7 декабря, суббота  |  Последнее обновление — 05:04  |  vz.ru
Разделы

Христианская риторика мажора Жукова выглядит грубой подделкой

Максим Соколов, публицист
Потрясаться словом Е. С. Жукова можно разве что при полном незнанье своей страны. Когда холодную, искусственную риторику нам объявляют словом, исполненным искренней сердечной боли, немудрено, что против подмены восстают и самые деликатные люди. Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

Пусть всю оставшуюся жизнь ходят и оглядываются

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Россия никак не сможет изменить то, что Запад навесит на нее очередное обвинение, даже если оно совершенно огульно. Но один плюс во всем этом есть безусловно – укрепление за Россией той самой репутации государства, которое охотится на террористов, игнорируя границы, писаные правила и проходящие годы. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

История Великой полярной армады началась 60 лет назад

Сергей Мардан, публицист
Северный морской путь добавляет глобальному статусу России веса гораздо больше, чем даже военный бюджет. Хотя и оборонный потенциал в освоении Арктики, конечно, тоже явно присутствует. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

    Меланья Трамп показала рождественский интерьер Белого дома

    Первая леди США Меланья Трамп показала, как украсила к Рождеству и Новому году свою резиденцию. «Дух Америки сияет в Белом доме», – написала Меланья в своем Twitter. Длина всех гирлянд, развешанных по дому, превысила 240 метров
    Подробности...

    Россия построила свою часть автомобильного моста в Китай

    На Дальнем Востоке построили первый в России трансграничный мост – он соединил Благовещенск с китайским Хэйхэ. Подготовка к строительству шла почти 20 лет, стартовало оно в 2016 году. Тогда стоимость проекта оценивали в 19 млрд рублей
    Подробности...

    Путин открыл скоростную трассу Москва – Петербург

    Путин открыл движение по новой скоростной трассе М-11, соединившей Москву и Петербург. Максимальная скорость движения по трассе сейчас – 110 км/ч. В будущем скорость повысится на 20 км. Это первая автодорога, объединяющая две столицы, построенная в новейшей истории России
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Лидер лейбористов пообещал вернуть в Великобританию социализм

        Главная тема


        Холодная зима вынудит Киев просить Москву о газе

        признание активистки


        Грета Тунберг заявила о неэффективности прогуливания уроков в борьбе за экологию

        подготовка госпереворота


        СМИ сообщили о подготовке захвата власти Порошенко и Тимошенко

        мнение из-за рубежа


        Лидер группы «Ногу свело!» заявил о деградации россиян

        Видео

        «Турецкий поток»


        Российский газ для Венгрии и Сербии застрял в Болгарии

        продление договора СНВ-3


        Трампу придется согласиться на предложение Путина

        гонка вооружений


        Удастся ли американской ракете догнать российский «Кинжал»

        новое явление


        Как российских бомжей превращают в рабов

        Оборонный потенциал


        Сергей Мардан: История Великой полярной армады началась 60 лет назад

        Репутация государства


        Ирина Алкснис: Пусть всю оставшуюся жизнь ходят и оглядываются

        Последнее слово


        Максим Соколов: Христианская риторика мажора Жукова выглядит грубой подделкой

        викторина


        Знаменитые цитаты – фейк или не фейк?

        на ваш взгляд


        Чем для вас является YouTube?

        Белинский жжот

        «Это не пьеса, это такая жизнь»: спектаклю «Берег утопии» Тома Стоппарда, идущему в РАМТ, исполнился год

        29 сентября 2008, 21:10

        Текст: Василий Геросин

        Версия для печати

        88-й сезон Российского академического молодежного театра (РАМТ) открылся с представления самой масштабной премьеры и безусловного фаворита прошлого сезона – трилогии по пьесе Тома Стоппарда «Берег утопии». Это три спектакля – «Путешествие», «Кораблекрушение», «Выброшенные на берег», – объединенные общими героями и временем. С 1835 до 1870 год в России; действующие лица – Герцен, Белинский, Бакунин, Огарев, Чаадаев, Тургенев...

        В постановке занято 68 актеров, в пьесе действует 70 персонажей, которые по сюжету проживают 35 лет жизни. Это взгляд британского драматурга, философа, мыслителя с мировым именем на время революционных исканий и романтических порывов в России.

        Британский драматург Том Стоппард вернул нам персонажей, которые у многих советских поколений вызывали только скуку – от постоянной долбежки в рамках университетской и школьной программы: Маркс, Бакунин, Чаадаев, Аксаков, Белинский, Чернышевский, Тургенев, Герцен... Господи, как же скучно нам преподавали все это – «первый этап революционной борьбы, второй этап…». От одной ленинской цитаты – «декабристы разбудили Герцена» – уже клонило в сон: в перестройку ох и нашутились на эту тему – в духе «зачем они его разбудили?». Примерно так нам русская история XIX века и представлялась: кто-то кого-то будит, откуда-то появляются статьи и книги…

        Стоппард не знал всего этого, зато он увидел кое-что главное: главное его открытие – все, что происходило в России XIX века, было вполне закономерно.

        У нас представителей революционной мысли XIX века рассматривали либо как неподсудных классиков, либо – позднее, в 90-е годы – в качестве моральных аутсайдеров, которые ушли в революцию от нерешенных личных проблем. И то и другое – правда; однако никому до Стоппарда не пришло в голову объединить две эти крайности – теорию и биографию, труды и личную жизнь героев. Конечно, в этом есть стандартный ход, за счет которого достигается комедийный эффект: повествование, особенно в первой части, построено на противопоставлении духовной, так сказать, жизни и бытовой. Молодой философ Станкевич, который рассматривает влюбленную в него девушку (сестру Бакунина) как «условный продукт моего восприятия, зависящий от моего «я» – убери это «я», и исчезнет и роща, и стул, на котором сидит девушка…». И тот же философ Станкевич, который очень хочет, не может ни слова вымолвить, желая сделать девушке самый обычный комплимент. Наконец выпаливает: «Вы давно не были на философском кружке!»

        Ну и так далее со всеми остановками. Поначалу даже вздрагиваешь от реплик на сцене: «Тургенев, идите обедать!», «Белинский в прихожей!», «Аксаков приехал!», чуть ли не «Маркс пришел!» (Маркс появляется, правда, только в снах Герцена). И вдруг понимаешь всё.

        Все герои трагической русской истории XIX века вдруг становятся логичными, понятными: Бакунин в жизни не отдал ни одного долга, оттого и стал проповедником анархизма; Белинский был неврастеником и искал спасения в построении литературной вертикали, где все по полочкам; Герцен – самый психически здоровый из всех, адекватный, как сказали бы сейчас, именно поэтому и оказался для России «слишком хорош». Поражает, однако, то, как реагируют на «памятники эпохи» в зале. Люди 20–25 лет воспринимают их как героев популярного сериала, активно принимают или не принимают тех или иных персонажей. Здесь за год появились уже свои любимцы, и первый из них, конечно же, Белинский (лучшая актерская роль в спектакле в исполнении актера РАМТ Евгения Редько). Каждый его выход сопровождается бурными аплодисментами. Причем ясно, что хлопают не только за актерскую игру, но и за мысли самого Белинского из его статей!

        Когда Белинский-Редько произносит все эти навязшие в зубах у старшего поколения фразы о Пушкине и Гоголе, о том, что «хорошая литература не за локоток хватает, а за горло берет», зал реагирует чуть ли не стоя. Это просто какая-то мечта, сон русской литературы – Белинский через 150 лет после смерти на наших глазах становится кумиром читающей русской молодежи ХХI века. На его фоне проигрывает даже Герцен, любимый Стоппардом, получившийся слишком правильным, слишком провидцем, а оттого скучным. Белинский же – настоящий, смешной, нелепый и при этом очень саркастичный («У Бакунина-старшего пятьсот душ в имении? – спрашивает он. – Хм. Будем надеяться, что этого количества уж точно хватит для спасения одной души – вашего батюшки»).

        Стоппард не побоялся объединить серьезное и повседневное: благодаря этому взгляду с «другого берега» история XIX века впервые предстает хотя и пугающей, но все же по крайней мере человечной, местами даже смешной.

        Взять хотя бы диалог между редактором либерального журнала «Московский наблюдатель» Степаном Шевыревым и знаменитым философом Чаадаевым, автором «Философических писем». Редактор говорит Чаадаеву: «Мы беремся опубликовать вашу работу в России, только… надо заменить в вашей статье два слова». – «Это какие же?» – спрашивает Чаадаев, не веря такому счастью. «Россия» и «мы». – «И каким же словом заменим, допустим, «Россию»?!» – «Заменим на… ну, скажем, на «некоторые люди», – отвечает Шевырев под оглушительный хохот зала.

        Вообще же тип «осторожного либерала», выведенный в спектакле, – одно из самых примечательных открытий «Берега утопии». Это, конечно, очень русский тип: человек, который вроде бы «за свободу» и «передовые взгляды», но при этом способный только говорить, но не делать, – в результате все благородные идеи тонут в бесконечных разговорах. Этот тип «комнатного либерала», достойный пера Достоевского, едва ли не больше вреда России принес, чем монархисты и сторонники «твердой руки»: те-то хоть твердо знают, чего хотят, и говорят открыто. А у либерала нашего даже смелости нет договаривать правду до конца. И тут налицо фундаментальная разница между нашим либерализмом XIX века и западным: там с юмором и скептицизмом относятся к идеям из любого политического лагеря, но самое ценное, любую рациональную крупицу подбирают и относят в общественную копилку. У нас же сплошные непрерывные иссушающие, испепеляющие и ни к чему не приводящие разговоры, разговоры, разговоры – недаром спектакль идет 9 часов – при тотальном неуважении и невнимании каждого по отношению к чужой мысли.

        Белинский говорит: «Свобода в России – это когда студенты подхватывают намек, вычитанный в статье, и всю ночь о нем спорят». «А англичане любят свободу за свободу», – словно отвечает ему Герцен с другого берега, английского. Спор для русских – по Стоппарду, это не столько выяснение истины, сколько возможность откровенно поговорить друг с другом.

        Поэтому любой спор славянофилов и западников лишь прикрытие, фантик: милые бранятся – только тешатся. На самом деле и те и другие испытывают садомазохистскую радость от того, что хоть «поспорить есть с кем», – и ожесточение спора заслоняет любой поиск истины.

        «Этот спектакль в первую очередь я делал для русских студентов, – говорит Стоппард. – Чтобы они не повторили прежних ошибок». С целевой аудиторией драматург не ошибся: достаточно посмотреть, кто в РАМТ стоит в очереди за билетами.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............