Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/news/2019/5/6/976357.html

Эксперт: Для эвакуации пассажиров из SSJ-100 достаточно минуты

   6 мая 2019, 11::04
Фото: EPA/YURI KOCHETKOV/ТАСС
Текст: Михаил Мошкин

«Пожарные службы Шереметьево после приземления Sukhoi Superjet 100 прибыли буквально в течение минуты. Но возникает вопрос – почему они не получили сигнал о бедствии до посадки», – сказал газете ВЗГЛЯД авиационный эксперт Роман Гусаров. Он также пояснил, почему при эвакуации пострадавших пассажиров скорая помощь не могла сработать оперативно.

Несомненно, в том, что при аварии на борту Sukhoi Superjet 100 в Шереметьево возникла паника, нет вины экипажа, – подчеркнул главный редактор портала AVIA.RU Роман Гусаров. «Уверен, что экипаж «Суперджета» действовал четко. Они так вымуштрованы, что, как говорится, ночью разбуди, сделают все по инструкции. Во всяком случае, видно, как мгновенно была открыта дверь, как быстро надулся аварийный трап, люди стали выпрыгивать», – сказал эксперт.

Об этом свидетельствуют и слова стюардессы Татьяны Касаткиной, находившейся на борту: «Каждого за воротник вытаскивала, чтобы они не задерживались на эвакуации». Она же рассказала о том, что люди начали вставать с кресел и пробираться к выходу, когда самолет еще двигался с большой скоростью. Также поступали сообщения о том, что пассажиры начали спасать свой багаж с полок и тем самым создавали затор при эвакуации.

«Но в салоне, конечно, чаще всего возникает паника, все начинают лезть по головам, и очень трудно экипажу удержать людей, выстроить в очередь и быстро.

Чтобы эвакуировать Superjet даже через одну дверь, достаточно одной минуты,

если все четко выполняют инструкции», – подчеркнул Роман Гусаров.

Эксперт также прокомментировал сообщения о том, что пожарные расчеты не встречали загоревшийся «Суперджет» на взлетно-посадочной полосе.

«Пожарные службы Шереметьево после приземления самолета прибыли буквально в течение минуты. Но там огромное аэродромное поле. Пожарные сработали оперативно, – сказал Гусаров. – Но возникает вопрос – почему они не получили сигнал бедствия еще до посадки и не прибыли к полосе заранее. Горел ли самолет в воздухе? Тоже вопрос. С некоторых ракурсов не видно пожара до момента удара о полосу».

Кроме того, остаются вопросы по поводу оперативности реагирования скорой помощи. Сообщается, что бригады врачей скорой жаловались на проблемы с допуском на территорию аэропорта. «Понятно, что в аэропорту есть служба скорой помощи, но у нее нет такого количества машин, которые необходимы для эвакуации пострадавших», – отметил Гусаров.

«Аэродром – это режимный объект. Вряд ли скорые совсем не пускали, но какие-то минуты были потеряны из-за проверки. Но самая большая проблема в том, что водители городской или областной скорой помощи не умеют перемещаться по аэродрому, – сказал эксперт. – А в этом большая опасность. На аэродроме продолжается движение: масса служебных машин, самолетов – значит, к каждому водителю нужно приставить сопровождающего, который как минимум покажет маршрут. Хотя по правилам нужно, чтобы в штате были сертифицированные водители, имеющие специальные допуски. Если есть «узкое место», то надо отрабатывать».  

Напомним, что на борту SSJ 100 находились 78 человек. По данным Следственного комитета, в результате авиакатастрофы погиб 41 человек, выжили 37, в том числе четыре члена экипажа. Тела всех погибших извлечены из самолета, также обнаружены бортовые самописцы.

Текст: Михаил Мошкин