18 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 23:04  |  vz.ru
Разделы

Дмитрий Быков и портвейн «Анапа»

Маргарита Симоньян, член Общественной палаты, главный редактор телеканала «Russia Today»
Я желаю Быкову поскорее поправиться потому, что «Букера» ему, кажется, так и не дали. А ведь тоже давно пора. Он ведь и правда один из лучших журналистов и авторов нашей эпохи. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Если вы не продаетесь, это не значит, что на вас не зарабатывают

Алексей Алешковский, сценарист
Зачем нам мораль? Чтобы не убивать, не красть и не прелюбодействовать? Да бросьте! Может, чтобы возлюбить ближнего? Как бы не так. Мораль нам нужна для оправдания убийств, воровства, предательства и ненависти. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Церковные диссиденты успешно решают дьявольскую задачу

Епископ Питирим (Творогов), епископ Душанбинский и Таджикистанский
Только безумец может желать гонений, чтобы очистить Церковь. Мужество – победить грех в самом себе, смелость – жить среди грешников, не осуждая их, а являя пример, которому они могли бы подражать. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Киев впервые за время конфликта в Донбассе отказался от соглашения о перемирии
         |  vz.ru

        Читайте также

        Квазиреалити

        «Сталин. Live» и «Тридцатая глава». Телевидение пытается выйти из тупика политического вещания. Но пока безуспешно.
        Густой грим на лице бодрого и благообразного Сталина слишком заметен    25 января 2007, 19:28
        Текст: Екатерина Сальникова

        Наше телевидение наконец решило, что мы никуда не уйдем от политики. И поэтому можно делать с ней все, что угодно. Видимо, ближайшее будущее обещает не столько содержательную смелость проектов, сколько свободу стилистических вариаций. Заявленный как реалити-сериал «Сталин. Live» шокирует не вольным обращением с многострадальной историей, но эклектикой образной материи. Новая программа «Тридцатая глава» обещает симбиоз общественной актуальности, «пробирочного» студийного дизайна и развлекательности.

        «Сталин. Live» начался с фантасмагории. Голос Иосифа Виссарионовича, расхаживающего по Ближней даче, рассказывал в третьем лице про Иосифа Виссарионовича. Эта штука будет посильнее «Мастера и Маргариты» в трактовке Владимира Бортко. Шедевр «олитературивания» Сталина затмил многое остальное. Но вдруг монологи прекратились. И тогда стало обидно за жанр.

        Об Иосифе – гламурно

        «В сериале действуют откровенно фальшивые, сусально-пряничные Сталин, Берия и Хрущев»

        НТВ позиционирует «Сталин. Live» чуть ли не как реалити, а руководителя проекта Григория Любомирова даже именует пионером данного жанра. Реалити можно любить или ненавидеть, однако желательно для начала его иметь. В незабвенном сериале «Рублевка. Live» стилистика реалити топорщилась и рвалась во все стороны, ежесекундно крича о своей непохожести на все остальное.

        В «Сталин. Live» элементы реалити протираются бочком, по стеночке, среди приемов, которые жанру реалити откровенно противопоказаны. И жанр мстит как умеет.

        Например, густой грим на лице бодрого и благообразного Сталина (Давид Гиоргобиани) слишком заметен.

        Но по законам реалити очевидный грим следует рассматривать как косметику, которую наложил себе на лицо сам товарищ Сталин. Злоупотребляет косметикой и товарищ Берия, – тоже благообразный и стройный.

        Очевидная идеализация внешности исторических персон вопреки другим, всем известным источникам в реалити тоже наказуема. В историческом боевике или романтической драме – пожалуйста. Там Талейран может не хромать и даже Ленин имеет право не картавить. Но в реалити образ исторической персоны, созданный без учета общеизвестных достоверных характеристик, автоматически становится недобросовестной «копией» или просто «другим персонажем». Вот в сериале и действуют откровенно фальшивые, сусально-пряничные Сталин, Берия и Хрущев. Такой гламурненький тоталитаризм.

        Это не мешает герою, выдающему себя за сына Сталина, снимать штаны и присаживаться под кустом в лесу, сорвав предварительно пару листиков. Но и откровения телесного низа не отменяют халтурно снятой сцены неудачного побега советского пленного. Бежит он как-то лениво, собака хватает его за рукав как-то чересчур ласково, и убивают его фашисты как-то ненатурально. А рассказать историю о том, почему некто решил спровоцировать свой расстрел, сериалу некогда и неохота.

        Легче перейти к живописным страданиям раненого Якова Джугашвили (Давид Иашвили), который, лежа на зеленой травке и глядя в свое «небо Аустерлица», выглядит святым мучеником, буквально созданным для красивой смерти. Если Сталина сериал приглашает уважать без всяких «но», то Якова Джугашвили сериал явно рекомендует оплакивать и превозносить как искупительную жертву.

        Квазиреалити становится от серии к серии все более матерой. А формулировки, объясняющие намерения авторов, – все более беззастенчивыми. Недаром в двойники Якову Джугашвили выбран филолог по образованию. Он-то и втемяшивает фашистам, что Сталин – это вообще не человек, но вера народа в победу и надежда на справедливость.

        Не худо бы еще добавить что-нибудь про эстетический идеал нации, чтобы замотивировать голливудское очарование наших вождей. Развивается метафора Сталина как антропоморфного средоточия духовной силы нации. Новоявленный «настоящий» – то есть предельно виртуальный – Сталин вообще никакого отношения к политике какого-то там Сталина не имеет.

        Таких зигзагов телевизионные сериалы еще не проделывали. По настроению «Сталин. Live» является апологетикой отечественного тоталитаризма. Но не старомодной красно-коричневой, а новейшей, продвинутой, то есть условной, игровой, как компьютерные стрелялки.

        Сериалу могут приписывать далеко идущие социальные заказы. Однако существует он на самом деле ради развлечения массового зрителя. А развлекать этого самого зрителя приходится столь странно из-за дефицита на положительные образы и позитивные явления в настоящем. ТВ борется с дефицитом художественными методами – изображает мертвых злых как добрых.

        О грязи – «стерильно»

        «Тридцатая глава» бьет все рекорды. Юрист Леся Колесник и криминальный журналист Михаил Фролов каменны и сумрачны
        «Тридцатая глава» бьет все рекорды. Юрист Леся Колесник и криминальный журналист Михаил Фролов каменны и сумрачны

        С живыми такого не проделаешь. Поэтому приходится культивировать то, что есть. То есть копательство в самых негативных сторонах нашей реальности. Новый проект НТВ «Тридцатая глава» должен будет закрыть дыру бессодержательности воскресного дневного эфира.

        Хотя, судя по всему, данное ток-шоу – неизбежное дитя культурной ситуации, когда народ уже устал развлекаться, но не может не развлекаться. И когда телевидение старается реанимировать свой гражданский запал, но в состоянии только варьировать развлечения.

        Сама тридцатая глава уголовного кодекса посвящена коррупции. А коррупция в России – это не изъян общества, но проявление ментальности, почти как пьянство. Говорильня о коррупции обязана стать популярной.

        И рискует остаться всего-навсего популярной, так и не сделавшись по-настоящему аналитической и общественно значимой. В силу той развлекательной стихии, в объятиях которой теперь существуют телевидение и социум.

        Сейчас в любой новой программе главное – удачный выбор стилистики. Пока НТВ идет проторенным путем, наращивая филигранность деталей. Есть немало программ, где ведущие по должности и по формату имеют постные или очень серьезные лица. Но «Тридцатая глава» бьет все рекорды. Юрист Леся Колесник и криминальный журналист Михаил Фролов (который вел некогда программу «Криминал») каменны и сумрачны, как было бы уместно в программе с названием «Эшафот» или «Вышка».

        Дизайн студии отсылает к «Воскресному вечеру с Владимиром Соловьевым», словно заранее вселяя надежду: «доживем до праймтайма». Холодная светлая гамма и геометрическая правильность стеклянно-ледяного интерьера более всего напоминают о замке Снежной королевы. Если учесть, что коррупция в нашей стране обещает быть неискоренимой, в самый раз складывать из льдинок слово «вечность», как старался Кай.

        Применительно к «Тридцатой главе» студийный дизайн читается как изоляция от жизненной органики. Но изоляция, в отличие от андерсоновской сказки, спасительная и приятная. Нет в этом интерьере замысловато неправильной действительностис ее грязными руками, грязными деньгами, грязными средствами и нечистыми целями.

        Стерильность пространства гарантирует эстетическое отдохновение от нечистоплотности должностных лиц, которая остается где-то далеко, только на экранах, как кино.

        Созерцая «Тридцатую главу», телезрители должны как бы почувствовать себя в спасительной пробирке. Где царит закон и порядок – в виде тяжелых судебных врат, то есть деревянных дверей, и толстой красной линии, то есть ковровой дорожки.

        Уюта нет, покоя нет – именно это гарантирует программа, апеллируя к тем, кому диванный уют утренних передач уже наскучил. Но неискореним, как коррупция, комфорт – за него отвечает сам формат ток-шоу. Сидеть и разбираться в чем-то наболевшем всегда приятно.

        Немаловажен и ближайший телеконтекст. В минувшее воскресенье им оказался старый французский «Граф Монте-Кристо» с длинной сценой суда. Герой Жана Маре в благородном гневе обвинял своих злейших врагов, коррумпированных в прямом и переносном смысле. И «злым» стало от этого плохо. Способна ли аналогичных результатов достичь «Тридцатая глава», это большой риторический вопрос.


        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............