18 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 23:04  |  vz.ru
Разделы

Дмитрий Быков и портвейн «Анапа»

Маргарита Симоньян, член Общественной палаты, главный редактор телеканала «Russia Today»
Я желаю Быкову поскорее поправиться потому, что «Букера» ему, кажется, так и не дали. А ведь тоже давно пора. Он ведь и правда один из лучших журналистов и авторов нашей эпохи. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Если вы не продаетесь, это не значит, что на вас не зарабатывают

Алексей Алешковский, сценарист
Зачем нам мораль? Чтобы не убивать, не красть и не прелюбодействовать? Да бросьте! Может, чтобы возлюбить ближнего? Как бы не так. Мораль нам нужна для оправдания убийств, воровства, предательства и ненависти. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Церковные диссиденты успешно решают дьявольскую задачу

Епископ Питирим (Творогов), епископ Душанбинский и Таджикистанский
Только безумец может желать гонений, чтобы очистить Церковь. Мужество – победить грех в самом себе, смелость – жить среди грешников, не осуждая их, а являя пример, которому они могли бы подражать. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Киев впервые за время конфликта в Донбассе отказался от соглашения о перемирии
         |  vz.ru

        Читайте также

        Роман умер, да здравствует роман

        Александр Давыдов: «То, что сегодня кажется литературному истеблишменту «маргиналиями», завтра будет классикой»
        Главный редактор издательства «Русский Гулливер» Александр Давыдов    7 февраля 2008, 13:19
        Фото: Из семейного архива А.Давыдова
        Текст: Диляра Тасбулатова

        В издательстве «Русский Гулливер», возглавляемом писателями Александром Давыдовым и Вадимом Месяцем, вышла новая книга с причудливым названием «Шествовать. Прихватить рог» Юлии Кокошко. И эта, и другие книги серии проходят по разряду «интеллектуальная литература» – то есть такая, от которой нас старательно отучают вот уже многие годы.

        Возможно, «Русский Гулливер» – одно из немногих издательств, которые могут вернуть нам не только первозданное звучание языка, но и первозданное звучание смысла. Наш корреспондент встретился с главным редактором «Русского Гулливера», чтобы задать ему несколько насущных вопросов.

        «Чтобы разрешить парадокс, нужно создать общую теорию, в контексте которой этот парадокс будет выглядеть более смягченным» – Александр Давыдович, будучи главным редактором серии, как вы с Вадимом Месяцем – не сочтите за наивность, конечно, – различаете, где, собственно, хорошая литература, а где – так, посредственная?
        – При помощи – не сочтите, в свою очередь, за излишнюю амбициозность – вкуса. И хотя Лотман и другие крупные филологи говорили, что должны пройти годы, пока литературное произведение проявит себя в контексте других культур – и это действительно так, товар в конечном счете оценивается рынком – хороший товаровед может и заранее понять истинную стоимость товара.

        – То есть вы – здесь и сейчас – словно опытный маршан, скупающий живопись пока неизвестных художников, закладываете фундамент литературы будущего?
        – Именно так. И никак иначе, То, что сегодня кажется литературному истеблишменту «маргиналиями», завтра будет классикой, в чем я абсолютно убежден.

        Возможно, эти книги кому-то покажутся непривычными, но, как говорил Бертран Рассел, чтобы разрешить парадокс, нужно создать общую теорию, в контексте которой этот парадокс будет выглядеть более смягченным. Потом еще более общую – и тогда он уже будет восприниматься как нечто естественное.

        – Судя по Вашим собственным книгам – Вы ведь известны не только как издатель, но, прежде всего, как писатель-интеллектуал – теорию нужно будет создавать в несколько ступеней…
        – Спасибо за комплимент. На самом деле, я никогда не снисхожу к читателю и не считаю себя вундеркиндом, которого невозможно понять без какой-то специальной подготовки: в этом и сказывается мое уважение к читателю. Я не за читателя и не против него. Я – за литературу. В конечном итоге…

        – Может, дело не в вас, а в читателе? Читатель – настоящий, я имею в виду – тоже бывает, что иссякает…
        – Действительно, мой – или там наш, как хотите – читатель существует, но среды не составляет, это правда. Резонанс же – и это известно из законов физики – может возникнуть только тогда, когда есть среда.

        – Плевать на резонанс. Ларс фон Триер говорит, что ему дороже один умный зритель, чем триста идиотов.
        – Да, это тоже правда… Скажем, в двадцатые годы в России была не только мощная литература, но и мощный читатель. Хотя книги выходили тиражом примерно в 500 экземпляров. Ну тысяча человек их прочтет, не больше. Это и есть тот самый триеровский «один» – из миллионов посмотревших его фильм…

        – Так называемый духовный прогресс – если он существует, конечно – и создается двумя-тремя людьми. Остальные пусть читают… ну я не знаю… Дашкову, скажем. Или смотрят боевики.
        – Помню, когда мы смотрели в юности «Тени забытых предков», в зале сначала сидело человек тридцать, в конце сеанса – пять. Эти пятеро и были мы с друзьями. И никто не сомневался, что Параджанов – величайший гений.

        – И все же, все же, все же… Читая Ваши книги – я имею ввиду именно Вашу собственную прозу – я, как ни билась, не нашла никаких аллюзий, трудно было на что-либо опереться. Согласитесь, это трудно – когда не на что опереться?
        – Пастернак говорил, что новизну содержания иногда принимают за намеренный изыск формы. Другими словами, если человеку есть что сказать, то он и говорит это новаторским языком, оттого-то и возникают трудности с аллюзиями. Хотя язык может быть и консервативным, а содержание – новаторским, по-всякому бывает.

        – Разрешите задать Вам довольно идиотский вопрос?
        – Валяйте.

        – В чем назначение литературы, как Вы полагаете?

        – У литературы много применений – в том числе и развлекательная функция, я этого не отрицаю. Другой вопрос, что мне лично это неинтересно.

        Литература, если уж так серьезно говорить, это то, посредством чего мы осмысляем Бога, истину, и прочие наиважнейшие вещи. И писатель как бы помогает другим это сделать – осмыслить, осмысляя сам.

        То, что литература как таковая умерла – это полный бред. У нее просто бывают периоды упадка, смешения жанров и прочее. Но «смерть» – бред, повторюсь, полнейший. Если и умер, скажем, роман в том виде, в каком существовал в 19 веке, то появится что-то другое. Как когда-то и роман появился, считаясь, по сравнению с трагедией и даже комедией, низким жанром.


        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............