. Поскольку там можно менять важные (и дорогие в метрополии) ресурсы на стеклянные бусы, чем повышать возможности для спроса в этих самых метрополиях. А если спрос не растет, начинается кризис. Напомним, что сложность современного кризиса во многом связана с тем, что в 80-х годах прошлого века, когда расширить рынки было уже невозможно, Запад (в первую очередь в лице США) начал стимулировать спрос за счет кредитования потребителей. И результат мы ощущаем сегодня: что делать с накопленным долгом, никто себе не представляет.

Теоретически здесь нужно искать новую модель – спроса и даже экономического развития. Поскольку расширять рынки больше некуда, они и так приобрели глобальный характер. Более того, за счет механизмов стимулирования спроса их даже использовали сильнее, чем можно было, что серьезно усугубит нынешний кризис. Но вот вопрос: что делать дальше? Есть два варианта. Первый – распад мира на валютные зоны, снижение уровня разделения труда (то есть исчезновение многих инновационных технологий в связи с невозможностью их окупить в новых условиях) и в некотором смысле повторение истории человечества с конца XIX века. Со всеми кровавыми революциями и войнами.

Второй – попытать найти новый механизм экономического развития. Разумеется, гарантий тут никто дать не может – ну так и научно-технические инновации тоже часто заканчиваются «пшиком». Зато если успех будет достигнут, это будет колоссальный рывок для всего человечества, который, помимо всего прочего, даст серьезный шанс избежать крайне негативных сценариев.

Беда только состоит в том, что если инновациями в научно-технической сфере занимаются сотни тысяч, если не миллионы людей, которым (пока, во всяком случае) еще платят за это деньги, то инновациями в сфере социально-политического или экономического развития не занимается почти никто. Вся активность в этом направлении направлена на доказательство того, что существующая система будет жить вечно, и различными рассуждениями, как бы ее улучшить.

Понятно, что такая ситуация сложилась в результате элитного заказа, созданного в период «противостояния двух систем»: уж поскольку главной идеологической фишкой советской идеологии было доказательство того, что капитализм обречен, противоположная сторона доказывала его жизнеспособность и, более того, вечность. Беда только в том, что, после того как СССР погиб, эта созданная с чисто утилитарными целями концепция завоевала мир.

Как показывает наша теория кризиса, НТП как концепция развития заканчивает свое существование. Но описать этот момент в рамках современного экономического «мейнстрима» невозможно – уж коли он создавался для доказательства прямо противоположного утверждения. А это значит, что на современном научном языке невозможно не то что построение концепции нового, посткризисного развития, но даже описание текущей ситуации.

И вот это как раз и есть место, где могут возникнуть инновации. Нужно создавать новые концепции, на их базе разрабатывать новый научный язык и уже на нем не просто описывать реальность, но и пытаться создать некий «образ будущего» с новыми моделями развития. А уж дальше те из них, которые можно будет реализовать на практике, будут в режиме реальной конкуренции определять, кто из них лучше.

И вот в этом месте у нас, у России, есть серьезнейшее преимущество, поскольку наши головы не забиты тем «мейнстримом», который не дает интеллектуальной свободы современному западному исследователю. И мне кажется, что именно эти инновации и могут стать базой для развития нашей страны и для выстраивания для нее достойного места в мире.

Источник: Сайт Worldcrisis