15 декабря, воскресенье  |  Последнее обновление — 11:23  |  vz.ru
Разделы

У взрослых вошло в моду детское сознание

Алексей Алешковский, сценарист
Красивые политологические теории весьма далеки от кровавой практики. Поэтому надежды Джина Шарпа могут питать юношей вроде Егора Жукова, но не меня, уже с четверть века наблюдающего, как «ненасильственные протесты» приносят в наш мир адский хаос. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

Историческая победа Джонсона оказалась в стиле «Недайбог»

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Победу консерваторам в Великобритании принесли не супертехнологии, не манифесты, не обещания, не яркость лидера, не всенародная поддержка – а умелое использование специфики избирательной системы и объединение элит против ключевого участника забега. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Если я в Киеве сомневаюсь, то что говорить о людях за линией фронта?

Александр Скубченко, глава Жилищного союза Украины
Весь мир уже видел, как разобрались в Одессе. Весь мир видит, что власти в стране больше не у Зеленского, а у радикальной улицы. Это и Меркель с Макроном видят. Подробности...
Обсуждение: 54 комментария

    Пожар на авианосце «Адмирал Кузнецов»

    12 декабря на единственном российском авианосце «Адмирал Кузнецов» произошел пожар. Возгорание началось во время очередных ремонтных работ на корабле. Число пострадавших достигло 12 человек
    Подробности...

    Умер бывший мэр Москвы Юрий Лужков

    В мюнхенской клинике Гроссхадерн во время плановой операции на сердце скончался бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Ему было 83 года. По данным СМИ, столичный градоначальник не смог выйти из глубокого наркоза – у него оторвался тромб
    Подробности...

    Выбрана «Мисс Вселенная-2019»

    В американской Атланте прошел 68-й по счету конкурс «Мисс Вселенная». Жюри выбирало самую красивую девушку планеты из представительниц 90 стран мира. Победительницей стала 26-летняя южноафриканка с необычной внешностью Зозибини Тунзи, являющаяся бакалавром технологических наук
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Затонувшая в бухте Севастополя списанная подлодка всплыла

        Главная тема


        Самодельный телескоп в Крыму прославил Россию

        политика шантажа


        «Покорную» Европу призвали распрощаться с «эгоистичной» Америкой

        жесткая реакция


        Тутберидзе отчитала Тарасову и Плющенко за выпады в адрес Загитовой

        Адвокат президента


        Трамп получил «важную информацию» с Украины

        Видео

        мнения экспертов


        Россия оказалась на периферии мировых протестов

        памятная дата


        О самых сумасбродных идеях академика Сахарова предпочитают умалчивать

        «сценарий мира»


        Названа дата уничтожения Украины

        Россия – США


        Визит Лаврова к Трампу ужаснул Америку

        антироссийский закон


        Американский сенатор подталкивает США и Россию к разрыву отношений

        Страшная реальность


        Сергей Мардан: Врачам не доверяют ни богатые, ни бедные

        Углубление интеграции


        Герман Садулаев: Как можно, живя в Белоруссии, украдкой «зиговать»?

        Светлое царство


        Сергей Худиев: Земного рая нет ни на Западе, ни где-либо еще

        на ваш взгляд


        Нужны ли России авианосцы?

        «Все пишут, но никто не читает»

        Актуальны ли гномы с гранатометами, и что такое фантастика сегодня

        9 апреля 2012, 21:30

        Текст: Кирилл Решетников

        Версия для печати

        «Фильмы, игры, интернет, блоги, социальные сети развлекают, подкидывают темы, моделируют жизненные ситуации, рассказывают о жизни гораздо лучше, чем средняя книга», – считают участники всероссийской конференции фантастов «Роскон», писатели и сценаристы «Обитаемого острова» и «Белой гвардии» Марина и Сергей Дяченко. В интервью газете ВЗГЛЯД они рассказали о прошлом и настоящем фантастического жанра.

        ВЗГЛЯД: Можно ли сказать, что исторически фантастика выросла из утопий и антиутопий?

        Сергей Дяченко: Нам кажется, социальная фантастика выросла из утопий и антиутопий. А фэнтези – из сказки. А твердая НФ – из поучительных историй о том, что может сотворить толковый инженер, если поселить его на необитаемом острове.

        ВЗГЛЯД: Чем были обусловлены периоды фантастического бума в конце XIX – начале XX века и в середине – третьей четверти XX века?

        С. Д.: Первый – модернизацией, индустриализацией, верой в науку как панацею и всеобщим интересом к «этим шестереночкам», которые принесут людям счастье. Второй – новой верой в то, что мир изменился и все зависит от нас. Ну и тем, что многие книги, не переведенные и не изданные в СССР, вдруг дошли до читателя и создали иллюзию неисчерпаемых золотых гор.

        ВЗГЛЯД: Традиционно фантастика – жанр, способствующий здравой общественной рефлексии, призванный побудить общество к глобальным размышлениям о своем пути. Сохраняет ли фантастика эту роль в настоящее время или уже является преимущественно коммерциализованной развлекательной отраслью?

        Марина Дяченко: В массе – давно развлекает, ни на что не претендуя. Рефлексия, размышления и прочие прекрасные вещи ушли на сторону и приватизированы нежанровой литературой – вместе с фантастическим методом, кстати сказать.

        ВЗГЛЯД: В XX веке и ранее научная фантастика отчасти шла в ногу с наукой, изображала научно-технические достижения, которые через некоторое время становились реальностью, подсказывала идеи ученым. Как вам кажется, способна ли на это фантастика в нынешних условиях?

        С. Д.: Об этом постоянно спорят, этого добиваются, пытаются возродить научную фантастику и где-то, на крохотных участках фронта, даже преуспевают. К сожалению, общий уровень эрудированности читателя фантастики очень низок – кто понимает, тот читает специальную литературу, кто не понимает, предпочитает что-то полегче, «от головы». Но отдельные книги в жанре твердой НФ пишутся, переводятся с английского, имеют своих читателей и своих поклонников. К сожалению, этих замечательных людей не так много, поэтому для издателя такие книги балансируют на грани рентабельности.

        ВЗГЛЯД: Как вы относитесь к нынешнему буму «проектной» фантастики, создаваемой усилиями авторских коллективов, и согласны ли вы с тем, что одиночное, «сольное» творчество в рамках жанра переживает кризис?

        М. Д.: Бум «проектной» фантастики, насколько мы можем судить, закончился. Во всяком случае, известные нам проекты по тиражам сокращаются, а некоторые и вовсе закрываются или закрылись. Собственно, идея проектного романа – давать читателю раз за разом привычное, что он любит, просчитанное, известное – по-разному реализуется разными издателями, с большим или меньшим успехом. Книжные серии, книжные форматы, саги-эпопеи бьют в ту же цель – «он купит третью книжку, потому что ему понравились первые две».

        Это коммерческая задача, не имеющая отношения к литературе. В долговременной перспективе выиграет книга, написанная так, как никто не писал, на тему, которой никто не касался, и написанная мастерски. Другое дело, что пока автор ухитрится придумать, создать и издать такую книгу, с ним может случиться что угодно – вплоть до смерти от глубокой старости.

        ВЗГЛЯД: Сохраняется ли сейчас четкое различие между фантастикой и фэнтези, и если да, то какая из этих отраслей кажется больше востребованной в последние годы?

        М. Д.: По нашим ощущениям, сейчас в этих жанрах случилась креативная каша. Стим-панк, стим-фэнтези, гномы с гранатометами, ведьмы на бронетехнике – это истории волшебных приключений в разнообразном, иногда очень необычном антураже. Отдельная группа специалистов борется за возрождение НФ с переменным успехом.

        ВЗГЛЯД: Какие жанры фантастики сейчас наиболее популярны: космоопера, постапокалипсис, альтернативная история?

        С. Д.: В разных возрастных и социальных группах по-разному. Такое ощущение, что если подросток читает, например, только про вампиров – он и читает про вампиров, а про эльфов – нет. Но тут мы можем ошибаться. Постапокалипсис здорово поднялся на теме «Сталкера», на «Фаллауте», но сейчас, как нам кажется, и он уже надоел. Альтернативная история в основном свелась к «попаданцам» – о том, как студент из нашего времени помог Сталину (Наполеону, Цезарю) выиграть войну.

        ВЗГЛЯД: Верно ли представление, что начинающему фантасту сейчас крайне трудно обратить на себя внимание широкой аудитории и наиболее перспективным путем выхода к массам являются экранизации?

        С. Д: Верно такое представление. Начинающему и продолжающему фантасту, если он не топ-звезда, крайне трудно обратить на себя внимание, потому что все пишут, но никто не читает. Поэтому знающие люди предлагают заниматься сценариями для игр, например. Экранизации – слабая надежда, на наш взгляд, потому что снимать фантастику трудно, а хорошо снимать – трудно до невероятности, и не всякий фильм оборачивается «Дозором». Кроме того, как в анекдоте про слона, «съест-то он съест». Прошло время, когда в кино шли бешеные деньги из сомнительных источников – без надежды на возвращение. Не всякая книга годится для экранизации, не всякому автору удается пробиться в кино.

        Любая изданная книга моментально доступна в сети – бесплатно, поэтому кто станет раскупать тиражи новичка? Только в этом году в России вышло около 900 новых романов, полно новых имен. На «Самиздате» сотни людей предлагают тексты бесплатно. Механизм, позволяющий отличать хорошее от плохого, в голове подростка еще не сформировался. Поэтому он запоем читает про вампиров со своей электронной читалки. Пираты предлагают творить для души, а не для денег, поэтому профессионалы уходят в смежные области.

        ВЗГЛЯД: Если сравнить нынешнее состояние русскоязычной фантастики с тем, что было в 1990-е, то можно ли сказать, что «жить стало лучше»?

        М. Д.: Жить стало хуже. В 1990-е к читателю пришли тексты, хранившиеся в столах, писавшиеся годами и новые, отвечающие на вызов времени. Все сказали: какое счастье, вот он, свободный рынок. Дальше вдруг оказалось, что рынок для писателя – совершенно не добрая мама, а кое для кого и свирепая мачеха, и кто виноват, что глупое продается лучше умного – в разы? Стали винить читателя – он глуп. Стали винить писателя – он потакает низменным вкусам. Но история шла своим чередом: книги, во всяком случае жанровые, из учителей и воспитателей превратились в массовиков-затейников, а на этом поле конкуренция – будь здоров. Фильмы, игры, интернет, блоги, социальные сети развлекают, подкидывают темы, моделируют жизненные ситуации, рассказывают о жизни гораздо лучше, чем средняя книга.

        ВЗГЛЯД: А с общим уровнем советской фантастики (имея в виду планку, заданную братьями Стругацкими, Иваном Ефремовым, Владимиром Михайловым) уровень 2000-х конкурирует?

        М. Д: С общим уровнем советской фантастики общий уровень 2000-х не то что не конкурирует, а не стоит рядом – все равно что сравнивать коньяк с простоквашей. На уровне вершин – это другое, тут уж дело личного вкуса и опыта.

        Знаете, что хорошо? Романы стали тоньше, стали появляться сборники повестей и рассказов – прямо ренессанс малой прозы. А то ведь масса авторов писали на объем, мегабайтами... Ату их! Если так дальше пойдет, то и миниатюры станут востребованными – как в добрые старые времена. Вон у нас в издательстве «Фолио» выходит первый сборник миниатюр «Фотосессия» – и слава Богу. Мини-книга, подарочная, прямо сердце радуется, когда видишь такую... Молодежи и хорошо бы начинать с рассказов, а потом уж расти до романов, а не наоборот.

        ВЗГЛЯД: Есть ли у русскоязычной фантастики (или фэнтези) реальная перспектива «завоевания» европейского рынка?

        С. Д: Отдельные авторы этот рынок уже завоевали. Не сказать, чтобы прямо-таки покорили и придавили к земле, но у нас, например, вышло несколько сольных книг во Франции и Германии, не считая рассказов и повестей в сборниках. Сергея Лукьяненко там любят и издают, у Алексея Пехова благополучно продаются в Европе книжки. А Польша уже полностью наша – у нас там вышло, кажется, по-польски все, что мы написали, и не только у нас.

        Но почему ваш вопрос касается только Европы? У нас, например, только что вышел роман «Шрам» в Америке, в крупнейшем издательстве «Тор», в твердой обложке, в виде электронной книги (не пиратской при этом) и в виде аудиокниги. Удивительно, но «Шрам» как аудиокнига вошел в список национальных бестселлеров, гордо заняв 25-е место. Скоро роман выйдет в мягкой обложке, и уже готовится к изданию «Ведьмин век». Это, конечно, не «завоевание», это просто робкий крик чайки, увидевшей прибрежные скалы после долгого пути, но рано или поздно и украинская, русская фантастика придет на Новую Землю, ибо она несет в себе много непривычного для американца.

        ВЗГЛЯД: Как вы думаете, почему Украина перманентно оказывается такой уникальной «житницей» фантастики?

        М. Д: Возможно, в украинском менталитете заложено мистическое восприятие жизни – эдакий гоголевский, булгаковский взгляд на вещи. Поэтика, мифы, сюрреализм, «химерная проза» – всего этого достаточно в украинской литературе, и «Тени забытых предков» Коцюбинского – шедевр всех времен и народов, как и «Лесная песня» Леси Украинки. И постоянно хочется к этому возвращаться.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............