Взгляд
6 декабря, вторник  |  Последнее обновление — 14:05  |  vz.ru
Разделы

Коллизия с «Дождем» в Латвии – признак полноценной холодной войны

Федор Лукьянов
Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»
Квант плюрализма отчасти и придает происходящему пресловутую «гибридность». Однако теперь он становится рудиментом ушедшей эпохи. Подробности...

Украинской церкви очень тяжело, но в истории бывало и хуже

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Как памятник Екатерине напоминает, что Одессу основали вовсе не Бандера с Шухевичем, так и Церковь самим своим существованием напоминает о том, что реальная история выглядела совсем не так, как ее рисуют украинские националисты. Подробности...

Повод для вторжения на Украину Польше даст Тайвань

Владимир Можегов
Владимир Можегов, публицист
Кажется очевидным, что почти с самого начала СВО поляки явно ищут предлоги зайти на Украину. И чем дальше, тем мечта полакомиться украинскими территориями разгорается в польской душе все сильней. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Владимир Путин проехал по отремонтированному Крымскому мосту

Владимир Путин посетил Крымский мост, где идут восстановительные работы после теракта, произошедшего в октябре. Глава государства выслушал доклад вице-премьера Марата Хуснуллина и выразил надежду, что поврежденный железнодорожный путь на мосту окончательно восстановят к середине летнего сезона
Подробности...

Собянин побывал в зоне проведения специальной военной операции

Мэр Москвы Сергей Собянин побывал на линии обороны в зоне специальной военной операции (СВО). Градоначальник лично проверил, как бойцам помогают обустроить рубежи: противотанковые рвы, траншеи, доты и блиндажи. По его словам, у мобилизованных из Москвы военных «настроение боевое»
Подробности...

При крушении самолета Beechcraft 55 Baron в Армении погибли российские пилоты

При крушении самолета В55 в Армении, летевшего в Астрахань, погибли два российских пилота. Самолет разбился вблизи деревни Джрабер Котайкской области, в 26 км к северу от Еревана. После падения машина развалилась на части и загорелась. Прибывшие на место трагедии пожарные потушили возгорание спустя 20 минут
Подробности...
11:59

Первый передвижной клуб культуры появился в Подмосковье

Первый многофункциональный передвижной культурный центр появился в Домодедово в Московской области Подмосковье, в нем есть все необходимое для концертов и кинопоказов: сцена, полный набор световой и звуковой мультимедийной аппаратуры.
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Шойгу озвучил потери ВСУ за ноябрь

    Главная тема


    Кому нужна монгольская революция

    Босфор и Дарданеллы


    Эксперт объяснил, зачем Эрдоган устроил пробку из танкеров с российской нефтью

    поставки микроэлектроники


    NYT: Россия наладила производство крылатых ракет в условиях санкций

    общественное мнение


    Опрос: Половина жителей США поддержали срочное принуждение Киева к мирным переговорам с Москвой

    Видео

    заинтересованные стороны


    Зачем Иран на самом деле распустил «полицию нравов»

    российский миллиардер


    Проблемы Фридмана в Лондоне станут для бизнеса уроком

    рост цен


    Эстония страдает без российского электричества

    тяжелый бомбардировщик


    Как устроен сверхсекретный американский «стратег»

    «лучший друг США»


    Как Байдену пришлось разочаровать Макрона

    найти предлог


    Владимир Можегов: Повод для вторжения на Украину Польше даст Тайвань

    принять решение


    Ирина Алкснис: Главный ресурс России в СВО – время

    русофобия и нацизм


    Игорь Караулов: Цель Запада – перепрошивка наших мозгов

    на ваш взгляд


    Является ли для вас авторитетным мнение Аллы Пугачевой?

    «Русский народ жаден до песен»

    Сергей Шнуров: Русский народ жаден до песен
    Шнуров считает, что невозможно писать песни на злобу дня
       20 апреля 2010, 11:46
    Фото: Александр Шапунов/ВЗГЛЯД
    Текст: Кирилл Решетников

    Дебютный альбом «Сдачи не надо» группы «Рубль», основанной Шнуром в 2008 году после роспуска «Ленинграда», вышел 19 апреля. На смену увеселительной команде с обширной духовой секцией пришел небольшой состав, играющий жесткий ортодоксальный рок. Накануне релиза Сергей Шнуров рассказал газете ВЗГЛЯД о сходствах и различиях между «Рублем» и «Ленинградом», о слоне и «немножко странных 90-х».

    – Альбом «Рубля» составлен Артемием Троицким. Вы довольны тем, как Троицкий отобрал и расположил треки?
    – У меня еще не было возможности толком послушать. Когда он выйдет на физическом носителе, можно будет что-то по этому поводу сказать. Но, как бы то ни было, там все по-честному – я никоим образом не вмешивался в эту компиляцию.

    Концерт мне нравится тем, что никто из присутствующих не может сделать потише

    – Кто был инициатором: Троицкий или вы?
    – Речь об этом зашла в Сербии на фестивале у Кустурицы. Там каким-то образом оказался Троицкий, каким-то образом оказался я. После концерта мы разговорились, и он спросил, что у нас с альбомом. Я сказал, что альбом лежит в Интернете. А Троицкий спрашивает: «И даже подарить мне нечего?» Я говорю: «Выходит, что так». И тогда Троицкий предложил свои услуги в качестве издателя. Я согласился, сказал: «Делай с этим материалом все, что хочешь».

    – Кстати, на том самом сайте «Рубля», где выложены песни группы, составить альбом самостоятельно предлагается всем желающим. Публика активно этим занимается?
    – Да. У публики множество своих вариантов. Я понял, что русский народ крайне жаден до песен. Люди часто предлагали для альбома все песни, которые там выложены. Такая вот жадность… Даже не знаю, как это еще назвать.

    – В одной из ваших песен говорится: «Кто поклонник «Ленинграда», тому слушать нас не надо». А как, по вашему впечатлению, в действительности соотносится аудитория «Рубля» с аудиторией «Ленинграда»? Это те же люди или другие?
    – Значительная часть публики, само собой – это слушатели «Ленинграда». Те, кто так или иначе его слушал в разных жизненных обстоятельствах. Но это было, по моим меркам, давно. А круг слушающих группу «Рубль» мы сознательно сузили. Рок ведь вообще не особенно любят в наших северных широтах. Больших его поклонников я не помню с 1980-х.

    Альбом «Сдачи не надо» составил Артемий Троицкий (обложка альбома)
    Альбом «Сдачи не надо» составил Артемий Троицкий (обложка альбома)
    – То есть музыкальная фактура «Рубля» отсеивает тех, кто не любит рок в чистом виде?
    – Да-да. «Ленинград» был хорош тем, что это фактически был эстрадный панк, тяготеющий к шансону. Сейчас шансон победил, а я не люблю примыкать к той стороне, которая выиграла бой. Поэтому я шагнул обратно, присоединился к тем, что сейчас находится в некотором загоне. Но «Рубль» уже перешел некий Рубикон.

    – То есть набрал обороты, стал востребован?
    – Судя по последним концертам – да. Стало приходить много молодежи. Это уже не та «ленинградская» публика, состоящая из мужчин за 30 с пивными пузиками. Таких все меньше.

    – Похоже, что «Рубль» – в большей степени концертная, чем студийная группа.
    – Да. Собственно, как и «Ленинград». Концерты мне всегда нравятся больше. Мы пытались на пластинке отразить концертную атмосферу, но понятно, что это невозможно. Можно к этому приближаться, но это недостижимо. Концерт мне нравится тем, что никто из присутствующих не может сделать потише.

    – Комментируя творчество «Ленинграда», вы говорили, что сначала у вас возникла концепция, а потом уже песни. С «Рублем» дело обстоит так же?
    – Да, здесь тоже концепция шла впереди песен. Было понятно, что, в принципе, нужно играть, а песни появились после.

    – Лирический герой «Рубля», человек, обращающийся к нам в этих песнях, – это кто? Что это за образ в вашем понимании?
    – Образ совершенно четкий – это давний поклонник старой музыки. В смысле рок-н-ролла, ведь рок-н-ролл – музыка XX века. С этим деятелем все понятно – он по-прежнему включает в машине Джимми Хендрикса, и больше ему на х… никто не нужен.

    Пиратство сложно не поддерживать. Сложно воевать против солнца – оно есть, и все

    – Верное ли у меня впечатление, что в «Рубле» есть совершенно определенный уклон в политическую злободневность – больший, чем в «Ленинграде»?
    – Дело в том, что и в «Ленинграде» был политико-сатирический посыл. Но когда он был обрамлен этой эстрадной музыкой, он не казался настолько злым, не выпячивался. Углы сглаживались музыкальной концепцией. А в «Рубле» музыка, наоборот, эти углы акцентирует, и поэтому они бросаются в глаза.

    – Но это не означает, что вы ассоциируете себя с той или иной идеологией, участвуете в каком-то движении?
    – Нет.

    – В вашей аудиоколонке, запущенной журналом «Большой город», вы тоже публикуете новые композиции, которые, кстати, по стилистике и по звуку примыкают к материалу «Рубля». Трудно ли писать песни в режиме жесткой периодичности?
    – Ну, во-первых, там песни должны выходить не каждую неделю, а каждые две, что уже хорошо. Во-вторых, ясно, что это в итоге тоже выльется в какой-то альбом. Поэтому главное – понимать, что ни одна песня не является последней, не является самодостаточной. И что невозможно писать на злобу дня.

    – Невозможно?
    – Ну, не хотелось бы. Нет желания делать привязку к конкретным событиям, как поступают рэп-музыканты, которые не ловят дух времени, а цепляются, скажем, за то, что сигареты подорожали.

    – В позапрошлом году, в начале кризиса, вы заметили, что пришло время лаконичных высказываний и что объемные, тяжеловесные формы в искусстве больше не пригодны. Вы по-прежнему так считаете?
    – В общем, да. Скорее всего, в этом я прав. Потому что тот же самый рэп в основном делается «на коленке», дома на компьютере.

    – Но вы-то работаете совсем не так.
    – Не так, но, взвалив на себя обязанность писать песню каждые две недели, я понимаю, что большие формы здесь тоже невозможны. Просто потому, что, скажем, если бы это делалось с оркестром, то нужно было бы репетировать.

    – То есть рэп и аудиоколонка воплощают дух эпохи, краткость торжествует?
    – Судя по тому, какую роль сейчас может играть краткое сообщение в блоге, – да. Оно воздействует сильнее, чем новый роман.

    – В отношении песен «Рубля» на сайте проекта сказано: «Пиратское распространение приветствуется». Вы поддерживаете музыкальное пиратство?
    – Его сложно не поддерживать. Сложно воевать против солнца – оно есть, и все. Закончилась эпоха шоу-бизнеса, рожденного во времена Элвиса Пресли, когда появились виниловые носители и их стало можно продавать. Сейчас, собственно говоря, продавать нечего. Если ты играешь музыку для того, чтобы получать прибыль от пластинок, то, наверное, этим уже не имеет смысла заниматься.

    – Вам нравится то, как меняется экономическое устройство музыки?
    – Было бы мне 18, мне бы все очень нравилось.

    – А так?
    – Так тоже ничего. Просто нужно как-то с этим жить. Но мне вообще нравятся перемены. Я не люблю, когда их нет.

    – Скоро на СТС должна появиться программа, где вы в роли ведущего как раз будете рассказывать об эпохе бурных перемен, об отечественной музыке и шоу-бизнесе двух последних десятилетий. Какие у вас впечатления от этого проекта?
    – Я видел, по-моему, одну серию – ту, которую все видели в Интернете. Что там в итоге намонтируют, я, честно говоря, не знаю. Мне понравилось, что у меня не было написанного текста, – это редкость для телевизионных проектов. Даже в «Доме-2» пишут текст.

    – А темы и явления, которым посвящен ваш рассказ, тоже выбирали вы?
    – Главным консультантом у нас был музыкальный критик Максим Семеляк, и мы с ним по итогам обсуждений приходили к каким-то окончательным вариантам. Но все равно последнее слово остается за каналом. Как это будет выглядеть, мне пока неизвестно, но Семеляк вроде бы отсмотрел все и сказал, что за результат не стыдно.

    – О чем вам было интереснее всего говорить?
    – Да там все замечательно. Особенно 1990-е – это такая дикость! И в плане политики, и в плане общей ситуации, сложившейся в стране. Все звезды очень соответствовали той атмосфере. Кого ни возьми – все такие… Немножко странные. Да и мода такая же. Одни джинсы-«пирамиды» чего стоят.

    – То есть вы просто говорите о том, что видели и слышали сами, о том, что запомнили?
    – Да, примерно так. И о своем сегодняшнем отношении к этому.

    – А кто-нибудь из героев вашего рассказа на вас повлиял?
    – Повлияли многие. Я ходил на концерты рок-клуба, Виктора Цоя видел живьем. Было немало всего – и какие-то странные группы вроде забытых ныне «Джунглей», и домашние акустические концерты «Аукцыона»… Чего только не было.

    – Вы сейчас снимаетесь в фильме «Слон». Кого вы там играете?
    – Водителя-дальнобойщика. Мне кажется, что это один из тех редких российских фильмов, которые предназначены для семейного просмотра, адресованы всем. Это не про ментов, не про войну, там нет спецэффектов и постельных сцен.

    – И это действительно про слона?
    – Да. По крайней мере, слон там самый настоящий.

    – Будет ли в этом фильме ваша музыка?
    – Слава Богу, нет.

    – Ждать ли в ближайшее время концертов «Рубля» в Москве?
    – Наверное, по осени. На лето уже все расписано. Мы как-то так потихоньку выступаем, чтобы не надоесть друг другу и не загубить на корню то, что пока есть.

     
     
    © 2005 - 2022 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •