Взгляд
7 декабря, вторник  |  Последнее обновление — 06:33  |  vz.ru
Разделы

Киеву придется заплатить непомерную цену

Андрей Колесник
Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы
Пусть киевская шпана поймет наконец очевидную вещь. За любую агрессию против русских людей в Донбассе им придется умыться кровью по полной программе. Украина утратит вооруженные силы, территорию, текущую политическую систему. Это вовсе не китайское – это предельно ясное, жесткое русское предупреждение. Подробности...
Обсуждение: 39 комментариев

Верните русских!

Сергей Мардан
Сергей Мардан, публицист
России нужны люди. Не рабочие руки, как уверяют чиновники с равнодушными глазами, а люди. Свои, родные, наши, соотечественники. Подробности...
Обсуждение: 49 комментариев

Украинцам навязывают мову, а они слушают русские песни

Антон Крылов
Антон Крылов, журналист
Украинская молодежь плевать хочет на очередную волну антироссийской истерии, на тотальное внедрение мовы и на прочие спецэффекты обострившегося нацстроительства – и продолжает спокойно жить в русском культурном поле. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Меркель проводили на пенсию музыкой из ГДР и факелами

В Берлине во дворе министерства обороны прошла церемония прощания с покидающей пост канцлера ФРГ Ангелой Меркель. Церемония всегда проходит вечером и состоит из нескольких музыкальных композиций, включая национальный гимн и марш. Кроме того, по традиции зажигаются факелы
Подробности...

Сибирячки встретили приход зимы в купальниках и катанием на сап-досках

Жители Новосибирска устроили акцию «Белые пляжи Сибири» в честь прихода зимы. Несмотря на мороз, сибирячки организовали заплыв на сап-досках в купальниках и провели фотосессию на фоне Оби. Акция проходит уже несколько лет и приобрела популярность
Подробности...

Умер певец и композитор Александр Градский

Народный артист России, певец и композитор Александр Градский умер в возрасте 72 лет. Причиной смерти стал инфаркт головного мозга. Здоровье музыканта ухудшилось после перенесенного коронавируса, но несмотря на плохое самочувствие, он до последнего продолжал работать
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Трамп начал писать мемуары о президентстве

    Главная тема


    Бельгия нанесла поражение латышским нацистам

    «географический театр»


    В США утверждают о готовности России «напасть» на Украину с Запада

    «только славянам»


    ЦИАН запретит объявления с указанием национальности квартирантов

    исчезающие сообщения


    Цукерберг анонсировал важные изменения в WhatsApp

    Видео

    30-летие роспуска СССР


    Как Горбачев пытался спасти Советский Союз

    критическая зависимость


    Как российскому автопрому обрести больше свободы от импорта

    переговоры лидеров


    Путин научит Байдена различать «красные линии» на Украине

    транзит товаров


    Литва превратилась в подопытного кролика Китая

    храм Христа Спасителя


    Как советская власть уничтожала наследие русской истории

    русское культурное поле


    Антон Крылов: Украинцам навязывают мову, а они слушают русские песни

    родные соотечественники


    Сергей Мардан: Верните русских!

    русское предупреждение


    Андрей Колесник: Киеву придется заплатить непомерную цену

    на ваш взгляд


    Пугают ли вас ИНН, QR-коды и прочие присваиваемые людям цифровые идентификаторы?

    Страсти уходящего лета

    Журнал «Знамя»
       7 октября 2007, 10:14
    Фото: bestperiodica.com
    Текст: Кирилл Анкудинов, Майкоп

    В преддверии наступающей осени прозаики расчувствовались: во всех июльских и августовских выпусках литературных журналов – страсти. Роковая любовь, неизбежной рифмой к ней – кровь, трагические взаимоотношения между детьми и родителями, парочка самоубийств, добрая дюжина несчастных случаев.

    Хит-парад прозы пяти журнальных номеров – «Знамени» (№ 7, 8) и «Октября» (№ 7, 8) вкупе с «Новым миром» (№ 7) – самый настоящий мартиролог страстей. Что ж, попереживаем вместе с авторами…

    Сильные страсти (от 15 до 8 баллов)

    Толстые» литературные журналы сближаются с «массовой культурой». Но не слишком ли стремительно?

    15. Григорий Канович. Очарование сатаны. Роман. «Октябрь», № 7
    Литва. 1941 год. Краткий выморочный промежуток – в один день – между уходом советской власти и приходом власти фашистской. Маленькое еврейское местечко…

    Роман Григория Кановича – самый значимый итог литературного лета – выдержан в традициях «советского военного экзистенциализма а-ля Василь Быков».

    Со всеми сопутствующими признаками: отточенными внутренними монологами, несколько театральным монтажом крупных планов, напряженным сюжетом, непременной темой выбора.

    Канович по-советски щадит читателей, вынося подробности гибели своих персонажей за рамки повествования; как ни странно, это идет роману на пользу, усиливая его эмоциональную мощь.

    Куда сомнительнее корректность иного рода: все литовцы в романе Кановича выписаны нежными розовыми красками. Когда молодую еврейку пытается спасти брутальный владелец хутора, это можно понять: он влюблен в нее.

    Но далее тем же самым благородно озабочиваются литовский полицай и даже вождь литовских нацистов. Что представляется менее реалистичным (особенно после знакомства с реальными историческими документами). Впрочем, пусть лучше писатели перебирают в плане корректности, нежели пишут гадости о других народах.

    14. Михаил Тарковский. «Тойота-Креста». Повесть. «Октябрь», № 8
    История любви разбитного сибирского водилы Жеки (перевозчика контрабандных японских авто) к «московской штучке». Он ее любит, она его – не слишком. Сибирь есть Сибирь, а Москва есть Москва, и вместе им не сойтись. Сделана повесть Михаила Тарковского крепко, красиво, вкусно, с обилием чудесно-колоритных деталей, со «словечками» и с великой любовью к сибирскому краю; за это прощаешь ей некоторую композиционную несобранность.

    13. Олег Юрьев. Винета. Роман. «Знамя», № 8

     Олег Юрьев
    Олег Юрьев

    От прозы Олега Юрьева ожидаю многого; не всегда эти ожидания сбываются полностью. Пишет Юрьев сверхгусто, образными эссенциями, каждую его фразу надо смаковать. Жанр «Винеты» – «корабельная фантасмагория-феерия». Этот жанр разработан Василием Аксеновым, Виктором Соснорой и Юрием Ковалем – и так же избыточен по своей природе.

    Жанровая чрезмерность налагается на чрезмерность стилевую (и все это усиливается специфической питерской мифологией); в результате роман вызывает то особое разочарование, какое возникает от чересчур жирного торта или от премьеры новогоднего мюзикла «с участием всех звезд». Так и тянет (вполне по-юрьевски) вставить в середину заголовка мягкий знак: не «Винета», а «Виньета». Одна сплошная барочная виньетка.

    12. Ирина Василькова. Садовница. Повесть. «Новый мир», № 7
    Признание в любви к отцу – запоздавшее, горькое, скорбное и честное – неизбежно перерастает в саднящее выяснение отношений. Очень личный текст.

    Отдельным пунктом отмечаю прекрасный прозрачный язык Васильковой.

    11. Вечеслав Казакевич. Охота на майских жуков. Повесть. «Знамя», № 7
    Воспоминания из детства – необыкновенно добрые и какие-то очарованные (даже с некой истомностью). Поселок. Семья. Деревенская няня – простая и трогательная бабуся. Квазидиалог двух близких (и бесконечно далеких) социальных слоев – «низшей советской номенклатуры» и «дяревни», поданный, впрочем, на пределе мягкости. В последний раз такой светлый юмор в виду темы социального непонимания я встречал у Джеральда Даррелла.

    10. Андрей Кучаев. Темная сторона любви. Рассказы. «Знамя», № 7
    Щегольские новеллы о роковой любви – «под Бунина» (не столько в плане языка, сколько в плане сюжетов). Довольно коммерческая проза – но как лихо, как шикарно, как броско она замешана. Массовая литература хай-класса (ручной сборки).

    9. Леонид Костюков. Мало ли кто оттуда выйдет. Триптих. «Знамя», № 7
    Три миниатюры, выстроенные на диалогах и вкрадчиво-мрачные. Первая – о жизни после конца мира. Две другие – не отраднее.

    8. Игорь Савельев. Как вариант. Рассказ. «Знамя», № 8
    Коллизия, знакомая по прозе эпохи застоя: молодой москвич, приехав погостить к родителям, внезапно решает бросить столичную суету и остается в тихой провинции. Владеет письмом Савельев мастерски (как всегда). Но с чего его метнуло в такую изъезженную и фальшивую тематику?

    Страстишки (от 7 до 2 баллов)

    7. Владимир Тучков. Линии жизни. Рассказы. «Новый мир», № 7
    Опять «о странностях любви», но на этот раз – с оттенком абсурда. Добротные рассказы – не хуже и не лучше многих прочих. Просчитанные. Рассудочные. Как бы концептуализм, но в то же время занимательное чтиво. Наверное, кое-кто из читателей в очередной раз примет тучковские фантазмы за чистую монету и станет на их примере клеймить «ужасы нынешней действительности». Так с текстами Тучкова случалось.

    6. Марк Харитонов. Ловец облаков. Повесть. «Знамя», № 8
    Тонкий, нежный и одинокий (вследствие своей нежности) юноша Иннокентий Бессонов мучим соблазнами плоти и одержим видениями. Он творит гениальные картины – но их гениальность не ведома никому. Даже женщине, которую юноша любит и которую самозабвенно рисует. Только демонический меценат-разлучник, скупающий шедевры, оценивает масштаб дарования нежного Иннокентия. Забыл сказать, мецената Иннокентий предвосхитил, нарисовав… И все в повести Марка Харитонова так обстоятельно, так тягуче, так трепетно и обморочно: читаешь ее – словно тонешь в сметанке с творожком.

    5.Александр Мелихов. Новосветские помещики. Рассказ. «Знамя», № 7. Девушки и смерть. Рассказы. «Новый мир», № 7
    Кажется, хороший писатель Александр Мелихов решил всерьез пуститься в описание сексуальной жизни «сильных мира сего». И если его знаменский рассказец о развлечениях еврейского старичка, ставшего олигархом, еще сносен, то от новомирских экзерсисов Мелихова – с их эротическо-физиологическими подробностями и с их намеками на реальных известных людей – делается неловко. Как бывает всегда, когда умный, трезво-скептичный и очень рациональный собеседник вдруг начинает напропалую сплетничать.

    4. Ирина Поволоцкая. Жаворонок смолк. Беседная повесть. «Новый мир», № 7
    Старушка «из бывших» рассказывает дочери историю своей жизни. Дочь слушает вполуха; оно и понятно: бесчисленные родственники, свойственники, друзья и враги, рауты и расстрелы, болезни и переезды слипаются в повествовании рассказчицы в один неразличимый ком.

    Рискую попасться на скрытый педагогический подвох-крючок замысла Поволоцкой, уподобившись нечуткой дочке. Однако все же замечу: мне думается, что передавать скуку через скуку (в частности, создавая скучный текст) – бесперспективное начинание.

    3. Елена Макарова. Два рассказа. «Знамя», № 7
    Несколько раз перечитывал бесцельные и безликие опусы Макаровой, через день забывая их содержание. Кажется, первый из них – про мужика, сначала бросившего любовницу, а затем вернувшегося к ней, а второй – про старика, сделавшего ребенка своей пожилой супруге. Зачем это писалось?

    2. Анатолий Найман. Посвящается Хемингуэю. Из цикла рассказов. «Октябрь», № 8
    С июля обещано в каждом новом номере «Октября» публиковать по рассказику Наймана. Если все они будут такими же, как «Посвящается Хемингуэю», я расстроюсь. Пока привычно уповаю на эффект первого блина. На что уповать еще: байка о приятеле, эффектно осадившем в салоне самолета двух «крутых шишек» (за одной из которых смутно угадывается сам В.В. Путин), проходит по разряду «компенсаторных фантазий». И не более того.

    Страсти-мордасти (1 балл)

    1. Вацлав Михальский. Храм Согласия. Роман. Продолжение. «Октябрь», № 8
    Контуры неподъемного словесного массива, творимого Вацлавом Михальским, стали медленно вырисовываться. И это не радует. Выяснилось, что роман Михальского по всем признакам является стопроцентным образцом «исторического женского мыла» в духе Жюльетты Бенцони.

    Судите сами: две разлученные революцией сестры из графского рода; одна сестра блистает в светском обществе Туниса и ведет изящную разведдеятельность, что твоя Мата Хари; другая сестра претерпевает советские невзгоды под чужим именем. К финалу эпопеи, полагаю, они встретятся. Еще в романе есть красавец аристократического происхождения, контуженный и потерявший память. Есть его любовь, есть рифмующаяся с ней кровь, есть козни малолетнего злодея-плебея, есть остальные полагающиеся жанровые аксессуары.

    Лавбургер Михальского не вызвал бы у меня претензий, будучи воплощенным в подобающем ему формате (написан он грамотно). Я понимаю, «толстые» литературные журналы сближаются с «массовой культурой». Но не слишком ли стремительно?


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •