23 мая, четверг  |  Последнее обновление — 17:53  |  vz.ru
Разделы

Либералам не стоит сравнивать Зеленского с Путиным

Андрей Бабицкий, журналист
Сравнивать Путина и Зеленского – все равно, что сравнивать мощный авиалайнер и игрушечную модель самолета. К тому же, как тут не вспомнить другого кумира либералов и «антагониста» Путина – Михаила Саакашвили. Ну и где он теперь? Подробности...

Терроризму в России сломан хребет

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Сами того не заметив, мы оказались в новой реальности. Наше государство больше не скрывает свою работу по борьбе с терроризмом, напротив – активно о ней рассказывает. Это значит только одно: ситуация стала полностью подконтрольной. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Почему атака США на Huawei была ошибкой

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Война США против китайской компании Huawei может привести к концу глобализации. А значит, и к концу американского лидерства в мире, основанного как раз на этой глобализации. Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

    Зеленский стал шестым президентом Украины

    Экс-шоумен Владимир Зеленский вступил в должность президента Украины. В первой речи в новом качестве он назвал всех украинцев президентами, пообещал добиться мира в Донбассе, приведя в пример сборную Исландии по футболу, и распустил Раду
    Подробности...

    Умерла самая сердитая кошка интернета

    Грампи Кэт - самая сердитая кошка интернета и героиня многочисленных мемов умерла 14 мая на руках у своей хозяйки в возрасте семи лет. Причиной смерти стала инфекция мочевого пузыря. Настоящая кличка кошки - Соус Тардар
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Россия отмечает День Победы

    В Москве в ознаменование 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне состоялся Парад Победы. В нем приняли участие 35 пеших парадных расчетов, более 130 единиц современной военной техники и кабриолеты Аurus. Воздушную часть парада пришлось отменить
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Россия ответит на размещение американского радара в Норвегии

        Главная тема


        Британию и США унизили в Индийском океане

        «наследники бесов»


        Соловьев ответил на вызов на дуэль

        «не будет диалога»


        Президент Грузии ждет от Путина первого шага

        лидер «Машины времени»


        Макаревич поразился способности чиновников «губить и засирать все вокруг себя»

        Видео

        устройство общества


        Америку ждет испытание социализмом

        спор за острова


        Япония ищет у россиян ключ к возврату Курил

        новая власть


        Что ждет одиозных министров Порошенко

        торговая война


        Китай приготовил США редкоземельный удар

        викторина


        Каких животных навсегда потеряла Россия?

        Вирус «шестьдесят восьмых»


        Владимир Можегов: Блеск и нищета Первой Оранжевой

        Обреченность на восхищение


        Ольга Андреева: Петр Первый и Сталин – часть одного процесса

        Расцвет либерализма


        Алексей Алешковский: Перебои с хамоном не надо сравнивать с концлагерем

        на ваш взгляд


        Победит ли сборная России на ЧМ по хоккею?

        «Ручкой помашем Киотскому протоколу»

        Россия получила 2 млрд евро от торговли квотами на выбросы угарного газа в атмосферу. Но этого все равно мало

        18 октября 2012, 20:05

        Текст: Ольга Самофалова

        Версия для печати

        Вместо многих миллиардов долларов, которые мы могли бы заработать на Киотском протоколе, Россия получила значительно меньше. Именно поэтому премьер Медведев поставил вопрос о том, а нужно ли нашей стране и дальше продолжать участвовать в этом международном соглашении. Однако не исключено, что Киото-2 будет выгоднее.

        «Надо признаться, что каких-то особых выгод от Киотского протокола не получили в коммерческом плане, воспользоваться не смогли как следует это абсолютно справедливо. Но это не значит, что нужно вопреки здравому смыслу все это дальше волочить», сказал Медведев, предложив окончательно проработать вопрос с Киотским протоколом и обсудить все еще раз на уровне правительства.

        «Я лично как участник различных форумов и саммитов говорил о том, что если мировое сообщество не договорится, то мы ручкой помашем Киотскому протоколу. Что изменилось-то с тех пор?» спросил Медведев у вице-премьера Аркадия Дворковича.

        «В смысле международного сообщества ничего не изменилось, поэтому я считаю, что принятых решений нужно придерживаться», ответил Дворкович.

        «У коллег из экономического блока есть позиция, связанная с необходимостью участия в протоколе, получения от этого необходимых выгод. Я поручил проработать вопрос о возможности заключения двустороннего договора с Евросоюзом на эту тему, но в связи с непростыми отношениями с Евросоюзом (по энергетической составляющей) я не знаю, насколько велика вероятность реализации такого сценария», добавил Дворкович (цитаты по «Интерфаксу»).

        Киотский протокол – это международный документ, принятый в Киото (Япония) в декабре 1997 года в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Он обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов по сравнению с 1990 годом. Делается это под предлогом борьбы с глобальным потеплением.

        Киото-2

        Дмитрий Медведев просит оценить целесообразность участия во втором периоде Киотского протокола – с 2013 до 2020 года. Сейчас Россия участвует в первом Киотском протоколе, по которому развитые страны взяли на себя обязательства по сокращению выбросов шести типов газа в атмосферу с 1 января 2008 года по 31 декабря 2012 года. Так, Евросоюз взял на себя обязательство до конца 2012 года сократить выбросы на 8%, Япония и Канада – на 6%, страны Восточной Европы и Прибалтики – в среднем на 8%, Россия и Украина – сохранить выбросы на уровне 1990 года.

        США, Япония и Канада отказались участвовать во втором периоде Киотского протокола – с 2013 до 2020 года, и Россия тоже сначала отказалась.

        Однако буквально в начале сентября стало известно, что Россия может изменить свое отношение ко второму Киотскому протоколу. СМИ писали, что чиновники под влиянием бизнес-сообщества (в частности, «Деловой России», РСПП и ТПП) решили принять участие в Киото-2. Эту идею поддержали Минэкономравзития и Минприроды.

        Однако советник президента и спецпредставитель президента по вопросам климата Александр Бедрицкий сразу же опроверг эти слухи, заявив, что решение не участвовать в Киото-2 принималось президентом, и только он может его изменить. Россия отказалась от Киото-2 «потому, что Киотский протокол в том формате, в котором он существовал в первом периоде, давал слишком незначительный эффект для того, чтобы повлиять на рост глобальной температуры», напомнил Бедрицкий.

        Раньше нежелание России участвовать в Киото-2 действительно было логичным с экологической точки зрения, так как объем обязательств по нему покрывал небольшую часть глобальных выбросов. Однако после того, как в Дурбане в декабре 2011 года на ежегодной Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата было намечено подписание нового глобального соглашения к 2015 году уже всеми странами мира, появился смысл участия в Киото-2.

        Дело в том, что в Киотском протоколе приняли участие только развитые страны и страны с переходной экономикой. А глобальное соглашение будет подписано уже всеми странами, в том числе развивающимися, особенно важно присоединение Китая и Индии. Поэтому теперь участие России в Киото-2 имеет смысл с экологической точки зрения, так как есть надежда, что в 2020 году снижением выбросов займется уже весь мир.

        Выгода для бизнеса 

        Для бизнеса участие в Киотском протоколе выгодно. В рамках действия первого периода Киотского протокола в России было реализовано около 150 проектов по снижению выбросов СО2 в атмосферу. При этом российские компании получили в рамках протокола около 2 млрд евро «добавочных» денег, рассказывает газете ВЗГЛЯД координатор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Алексей Кокорин.

        По данным председателя отраслевого отделения по развитию бизнеса в сфере экологии и Киотского протокола в России, члена «Деловой России» Юрия Федорова, на данный момент утверждено более 100 проектов совместного осуществления на сокращение 311 млн тонн выбросов газа. То есть Россия выработала всю квоту в 300 млн тонн в рамках Киото-1. Из них порядка 5060 млн тонн уже реализованы, за них компании получили деньги.

        В подобных проектах сейчас участвуют Лукойл, Роснефть, Магнитогорский металлургический комбинат, Челябинский металлургический комбинат, Газпром, ТНК-BP, Северстальресурс и многие другие российские компании, отмечает Федоров. Сокращения выбросов по проектам законтрактованы вплоть до 2020 года, в надежде, что действие Киото будет продлено и после 2013 года.

        Проекты совместного осуществления это инвестпроекты, направленные на сокращение выбросов, между развитыми странами и странами с переходной экономикой, у которых есть конкретные количественные обязательства по Киотскому протоколу. После реализации проекта страна-инвестор получает образовавшиеся в результате единицы сокращения выбросов (ЕСВ).

        Алексей Кокорин пояснил, по какой схеме российские компании получают деньги, снизив определенное количество выбросов газов в атмосферу. «К примеру, российская компания инвестирует в проект прекращение сжигания газа в факелах. Потом проводится аудиторская проверка, которая подтверждает этот факт, и аудитор считает, насколько сократились выбросы СО2. Далее идет процедура выпуска сертификата на это количество снижения выбросов в атмосферу. В России выпуск сертификатов контролирует Сбербанк. Затем эти сертификаты продаются иностранным компаниям, а вырученные деньги достаются российским фирмам», рассказывает Кокорин.

        Покупателями российских сертификатов выступают иностранные компании, в основном из стран ЕС. Для них эта схема также выгодна. «Например, в Германии или в другой стране ЕС действует закон, по которому компании должны снижать выбросы СО2 в атмосферу на определенное количество. Однако в законе прописывается, что не обязательно снижать выбросы самим, а можно купить соответствующий сертификат в другой стране. Часто получается, что немецким компаниям дешевле купить российский сертификат, потому что они уже выбрали свои возможности по снижению выбросов, а у нас таких возможностей много», рассказывает Алексей Кокорин.

        «Эта схема существует только благодаря тому, что Россия входит в Киото-1. Если Россия не войдет в Киото-2, то эти сертификаты больше не будут действовать. Мы просто исключим себя из этой схемы, и все проекты, которые у нас сейчас есть, повиснут. Энергетические компании больше не будут уделять внимание снижению выбросов СО2 без финансового подспорья, так как это становится коммерчески невыгодно для них», объясняет необходимость вступления России во второй период Киотского протокола собеседник газеты ВЗГЛЯД.

        «Медведев мыслит категориями российской экономики, и в ее масштабах пара миллиардов евро это мало. А бизнес мыслит категориями конкретных проектов по снижению выбросов СО2, вложения в которые в 510 раз выше, чем эти добавочные деньги. Если бы не было этих 2 млрд евро, то не было бы инвестировано в целом 10 млрд евро в эти проекты», говорит Кокорин.

        Однако премьер-министр прав, говоря, что Россия не смогла получить все выгоды, которые были заложены в Киото-1, считает Федоров. «Из-за нашей бюрократии мы очень долго запрягали механизмы снижения выбросов и выходили на углеродный рынок. Вместо многих миллиардов долларов, которые мы могли бы заработать, мы получили значительно меньше. Если в начале действия протокола в 2008 году одна тонна выбросов газа стоила 15 евро, в 2011 году – 810 евро, то сейчас уже – всего один евро. А мы только в 2011 году вышли на этот рынок с основным объемом сокращений выбросов – порядка 200300 млн тонн СО2», поясняет он.

        «Но с точки зрения экономики и экологии это очень выгодный и правильный механизм. При определенных проектах углеродные деньги составляют до 30% от общих инвестиционных затрат на реализацию мероприятия. К примеру, металлургическое предприятие вкладывает 100 млн евро в проект создания новой линии разлива стали. Благодаря ее внедрению не только повышается производительность, но и улучшается экологическая обстановка. С точки зрения снижения потребления энергоресурсов, получается определенное снижение выбросов газов. За счет продажи сокращенных единиц выбросов газов компания может вернуть 30 млн евро затрат и инвестировать эти средства в другие проекты», рассказывает Федоров.

        «Активно этот механизм заработал в России только в прошлом году. Мы догоняем уходящий поезд. Но зачем, когда и так проблемы с инвестициями, закрывать еще и этот механизм привлечения инвестиций в российскую экономику, которая энергонеэффективна. До 2020 года рынок будет: страны ЕС, основные покупатели российских единиц, в эти игры продолжат играть», говорит Федоров.

        «Вреда не будет в любом случае, а в лучшем случае – это привлечение инвестиций, внедрение инновационных, энергоэффективных технологий», считает он. Если мы не пойдем в Киото-2, то мы сделаем подножку российскому бизнесу, добавляет Кокорин.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............