Взгляд
3 июля, воскресенье  |  Последнее обновление — 23:48  |  vz.ru
Разделы

Краткая история украинского сепаратизма

Михаил Диунов
Михаил Диунов, кандидат исторических наук, публицист
Украинский сепаратизм и национализм стали реальной политической силой сразу после Февральской революции 1917 года. Но начался он еще в XIX веке, когда население этой части Российской империи стало объектом хитроумных махинаций поляков и австрийцев. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

России надо следить за Норвегией

Вадим Трухачёв
Вадим Трухачёв, политолог, кандидат исторических наук, доцент РГГУ
История с блокировкой Норвегией снабжения российских поселков на арктическом архипелаге Шпицберген заставила обратить внимание на соседнее с нами северное королевство. Есть устойчивое ощущение, что мы его недооцениваем. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Железный занавес ударит по Европе больше, чем по России

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Евросоюз принял решение отгородиться от России – экономически, политически и даже культурно. Но вопрос в том, кому от этого хуже. Есть подозрение, что не России. Подробности...
Обсуждение: 38 комментариев

Представлена новая купюра 100 рублей

Банк России представил модернизированную сторублевую банкноту. Подход к оформлению купюры изменен – городскую тематику сменила региональная. Новые сторублевые купюры в течение 10 лет заменят собой в обращении банкноты предыдущих модификаций
Подробности...

Сильные ливни в Крыму привели к паводкам и подтоплениям

В результате сильного ливня в Крыму река Салгир вышла из берегов и затопила пять поселков в Симферопольском районе. Так же подтопило и часть Симферополя. В ликвидации последствий задействованы сотни спасателей, введен режим ЧС. Из домов эвакуированы 42 человека
Подробности...

Сотни поклонников пришли проститься с Юрием Шатуновым

На Троекуровском кладбище Москвы прощаются с бывшим солистом группы «Ласковый май» Юрием Шатуновым. Сотни поклонников, близких и знакомых артиста выстроились в длинную очередь к траурному залу, пришедшие хором пели песни любимого певца. Шатунова кремируют и похоронят на Троекуровском кладбище в Москве 28 июня
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: В ЛНР заявили о начале боев за Северск

    Главная тема


    Турция опозорилась со своим первым авианосцем

    деоккупация донбасса


    Шойгу доложил Путину об освобождении ЛНР

    170 км от Петербурга


    Эксперт оценил планы Финляндии разместить базу НАТО в Южной Карелии

    «женщины могут творить зло»


    Глава МИД Британии поспорила с мнением Джонсона о Путине и женщинах

    Видео

    «редкая порода»


    Командовать войсками НАТО в Европе выбран знаток червяков и России

    распад страны


    Шотландия огорчит врагов Великобритании

    плацдарм в Черном море


    Россия превратила Змеиный в ловушку для ВСУ

    выплата дивидендов


    Почему государство сознательно отказалось от денег Газпрома

    Хельсинкская комиссия


    Руководство США ищет способы расчленить Россию

    Углеводородная война


    Глеб Простаков: Газ наконец стал геополитическим оружием России

    Призрачный мир


    Игорь Караулов: Когда настанет время для переговоров с Украиной

    Война уравнений


    Владимир Прохватилов: Военная математика на стороне России

    на ваш взгляд


    Где в Москве должна появиться площадь Площадь Луганской Народной Республики?

    Александр Иличевский: «Учиться у музыки…»

    Поэт и прозаик Александр Иличевский
       5 декабря 2007, 21:50
    Фото: ИТАР-ТАСС
    Текст: Дмитрий Бавильский

    Отдел культуры газеты ВЗГЛЯД поздравляет Александра Иличевского с самой, может быть, важной для него премией, присужденной за роман «Матисс» («Новый мир», 2007, № 2–3), о котором на прошлой неделе в газете ВЗГЛЯД писала Алла Латынина, а вчера – Кирилл Анкудинов. Если учесть, что другой букеровский финалист – Людмила Улицкая – получила пару недель назад премию «Большая книга» за роман «Даниэль Штайн, переводчик» (роман этот вышел и в финал «Букера» тоже), можно назвать решение нынешнего букеровского жюри идеальным.

    Победа Александра Илличевского, помимо прочего, важна для восстановления «исторической справедливости»: нынешний лауреат называет среди своих учителей – поэтов-метаметафористов, представителей самой важной и продуктивной поэтической школы конца ХХ века.

    Мне нравится, когда получаешь удовольствие от мышления текста. Когда видишь, как проза сама по себе «думает». Всей своей структурой…

    Метаметафоризм, неожиданно ярко расцветший в поэзии (А. Парщиков, И. Жданов, А. Еременко, А. Драгомощенко, И. Кутик, В. Аристов) очень быстро сошел со сцены, уступив место более наступательному и агрессивному концептуализму. Однако зерна метафорической поэзии упали в благодатную почву, дав через поколение мощные всходы в серьезной прозе.

    Уже с первой своей книги «Бутылка Клейна», впервые опубликованной на сайте «Топос» в 2004 году до последних рассказов, опубликованных на прошлой неделе, Александр Иличевский последовательно реализует себя в русле эстетики метаметафоризма, утверждая своим творчеством утраченную красоту и правильную сложность.

    – Ты вообще любитель симметрии или асимметрии в тексте?
    – С композицией всё очень сложно. Это высший пилотаж. Требуется тексту порядком отлежаться, чтобы верно оценить структуру. Например, только спустя почти год мне стало ясно, что в «Матиссе» следует некоторые линии из второй части обменять с эпизодами первой.

    Бродский советовал учиться композиции у музыки – и для поэзии это бесспорно. А вот для прозы, которая всё-таки симфония, а не концерт или соната, – тут всё сложнее, намного более трудоемко, и дело не ограничивается перестановками и дописыванием. Что-то требуется менять в самой ткани.

    – Но разве композиция не диктуется сюжетом?
    – Диктуется, конечно. Но я всегда поглощен тем, «что» я пишу и «как» я пишу. Вот от этого «как» и все сложности.

    – А каким тебе видится идеальный роман?
    – Трудно ответить. Но есть способ его представить. Следует взять рассказ Бунина «Господин из Сан-Франциско» и вообразить себе, что он роман: не двадцать страниц, а двести. Но такой роман написать невозможно в принципе. А из примеров «идеальных» романов – «Смерть Вазир-Мухтара», «Человек без свойств», «Зависть», «Конармия»: все они очень разные, так что рецептуры нет.

    – Ты говоришь об ужесточении работы с метафорой, с чем это связано? С впадением в ересь простоты? С упрощением работы читателя? Кстати, читателю обязательно много трудиться? Чтение должно быть сложным занятием?
    – Под ужесточением работы с метафорой я понимаю то, что если раньше метафора насыщала плоть текста, то теперь она должна им управлять в архитектурном смысле. То есть теперь метафора должна переместиться в узловые звенья, в которых происходит более высокого порядка управление смыслом. Упрощение – ни в коем случае не должно пониматься в смысле той самой «ереси». Простота вообще – хуже воровства. Требования к читателю должны предъявляться самые невозможные.

    – Скажи, как бы ты определил свой метод и его составляющие? Откуда ты, если так можно выразится, растешь?
    – Метода – кроме хищности зрения – никакого особенно нет. Что до письма, то тут три пункта, сочетание которых пугает даже меня самого: Бабель, Платонов, Парщиков. Скоро добавится драматургия устного скандала (сейчас для романа нужно), и это уже Федор Михайлович.

    Самый, конечно, трудно выразимый и интересный пункт – это Алексей Парщиков. Дело даже не в методе, а в том, что я изначально, а не по мере роста – попал в точку, в которой я обосновался чутьем и в которой уже находился этот великий поэт. Здесь мне быть наиболее захватывающе: и по количеству видимого смысла, и по уникальности зрения как такового. Это притом, что любимых писателей у меня навалом, страшно даже начать перечислять

    – Каким изнутри видится развитие твоего метода, если взять первые твои метаметафорические тексты и вплоть до недавно опубликованного «Новым миром» романа «Матисс»?
    – Если образно (кажется, только так возможно выразить), то в стремлении к текучести, переходящей в бреющий полет (захватывающая непрерывность движения, при котором в то же время видна каждая нужная деталь), к динамике драматичности.

    В «Матиссе» это достигается далеко не вполне, может быть, уже в последних рассказах («Улыбнись», «Горло Ушулука») и пишущемся романе, но характер становления именно таков. И еще. Очень хочется «обучить» язык голой мысли. Особенно это важно сейчас в новом романе, который диктует главный герой – профессиональный математик, взбешенный своей наградой – художественным зрением.

    – А что такое «голая мысль», применительно к художественному тексту?
    – Мне нравится, когда получаешь удовольствие от мышления текста. Когда видишь, как проза сама по себе «думает». Всей своей структурой. Есть образцы в «Человеке без свойств» и в «Гриджии» – тонкие, сногсшибательные периоды, настолько органичные глубиной, что оказываются недоступны анализу, разбиению на логические элементы, но всей своей тканью (уже плотью) представляющие мощное движение, наращение художественного смысла. У Лидии Гинзбург это есть. И у Ольги Зондберг, кстати. Правда, мне не хочется в этом смысле делать что-то похожее, у меня другие «инструменты». Термин «голая мысль» особенно важен, поскольку сейчас ужесточается работа с метафорой как с хрусталиком – органом зрения письма.

    – Какова в этом смысле роль сюжета? Понятно, что он участвует в мысли, но при этом не становится ли второстепенным?
    – Это очень сложный вопрос, абсолютно правомерный. В этом и состоит ужас – что приходится все эти сложности разрешать. По мере сил. Одно должно быть непреложно: сюжет. Он должен быть уникален (абсолютно нов, сногсшибателен) и занимателен, как спелая хурма, от которой не оторваться.

    – Ты сказал о влиянии на тебя Алексея Парщикова. Насколько близким для себя ты чувствуешь влияние метаметафоризма?
    – За весь метаметафоризм я не в ответе, но творчество Алексея Парщикова (в равной степени как и личное общение, продуктивное и долгое ученичество) – это совершенно иной мир, иная реальность, которая оказалась абсолютно родственной средой, большой радостью.

    Я писал долго стихи – и писал до тех пор, пока они не стали отчетливой метафорой прозы, а затем и – в физическом плане – просто прозаическим планом. В то же время мне очевидно, что стихи для меня не закончатся никогда.

    Так или иначе, на больших периодах я всё время стараюсь до них докоснуться – и они мне в романе необходимы, как толчок ноги астронавту, полулетящему скачками над лунной поверхностью.

    Влияние метаметафоризма настолько же очевидно, насколько и загадочно. Аналитически к нему подступиться трудно. Более или менее просто выявить только мировоззренческую идентичность. В том профетическом смысле, в котором писатель/поэт пытается сформулировать – привить навык Человеку перед необратимо и внезапно изменившимся миром.

    – Отчего же не в ответе, если твои тексты как нельзя лучше подпадают под метаметафорический дискурс. Моя идея такова: метамета начинался с поэзии для того, чтобы потом дать ростки в прозе и в критике (эссеистике). Твой пример – наиболее четкий пример такого развития…
    – Дима, ты прав. Еще года два назад я бы посопротивлялся такому обобщению, но сейчас оно очевидно и ставит новые задачи. Обобщения этого я робел, как неуверенно чувствует себя путешественник, попавший в неизведанную страну и вдруг осознавший, что пути обратного нет. И более того, теперь он за нее – новую родину в ответе.

    Метаметафоризм в прозе – для меня это не столько доказательство изначальной мощности течения, сколько подтверждение универсализма новооткрытой – профетически – модели мира.

    – Не мог бы ты более подробно расшифровать свою мысль об универсализме модели мира и, кстати, почему этому обобщению нужно сопротивляться?
    – Под «универсализмом» в данном случае я имею в виду просто справедливость – для множества субъектов. То есть новая модель мира должна пройти апробацию у множества наблюдателей новой формации – и получить подтверждение в достоверности. И я бы не сопротивлялся этому обобщению относительно метаметафоризма, если бы оно – в силу того что напрямую касается моего письма – не налагало на меня определенную ответственность и честь.

    И то, и другое – груз, хоть и приятный.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •