3 апреля, пятница  |  Последнее обновление — 04:59  |  vz.ru
Разделы

Коронавирус разрушил идеологию ЛГБТ

Наталья Холмогорова, правозащитник
Всадник Апокалипсиса вырос перед нами во весь рост, и вся прочая общественно-политическая повестка ушла в его огромную тень. В самом деле, чума, война или голод – надежное, эффективное средство против гей-парадов. Подробности...
Обсуждение: 30 комментариев

Как Киев живет без метро

Андрей Манчук, политолог
Прекращение работы транспорта не обязательно помогает в борьбе с распространением заразы. По крайней мере, когда это осуществляется волюнтаристским путем, без учета того, как может сказаться на обществе мгновенный разрыв социальных, экономических и транспортных связей. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Чтобы занять людей, нужны стройки века

Сергей Лукьяненко, писатель
Паникёры уже говорят о возможных бунтах мигрантов. Я так не считаю, я верю в Росгвардию, а ещё более верю в автоматическое огнестрельное оружие, но даже без всяких бунтов и криминалов – что делать с миллионами людей, лишившихся работы? Подробности...
Обсуждение: 58 комментариев

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

    Путин посетил больницу в Коммунарке

    Путин приехал в больницу в Коммунарке, где находятся зараженные коронавирусом. Президент оделся в защитный костюм и осмотрел здание в сопровождении главврача Дениса Проценко. Как считают эксперты, своим визитом в больницу Путин демонстрирует, что власть уверена в своих силах и спокойна
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Трамп оценил «красивый жест» России

        Главная тема


        Россия входит в режим сосредоточения и выдержки

        борьба с коронавирусом


        Собянин отложил введение пропускного режима в Москве

        массовые мероприятия


        Православным рассказали, как будет праздноваться Пасха

        энергетический рынок


        Нефть подорожала на 40% после телефонного разговора Трампа и саудовского принца

        Видео

        «единая Европа»


        Евросоюз дал еще одну трещину

        история выздоровления


        Раввин Ицхак Коган: Победить коронавирус удалось благодаря врачам

        источник установлен


        Коронавирус стал наказанием за суеверия

        китай против сша


        Коронавирус спровоцирует начало геополитической войны

        В центре эпидемии


        Геворг Мирзаян: Как США спасаются от экономического цунами

        Трусы и крестик


        Алексей Алешковский: Бремя белого человека многим не по плечу

        Своих не бросаем


        Ирина Алкснис: Россия не бросает даже русофобов

        викторина


        В чем российские женщины опередили весь мир?

        на ваш взгляд


        Как долго вы психологически готовы соблюдать режим самоизоляции?

        Что скрывал Шукшин

        Чулпан Хаматова и Евгений Миронов переезжают в деревню

        16 октября 2008, 18:02

        Текст: Василий Геросин

        Версия для печати

        Одна из самых ожидаемых премьер сезона – спектакль «Рассказы Шукшина» в постановке режиссера Алвиса Херманиса в московском Театре наций. Это первый спектакль, который всемирно известный режиссер и любимец самых престижных фестивалей рижанин Алвис Херманис ставит в России. В ролях – Чулпан Хаматова, худрук Театра наций Евгений Миронов, Юлия Свежакова, Юлия Пересильд и ряд талантливых молодых актеров.

        Массовое возвращение советских литературных классиков 60–80-х годов, обилие сериалов и пьес по мотивам их произведений – этот процесс вызван не только отсутствием современного качественного материала на телевидении и в репертуарах театров.

        Безудержную эксплуатацию классиков можно рассматривать и как своего рода проверку, переаттестацию позднесоветской литературы – на предмет наличия в ней универсальной ценности, литературного жемчуга, актуальности спустя 20, 30 лет.

        Сегодня перед аттестационной комиссией Времени предстает последнее цельное писательское поколение – шестидесятники: Трифонов, Рыбаков, Распутин, Шукшин… Трифонов и Рыбаков перенесены в сериалы («Горячий песок» недавно шел по телевизору), Распутин экранизирован (фильм Александра Прошкина «Живи и помни», чуть ранее – пьеса «Живи и помни» в МХТ).

        С Шукшиным, впрочем, история наиболее показательна: его взялся ставить в Театре наций знаменитый Алвис Херманис. Спектакль уже почти готов и должен выйти в ноябре.

        Спектакль так и называется, без затей, – «Рассказы Шукшина»: он будет поставлен по десяти произведениям писателя (в том числе «Степка», «Срезал», «Степкина любовь», «Игнаха приехал», «Сапожки»). Шукшина так давно не ставили в театре, что, например, всеми позабыто, что у него есть кроме рассказов собственно пьесы – «Нервные люди», «До третьих петухов». Однако Херманис взялся именно за рассказы, каким-то образом соединив их в одну историю.

        Что касается режиссерской концепции, то известно, что актеры вовсе не собираются «притворяться сибирскими крестьянами времен застоя». Но в то же время это и не будет спектакль-условность: все будет по-честному – с декорациями, с воспроизведением алтайского говора (учиться которому актеры и режиссер специально выезжали летом в село Сростки, где вырос сам Шукшин, наслушавшись, по признанию актеров, всех этих местных «анувдысь», «накдысь», «охминачивать» и «усалакалась»).

        «На спектакль я смотрю как на историю в контексте антропологического феномена, поэтому я никогда не буду ставить пьесы Шекспира или Мольера, потому что я не знаю их быт, повседневную жизнь, – признается Херманис. – Работа, которую проделала наша творческая группа, – это старый добрый Станиславский, когда актеры работают над ролью в реальных условиях».

        Херманис не собирается выворачивать наизнанку тексты произведений – он просто хочет «выявить в рассказах Шукшина общемировые экзистенциальные мотивы».

        К советской и русской классике все чаще обращаются режиссеры с мировым опытом и в то же время обладающие несколько другой, отличной от русской психологией. Особенно преуспели в этом прибалтийские режиссеры: взять хотя бы «Сказание о граде Китеже и деве Февронии» Римского-Корсакова в постановке Эймунтаса Някрошюса в Большом театре.

        Римас Туминас в прошлом году поставил в «Современнике» совершенно неожиданное «Горе от ума» – впервые не как пьесу о конфликте между западниками и почвенниками, а как конфликт между людьми духа и людьми материальными, приземленными. Миндаугас Карбаускис в 2006 году в «Табакерке» поставил «Рассказ о семи повешенных» Леонида Андреева – опять же лишенный привязки к русской почве и оттого получивший почти сартровское звучание. Мы уже не говорим о многочисленных трактовках Достоевского, который есть в репертуаре каждого второго современного театра в Литве и Латвии.

        Этот феномен взгляда немного со стороны – «не чужого, но и не своего» – оказывает русскому театру неоценимую услугу. Помогает нам освободиться от традиционных представлений, как в случае с Шукшиным, от основных штампов, которые сложились в отношении к его произведениям в течение десятилетий (вечная тоска по несбыточному, переплетение мечтательности и жестокости, наивности и расчетливости русского крестьянина), – и, конечно же, самое привязчивое представление о Шукшине как о писателе-деревенщике. (Что, кстати, большой вопрос: например, рассказ «Срезал», наиболее известный рассказ Шукшина, едва ли можно считать комплиментом коллективистскому крестьянскому сознанию.)

        Сверхзадача Херманиса – поместить Шукшина в мировой, общечеловеческий контекст, чего и ему, и другим советским писателям страшно не хватало. Условно говоря, выявить, что в Шукшине «местного», а что – «общего». Это расщепление всякий раз происходит само собой – в силу естественной разницы в менталитетах. Этот взгляд «немного постороннего» способен выявить в нашей ставшей «скучной классикой» литературе новую, скрытую от глаз энергию. Именно такой взгляд соседей, с их вниманием к деталям и поиском «вечных штук» в приевшемся материале, может актуализировать и реанимировать забытые писательские имена.

        Наконец, парадоксальным образом этот «взгляд со стороны» помогает и самим писателям прошлого – освобождая их от формальной советской обертки, в которую вынуждены были упаковывать свои произведения даже относительно независимые советские писатели. Вынужденные по понятным причинам все общечеловеческое прятать внутрь советского контекста, с его непременными «производственными конфликтами» и «борьбой с пережитками прошлого». Если несколько огрубить, то мы по большому счету вообще до сих пор не знаем, ЧТО именно лояльные советские писатели 70-х написали.

        Выявить это помогают именно сопоставления нескольких – чем больше, тем лучше – произведений одного автора. Что и делает Херманис: беря десяток рассказов, он невольно проводит что-то наподобие интертекстуального анализа прозы Шукшина на предмет выявления наиболее часто повторяющихся мотивов, слов, поворотов сюжетов.

        О чем на самом деле писал Шукшин? Вот это нам и предстоит узнать.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............