Взгляд
17 августа, среда  |  Последнее обновление — 03:20  |  vz.ru
Разделы

Запад ждет неприятный сюрприз

Андрей Колесник
Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы
Многие на Западе все еще не верят, что мы взялись за дело всерьез. Может быть, там действительно допускают, что нас можно остановить санкциями, экономическим давлением, политическими заявлениями. С нами не хотят договариваться, реально рассматривать наши условия – потому что не думают, что мы способны на большее. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Народ, который не кормит своих гуманитариев, будет кормить чужую армию

Михаил Диунов
Михаил Диунов, кандидат исторических наук, публицист
В нашем недавнем прошлом уже был пример демонстративного пренебрежения гуманитарным знанием. Это – время существования Советского Союза. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Среди новых западных политиков ощущается дефицит нормальных

Сергей Крылов
Сергей Крылов, чрезвычайный и полномочный посол в отставке, профессор кафедры дипломатии МГИМО
В состязании, как похлеще ущемить Россию, финиша пока не видно. Но у нормального человека, у честного политика рано или поздно должна наступить аллергия на участие в подобного рода затеях. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

В Крыму открылся фестиваль «Таврида.АРТ»

В понедельник в бухте Капсель в Крыму стартовал фестиваль «Таврида.АРТ», уже четвертый по счету. Здесь собрались четыре тысячи участников со всей страны. На площадке фестиваля проходят концерты, шоу, встречи в неформальной обстановке с лидерами индустрий, выставки, театрализованные представления. В общей сложности это более 300 событий в 25 локациях
Подробности...

В России представлен макет новой орбитальной станции

Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (РКК, входит в Роскосмос) впервые показала макет перспективной Российской орбитальной станции на форуме «Армия-2022». На макете также виден пристыкованный перспективный корабль «Орел», а также корабли «Союз» и «Прогресс»
Подробности...

В районе военного аэродрома в Крыму произошла серия взрывов

Во вторник у поселка Новофедоровка – в 30 километрах от Евпатории – на Крымском полуострове произошло несколько взрывов. По информации Минобороны, на военном аэродроме Саки сдетонировали авиационные боеприпасы. По предварительным данным, есть один погибший, также пострадали несколько человек, которые были доставлены в Сакскую районную больницу. Власти установили пятикилометровую зону оцепления в Новофедоровке
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: МИД объявил Киев неспособным обеспечить безопасность миссии МАГАТЭ на ЗАЭС

    Главная тема


    Россия лишает Швейцарию выгодного политического бизнеса

    легализовать нарушение


    Эксперт объяснил суть провокации Британии с заявкой на пролет разведчика над Россией

    «только убытки»


    На Украине решили остановить сахарные заводы из-за цен на газ

    пережить катаклизм


    Названы самые безопасные места в мире в случае ядерной войны

    Видео

    изгнание из страны


    Кошмары русских Латвии начали сбываться

    «на грани войны»


    США теряют представление о последствиях давления на Россию

    Армия-2022


    ОПК бросил вызов китайскому беспилотному «ширпотребу»

    железнодорожная блокада


    Литва готова вредить Калининграду себе в убыток

    НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ


    Как Россия восстанавливалась после краха СССР

    кабульский клуб


    Тимофей Бордачёв: Афганистан показал тупиковый путь Запада

    серьезные последствия


    Виктор Иванченко: Днепропетровск как код доступа к демонтажу Украины

    новые правила


    Геворг Мирзаян: В международной политике настаёт эпоха попутчиков

    на ваш взгляд


    Вы делаете домашние заготовки на зиму?

    Фолкнер из округа Йокнапатофа

    «Цветущая сложность» была выбрана Фолкнером в качестве творческого метода отнюдь не сразу, а начинал он вообще как поэт
       24 сентября 2007, 22:01
    Фото: wikimedia.org
    Текст: Олег Рогов

    В России он стал популярен в 70-е, изрядно потеснив любимца научной и творческой интеллигенции, Хемингуэя. Это своего рода знаковая замена: на смену спрятанным за скупой болтовней глубоким эмоциям приходит мозаичное восприятие реальности, сложные системы взаимосвязей и взаимозависимостей.

    Эта «цветущая сложность» была выбрана Фолкнером в качестве творческого метода отнюдь не сразу, а начинал он вообще как поэт.

    Читайте дважды

    Романы писать нетрудно, подумал я. Дело это малоприбыльное, но нетрудное

    Первый сборник стихов успехом не пользовался, а первые прозаические опыты были, скорее, прямым ответом на вызовы окружающей писателя действительности. Вот как сам Фолкнер говорит о начале своего пути: «Я написал «Солдатскую награду». Времени отняла она немного, издана была быстро и принесла мне долларов пятьсот. Романы писать нетрудно, подумал я. Дело это малоприбыльное, но нетрудное. Я написал роман «Москиты». Писать его оказалось потрудней, и с изданием пошло медленнее, а выручка составила долларов четыреста. Я подумал, что, видимо, писать романы, быть романистом сложнее, чем мне казалось. Я написал затем «Сарториса». Писался он намного дольше и сразу же был отвергнут моим издателем. Однако в течение трех лет я, в упрямой и тускнеющей надежде, продолжал посылать его разным издательствам, желая хоть время, что ли, окупить, потраченное на работу… И однажды я как бы захлопнул дверь, оставив за ней адреса всех издателей и перечни выпускаемых в свет книг. Я сказал себе: «Теперь можно писать».

    Речь идет о романе «Шум и ярость», ставшем на десятилетия своеобразным манифестом модернистской прозы. Повествование с разных точек зрения, разумеется, не было новшеством, но главным достижением Фолкнера была диалоговость прозы, когда реальность возникала в сложном контрапункте разных личностных и временных изложений, которые дополняют и противоречат друг другу.

    Роман, изданный в 1929 году, показался публике столь новаторским, что писателя часто спрашивали, про что же, собственно, там идет речь. Фолкнер терпеливо советовал прочесть роман еще раз, но в конце концов сдался и стал прикладывать к своим книгам сопроводительные комментарии, хронологические таблицы и генеалогию главных героев.

    В свою очередь, этот роман – тоже всего лишь кусочек мозаики в большом панно фолкнеровской прозы о вымышленном «клочке суши величиной с почтовую марку» – южном округе Йокнапатофа. В чем-то это мифотворчество сродни тщательному литературному выстраиванию в жанре фэнтези какого-нибудь мифического королевства с его историей, традициями и многочисленными подробностями.

    Парадокс состоит в том, что Фолкнер соединяет модернистские стратегии повествования и сюжеты, вполне традиционные для южной американской литературы. Это как вдруг кто-нибудь стал бы выписывать персонажи пьес Островского языком Бабеля или Пелевина.

    В Европе он был куда популярней, чем в Америке. Критики дружно хвалили его новые произведения, а читатели не слишком-то жаловали Фолкнера вниманием, чем вызваны его реверансы в сторону более коммерческих сюжетов или работе в Голливуде над сценариями.

    Фолкнер хотел, чтобы экранизировали какой-нибудь из его рассказов, но остался в истории «фабрики грез» как сценарист замечательных фильмов Хоурда Хокса «Иметь и не иметь» по Хемингуэю и нуара «Большой сон» по Чендлеру.

    Окончательное место Фолкнера в литературе закрепляет присужденная ему в 1949 году Нобелевская премия.

    Хэм и Фолк в СССР

    Мне понятно стремление отечественных критиков свести Хемингуэя или Фолкнера к какой-то одной запоминающейся формуле, это удобно. Для Хемингуэя была выбрана фраза «Человек один не может ни черта», для Фолкнера – «Я верю, что человек не просто выстоит, но победит». Эти цитаты кочевали из предисловия в предисловие, из учебника в учебник. Писатели представали такими бодрыми оптимистами, с трудом пришедшими к идее коллективизма.

    Оставим схемы и стереотипы советских критиков пылиться в чуланах. Но постоянное сопоставление этих двух писателей не случайно.

    На смену хемингуэевской романтике (война, коррида, парижская богема, скучающие «настоящие мужчины») пришла совсем другая проза. Сложные семейные отношения, доходящие до накала греческой трагедии, переплетенные с историческими событиями, находили свое воплощение в нелинейном повествовании со множеством взаимопересекающихся точек зрения.

    Даже само построение предложения – предельно скупое у Хэмингуэя и расплеснутое на несколько страниц у Фолкнера – свидетельствовало о разности их творческого дара. Фолкнеровскую раннюю прозу принято считать образцом так называемого потока сознания – длинного и непрерывного повествования, захватывающего с собой и главное, и частности, как поток несет и деревья, и щепки.

    Вы не сразу можете отделить существенное от второстепенного, но вы чувствуете силу этого потока, который несет читательское внимание, круша всё на своем пути. Недаром же существует понятие «фолкнеровский период» – длиннющее предложение, осложненное многочисленными придаточными, скобками, отступлениями и возвращениями к основной теме.

    Портреты Фолкнера не висели на стенах в домах, где так недавно Хемингуэй дружелюбно улыбался, попыхивая трубочкой. Фолкнер, при всей его внешней броскости, глубоко внутренний автор. В то время как Хемингуэй, декларирующий скупость выразительных средств, – писатель вполне открытый и экстравертный.

    Но выбор между Фолкнером и Хемингуэем свидетельствует об эстетическом выборе между кажущейся простотой или реальной сложностью. Которые, на самом деле, не противостоят, а удачно дополняют друг друга.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •