Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/culture/2012/2/21/563088.html

Авторские отчисления

Главные участники скандала вокруг литературного сериала «Этногенез» разъяснили свои позиции

21 февраля 2012, 21::35


Времена, когда процесс работы над популярными литературными произведениями был тайной за семью печатями, прошли. Сегодня неравнодушная аудитория может не только освистать автора, но и поучаствовать в конфликте между производителями любимой духовной пищи. Пример тому – скандал вокруг проекта «Этногенез».

Что бы ни говорили об «Этногенезе», на уровне исходной концепции у него есть как минимум два серьезных преимущества. Во-первых, он изначально создавался как проект, рассчитанный на существование в условиях литературного апокалипсиса – криптоисторические книги о волшебных предметах должны были адресоваться чуть ли не в первую очередь тем многочисленным молодым людям, которые не читают никаких книг вообще. Во-вторых, ключевым моментом в проекте всегда была работа по четкому производственному плану, предполагающая постановку определенных задач и их адекватное выполнение, причем такой прагматичный подход напрямую увязывался с идеей литературного качества.

Сергей Волков считает, что его «выдавили» из проекта (фото: Артем Коротаев)

Сергей Волков считает, что его «выдавили» из проекта (фото: Артем Коротаев)

Если же говорить о том, насколько эти установки были реализованы (и в какой степени они реализуются прямо сейчас), то необходимо различать несколько «базовых» неоспоримых фактов и все остальное, включая явления, не поддающиеся однозначной интерпретации, субъективные оценки, громкие фразы и фанатскую ругань.

Автору идеи и продюсеру Константину Рыкову удалось собрать относительно большой коллектив авторов, который поначалу был более или менее постоянным. В исходном синопсисе «Этногенеза» был обозначен недюжинный пространственно-временной континуум, включавший в себя разные места Вселенной и далекие друг от друга эпохи. Серии «Маруся», «Блокада», «Миллиардер», «Чингисхан», «Сомнамбула» и некоторые другие заполнили оный континуум объектами и персонажами, быстро заинтересовавшими тех самых ничего не читающих молодых людей, а вместе с ними и многих представителей прочих групп населения.

При рассмотрении всего, что было дальше, возникает неиллюзорный риск утонуть в потоке противоположных мнений. Тем более что поток этот на днях превратился в настоящий водоворот, кишащий зубастыми рыбами.

Многие поклонники «Этногенеза» с разочарованием восприняли новость о том, что серия «Дракон», написанная Игорем Алимовым, в рамках проекта не будет продолжена серией «Зеркало», которую пишет тот же автор и которую многие уже воспринимали как неотъемлемую часть общей конструкции. Насколько можно понять, это стало неожиданностью и для самого Алимова. В Сети закипели страсти, руководителей и координаторов проекта стали обвинять в происках и волюнтаризме.

В «Живом журнале» другого важного автора «Этногенеза» – Сергея Волкова, написавшего «Чингисхана», «Марусю-2» и «Сомнамбулу-3», но больше в проекте не участвующего и теперь также недовольного политикой руководства – появилась категоричная запись: «Очень жаль, но НАШ «Этногенез» – RIP. Теперь уже окончательно». Смысл этой эпитафии заключался в том, что так называемый «Этногенез-2» – совокупность новых серий проекта, написанных новыми авторами – не соответствует первоначальному замыслу и не нравится читателям. Волкова, как и определенную часть фанатской аудитории, явно расстроила «смена поколений» авторов внутри «Этногенеза».

Высшей точкой кризиса стали обвинения в адрес редактора «Этногенеза» и автора двух «Марусь» Полины Волошиной, в которой кто-то увидел подозрительного «серого кардинала», практикующего волюнтаристскую редактуру и вершащего судьбы авторов втайне от них.

Чтобы разобраться в ситуации, газета ВЗГЛЯД обратилась за комментариями к участникам конфликта – Сергею Волкову и Полине Волошиной.

«Произошло, скажем так, некое выдавливание меня из проекта. С чем это связано, я затрудняюсь сказать, потому что читательский интерес к моим текстам очень большой, – сказал Сергей Волков. – Что же касается общей ситуации, то здесь дело обстоит вот как. Когда «Этногенез» начинался, в нем работала команда профессионалов – Кирилл Бенедиктов, Юрий Бурносов, я, Александр Зорич, Игорь Алимов, Игорь Пронин и автор идеи Константин Рыков. Мы продумывали сюжетные линии, общую концепцию и так далее. А на данный момент в проекте не участвуют ни Зорич, ни Бурносов. Их, так же как и меня, каким-то странным образом в «Этногенезе» не стало. Вокруг продолжения серии Игоря Алимова «Дракон» ведется какая-то непонятная мне полемика. С другой стороны, в «Этногенез» пришли новые авторы. Это талантливые ребята, но они пишут свои новые серии, и тот «Этногенез», который мы начинали два года назад, находится в каком-то подвешенном состоянии. Читатели недовольны, что основные серии не заканчиваются, и при этом начинается много новых. Редактором проекта «Этногенез» сейчас является Полина Волошина. Ей очень повезло – она получила возможность работать в одном проекте с опытными профессионалами. Она могла бы поучиться у них литературному мастерству, набраться опыта. Вместо этого она позволяет себе править тексты некоторых из них, менять компоновку сюжета и к тому же определять издательскую политику. Я не знаю, насколько это верно с точки зрения бизнеса. Достаточно посмотреть на статистику тиражей «Этногенеза»: в последнее время они упали в четыре раза».

Полина Волошина объясняет падение тиража распространением электронных книг (фото: из личного архива)

Полина Волошина объясняет падение тиража распространением электронных книг (фото: из личного архива)

Полина Волошина видит ситуацию иначе. «В «Этногенезе» происходит то, что бывает в любом сериале – состав авторов меняется, – считает она. – Это делается для того, чтобы появилась «новая кровь», новые имена, новые прочтения. Любителями старых серий это может восприниматься как какое-то нежелательное вторжение. Это как в телесериалах – если заменяют какого-нибудь полюбившегося публике актера, то того, кто приходит ему на смену, зрители принимают в штыки. Но потом довольно быстро оказывается, что его уже любят так же, как и его предшественника, потому что важно не то, как он выглядит, а то, что он делает. Если не брать те случаи, когда людей специально «подогревали» утверждениями о том, что «Этногенез» испортился, то я не уверена, что новые серии вызывают у читателей какое-то отторжение – они просто получают новые истории. Возможно, они злятся из-за того, что пока мы не возвращаемся к старым сериям, но ведь в проекте есть четкое правило, согласно которому каждая история ограничивается тремя книгами. Что же касается новых книг, то они не менее популярны, чем старые, и они ничем не хуже. Более того, лично я считаю, что их качество даже выше, потому что их авторам важно заявить о себе, и они очень стараются. Новые серии «Этногенеза» меньше продаются, но связано это просто с тем, что теперь появились электронные книги, которые кто-то покупает, а кто-то просто берет из Сети. Если сейчас выпустить «Чингисхана» или «Марусю» на бумаге, они не будут продаваться так, как раньше, потому что их опять-таки приобретут в электронном виде. «Этногенез», действительно, разрастается вширь, но мы осознали эту проблему, и теперь все новые книги привязываются к более ранним. Что же касается недовольства некоторых авторов первого призыва, то существенная правка их текстов потребовалась в случаях, когда было очевидно: к написанию привлекались другие люди. Прибегать к такому методу не очень хорошо, тем более что всегда можно отличить куски, написанные профессионалом, от того, что сделано новичком со стороны».

Резюмируя дискуссии вокруг «Этногенеза», Константин Рыков в группе «ВКонтакте» призвал участников спора не допускать агрессии и объяснил решения руководства по поводу участия в проекте некоторых авторов, проявивших, по его мнению, чрезмерные амбиции или допустивших халтуру. Взаимодействуя с заинтересованной средой, которая всегда возникает вокруг мультимедийных многосюжетных проектов типа «Этногенеза», авторы и координаторы всегда должны помнить одну хрестоматийную фразу: мы в ответе за тех, кого приручили. Хотя в данном случае ее, пожалуй, нужно перефразировать и говорить скорее не «за тех», а «перед теми». Главная сложность – вопрос о том, каковы границы и степень этой ответственности. С одной стороны, процесс идет так, как задумано его рулевыми, с другой стороны, существующая вокруг него «движуха» по определению неподконтрольна – у людей часто возникают те или иные ожидания, вовсе не соответствующие замыслам рулевых. Единственный выход – учитывать не только свои установки и свои обстоятельства, но и чужой взгляд. Причем это в полной мере относится как к авторам и координаторам, так и ко всем прочим.

Текст: Кирилл Решетников