Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/economy/2017/1/5/851381.html

Украинской экономике угрожает новый майдан

Пересмотр экономической политики может стать частью повестки очередного майдана   5 января 2017, 12::46
Фото: Konstantin Chernichkin/Reuters
Текст: Николай Проценко

В 2017-й экономика Украины вступает с некоторым оптимизмом: период крутого падения закончен, появились перспективы для роста. Но радоваться нечему: этот рост не отразится на благосостоянии большинства жителей страны и не исправит того, что события 2014 года изменили саму структуру местной экономики, направив ее по траектории стран третьего мира – глобальной периферии.

Непрекращающаяся политическая турбулентность ставит под сомнение любые долгосрочные проекты в экономике Украины и предельно сокращает горизонт планирования для украинских элит. Такая ситуация устраивает далеко не все группы влияния, а это значит, что дальнейшая деградация страны заставит ряд олигархических групп сделать пересмотр экономической политики частью повестки очередного майдана.

Некоторые признаки оживления

Итоги 2016 года свидетельствуют о том, что период резкого спада в экономике Украины, начавшийся сразу же после евромайдана, судя по всему, завершен. Согласно информации Нацбанка Украины (НБУ), в третьем квартале рост реального ВВП ускорился до 2% в годовом измерении. Напомним, что в 2014 году ВВП страны сократился на 6,8%, а в 2015-м – еще на 9,9%.

Основные макроэкономические прогнозы на следующий год тоже находятся в плюсовой зоне. В частности, по оценке МВФ, сделанной в начале ноября, в 2017-м экономика Украины вырастет на 2,5% при снижении инфляции с нынешних 13% до 8,5%. Такую же оценку роста ВВП дал в начале ноября и Нацбанк, причем на 2018 год прогноз еще более оптимистичен – плюс 3,5%.

Ключевым двигателем украинской экономики в 2016-м стало сельское хозяйство: из-за благоприятных погодных условий был собран рекордный за весь период независимости урожай – 62 млн тонн зерновых на начало сентября (и это без учета утраченного Крыма и значительной части Донбасса). При этом экспорт зерна за 2015/2016 сельхозгод составил 39,4 млн тонн, прибавив сразу 5 млн. А в конце года, по оценке НБУ, возникли и предпосылки для промышленного роста, прежде всего улучшилась ценовая конъюнктура на мировых рынках металлургического сырья и готовой продукции.

Такой набор факторов роста говорит сам за себя: структура экономики Украины в основе своей остается сырьевой, а это ставит ее в прямую зависимость от цен на зерно и металлы. «Если судить по итогам украинского экспорта этого года, то в нем увеличивается доля сырьевой и низкотехнологичной продукции. В частности, доля аграрной и пищевой продукции увеличилась до 40,2% товарного экспорта, а доля продукции машино- и приборостроения сократилась до 12,1%», – констатирует экономический обозреватель ИА Regnum Станислав Стремидловский.

Однако в Киеве, полагает Станислав Стремидловский, не верят, что Россия сможет отказаться от транзита: украинские власти и эксперты видят в альтернативных трубопроводных проектах «Турецкий поток» и «Северный поток – 2» лишь способ психологического давления. Но определенные признаки отрезвления присутствуют. Например, недавнее решение расширить допуск Газпрома к мощностям газопровода OPAL, проходящего по территории Германии, стало для украинских властей очень неприятной новостью: объем потерь Нафтогаза от этого шага оценивается в 400 млн долларов.

Некоторые сценарии на тот случай, если Россия выполнит свою угрозу, в Киеве все же есть. «Насколько можно судить, – говорит Стремидловский, – украинские власти рассчитывают на сотрудничество с Польшей (проекты строительства польско-украинских трубопроводов) и СПГ-терминалов (в частности, с Хорватией). Одновременно – как минимум на уровне правительственных деклараций – говорится о необходимости понижения потребления газа в стране. Это возможно, однако для осязаемого эффекта нужно будет в первую очередь отказаться от энергоемких производств, что влечет по всей цепочке отказ и от развития науки, и от профильных образовательных учреждений, а соответственно, интеллектуальную деградацию».

«Украинской энергетике в перспективе придется практически отказаться от газа, но чиновники об этом не думают – у них психология временщиков, а горизонт их планирования не превышает нескольких месяцев», – добавляет Иван Лизан.

Европа не поможет

Любой прогноз, связанный с экономикой Украины, по определению является условным, учитывая перманентную политическую нестабильность в стране. Кирилл Коктыш вообще считает, что оснований рассчитывать на возобновление экономического роста на Украине нет, и причина этому не экономическая, а именно социально-политическая. «Крайне низкий уровень взаимного доверия не позволяет перейти к сколько-нибудь устойчивому экономическому развитию и долгосрочным инвестициям. Определенные материальные предпосылки для роста могут быть найдены, и их немало, но когда нет социальной «точки сборки», они остаются только потенциальными», – считает эксперт.

По мнению Коктыша, основная траектория экономического развития Украины после евромайдана обозначена вполне четко – это деиндустриализация с превращением в аграрную страну. Определить глубину падения в данном случае не представляется возможным, по этому сценарию экономика страны теоретически может идти достаточно долго. Другое дело, что такой путь устраивает далеко не все группы влияния.

«Однозначно экстраполировать в будущее нынешние тенденции в экономике вряд ли стоит. Ситуация промышленного распада и кардинального падения доходов населения будет стимулировать политическую активность самых разных групп», – считает Коктыш. Однако борьба за изменение экономической политики явно будет вестись не парламентскими методами и не в рамках политических партий, а по давно сложившимся майданным традициям. «Резонно ждать не партийных программ, а очередных выступлений олигархов – «баронские бунты», приобретающие различные форматы, непременно будут, и одной из мотиваций для них может стать именно сохранение промышленных активов, – резюмирует эксперт. – Поэтому я бы прогнозировал на большую часть 2017 года новый период высокой политической турбулентности, что предельно укорачивает горизонт прогнозирования как для политики, так и для экономики».

Дополнительным фактором политического обострения станет отрицательный по сути ответ Евросоюза по поводу европейских перспектив страны с параллельным продавливанием торговых преференций для ЕС, как это было, например, с требованием о снятии моратория на экспорт украинского леса-кругляка. «В сегодняшней ситуации, когда концепт европеизации, которым нынешняя власть оправдывала свое существование, превращается в явный миф, может самовозникнуть точка бифуркации – власть может полностью потерять легитимность и войти в цикл смены самой себя. Такой сценарий совершенно не исключен, а это значит, что борьба за украинские активы еще не вошла в финальную фазу», – прогнозирует Кирилл Коктыш.

Текст: Николай Проценко